ctrs-online.ru

На 9 мая своими руками поделки


На 9 мая своими руками поделки

На 9 мая своими руками поделки

На 9 мая своими руками поделки









Е. Звездная

Хелл. Обучение наемницы

Пролог

Кайл Кинжал, наемник, с которым считались даже в Совете Тридцати Капитанов, свой первый выходной за весьма длительное время предпочел провести в борделе «Красная роза». Это милое местечко с неизменным постоянством радовало его неординарными развлечениями, великолепным баром и новыми женщинами, которых сюда регулярно поставляли работорговцы и пираты Трех Миров. Для обзора «последних новинок» он и направился в личный кабинет Игрессы.

– Кого я вижу, неужели нас посетил великий наемник? – Стареющая ночная бабочка радостно приветствовала его у дверей, не упустив возможности сделать комплимент.

– И тебе привет, развратница. – Кайл хмыкнул, проигнорировав протянутую руку. – Есть что-то новенькое для меня?

Хозяйка борделя загадочно улыбнулась, пристроилась на краешке дивана, жестом предложила гостю сесть.

– У меня сегодня большой выбор, Кайл, все девочки по высшему разряду.

Наемник ни минуты в этом не сомневался, но, как всегда, предпочитал что-нибудь особенное:

– А что из новеньких? Я тут прошелся, видел три комнаты с замками. Еще не обучила их? – Кайл принял бокал с шахром, с удовольствием отпил несколько глотков.

Игресса налила и себе.

– Мм, о новеньких особый разговор. Две девушки очень хороши, и еще нетронутые. Идир родом с Вейтайра, Никоса с Центавры. А вот третья… тебя разочарует.

– Ну ты же знаешь, мой вкус зависит от настроения. – Наемник любил загадки, а сейчас его интуиция подсказывала, что третья – это нечто интересное. – Вот с нее и начнем.

Мамка явно занервничала, и Кайл понял: либо с девочкой не все чисто, либо новенькую уже присмотрели для других целей.

– Понимаешь ли, – продолжила Игресса, – ее привезли накануне. От еды она отказывается. К себе никого не подпускает и постоянно плачет… но молча. Не знаю, при каких обстоятельствах ее взяли, похоже, там личная трагедия, и девочка не скоро пойдет на контакт, а сам знаешь, мне недосуг ждать, пока она угомонится.

Кайл сделал еще несколько глотков, стараясь не показать мамке, как заинтересовала его именно последняя девушка – наемник привык доверять интуиции:

– Покажи мне ее, хочется посмотреть, что за фрукт такой опечаленный.

Игресса передернула плечами:

– Прости, Кайл, за нее уже заплатили. Ты опоздал всего на пару часов. Мальчики с ней поразвлекаются, а дней через пятнадцать можно будет и в работу пустить. Вот тогда приходи. Знаешь ли, после таких «развлечений» ей любой клиент ангелом покажется.

Наемник внимательно посмотрел на женщину:

– Полагаю, эти «мальчики» дорого заплатили, чтобы получить новенькую и чистенькую игрушку! Уверена, что девушка после такого выживет?

Мамка отвела взгляд:

– Они заплатили достаточно. Это покроет затраты, пошедшие на покупку девчонки, и даже превысит возможный доход от ее дальнейшей работы за год. Говоря откровенно, сумма, которую предложили, удивила даже меня. Видимо, есть в девчушке что-то… Прости, Кайл, ты мой любимый клиент, но сделка уже заключена.

«Любимыми» тут были все, у кого в карманах водилось золото, и наемник понимал это. Как, впрочем, понимал и то, что бесполезно спасать девочку, да и зачем, если на Трех Мирах у нее все равно нет другого выбора. И все же любопытно… Это любопытство и подтолкнуло к продолжению разговора:

– Хоть покажи свою строптивую красотку, пока ее не изуродовали. – Кайл встал и направился к двери.

Игрессе не оставалось ничего другого как последовать за ним.

…Пленницу держали на нижнем уровне. За время пути наемник и глава местных развратниц не произнесли ни слова. И лишь когда Игресса отпирала двери массивным ключом, она тихо произнесла:

– Только не подходи к ней. Странная девушка, если быть откровенной.

Наемник уверенно шагнул в комнату. Мягкое покрытие бордово-красного тона на стенах, такой же пол, окна отсутствовали, пластичные трансформируемые кресла были расположены обращенным к постели полукругом… а покрывало на кровати оказалось белоснежным. Сцену для предстоящего действа подготовили в лучших традициях Игрессы.

Девушку он увидел не сразу – та сидела в углу, сжавшись и обреченно глядя на посетителей, но едва встретилась взглядом с наемником, медленно настороженно поднялась. Кайл присвистнул: совсем юная шатенка с темно-голубыми заплаканными глазами. Лет ей было около семнадцати, может, меньше, фигурка изящная, волосы почти до пояса, длинные ресницы, красивые руки с тонкими пальчиками. Игресса для своего заведения всегда покупала лучших, но эта малышка была слишком хороша даже для дома «Красной розы». Неожиданно для самого себя Кайл Кинжал ощутил жалость к девочке, которой предстояло стать игрушкой садистов. Неожиданно нахлынуло уже давно им забытое чувство горечи от дикой несправедливости этого мира.

– Как тебя зовут? – Вопрос наемник задал на земном, сразу угадав уроженку этой отсталой планеты.

Девушка не ответила, только внимательно и враждебно посмотрела на него синими злыми глазами. «От злости посинели, – отрешенно подумал воин, – наверное, приняла меня за клиента».

– Зря молчишь, – продолжил Кайл, – я бы мог помочь тебе.

– Как? – Голос у девушки был злой, впрочем, и взгляд такой же.

Наемник внимательнее посмотрел на молодую землянку и с удивлением ощутил силу этого хрупкого человечка. Кайл даже не сразу поверил своему ощущению, но поверил. Интуиция. То самое шестое чувство, которому каждый наемник привык доверять. И эта сама интуиция требовала вмешаться, требовала присмотреться к девочке. «Зачем она мне? – начал рассуждать Кайл. – Как очередная баба наскучит ведь через пару месяцев. Да, красивая, очень красивая… Но стоит ли оно того, чтобы ввязываться в историю?» А внутренний голос шептал: «Стоит».

– Например, я могу вытащить тебя отсюда.

Девушка настороженно смотрела. Она не верила ни единому слову, но все же произнесла:

– Тогда помоги мне вернуться на Землю.

Кайл собирался ответить, но уже послышались шаги приближающихся мужчин, громкий смех и разговор. Он узнал Вайра по голосу, а в том, что тот в окружении своих подонков-прихлебателей, наемник не сомневался.

– Прости, девочка, – невесело усмехнулся ей, – слишком поздно. Зря ты связалась с пиратами.

Девушка вздрогнула и побледнела.

Кайл заглянул в последний раз в полные отчаяния синие глаза и, резко повернувшись, вышел. Он мог вмешаться, даже сейчас мог, но смысл? Глупо рисковать положением лучшего клиента ради одной, пусть и удивительно красивой девочки. Едва он вышел, Игресса нетерпеливо захлопнула двери, но запирать не стала: ожидала клиентов.

Кайл отошел в конец коридора и стал отрешенно наблюдать, как подходят к мамке Вайр и его шестеро дружков. Парни явно отметились в одном из баров Трех Миров, от них разило перегаром, и наемника передернуло от мысли, что сделают с девушкой.

Странно. Он столько раз убивал, неоднократно сам участвовал в подобных развлечениях, а эту девчонку было жаль. Синие глаза словно преследовали. Бледное красивое лицо и ужас, который она пыталась скрыть… Гордая, даже в такой ситуации гордая. «Втопчут тебя в грязь со всей твоей гордостью», – угрюмо подумал Кайл Кинжал.

Игресса с поклоном передала Вайру ключ. Едва мужчины зашли и заперли за собой дверь, направилась к наемнику. Он стоял и не мог сдвинуться с места, словно ждал чего-то. Женщина с некоторым удивлением посмотрела, как ходят желваки, резко обозначившиеся из-за стиснутых зубов, как сжимаются и разжимаются кулаки мужчины.

– Ну ты и тварь, – хриплым голосом проговорил он.

– Это бизнес, – с вызовом ответила Игресса, – ты убиваешь, я продаю женскую ласку.

– По-твоему, они ее там приласкают?

– Какое тебе дело до нее? В этих стенах не одну крошку покупали на троих.

– Их семеро, – тихо поправил Кайл.

Желание развлечься пропало полностью, он уже даже готов был пойти на конфликт с домом «Красной розы» и вытащить девушку, но связываться с Вайром, находящимся под защитой Совета Тридцати, было безумием. Безумием казалось и стоять тут, слушать, что вот-вот начнет происходить за стеной, а он все равно стоял.

– Идем, – Игресса потянула за рукав, – зачем тебе эти крики…

Криков как раз и не было. Кайл слышал громкий хохот пьяных, издевательские реплики по отношению к девочке и разговоры о том, что с ней сейчас будут делать. Пьянота наперебой и в подробностях описывала предстоящее, явно наслаждаясь страхом девушки, и даже Кайлу стало жутко от услышанного. А ведь и сам развлекался так не раз и не два, но сейчас впервые представил, что в такой ситуации чувствует жертва.

«Стареешь, Кайл, – с грустью подумал наемник, – стареешь».

Раздался звук рвущейся ткани.

«Сейчас она начнет плакать, умолять и кричать, – он усмехнулся собственным мыслям, – вот только ей это не поможет, а их позабавит».

Но девушка молчала, затем послышался ее спокойный и злой голос, слов землянки Кайл не расслышал, зато наемники отреагировали хохотом, долгим и издевательским. И снова тишина. Странная, гнетущая. Кайл невольно подошел ближе к двери, вслушался в происходящее. Почему-то рука метнулась к перевязи с кинжалом. Его рефлексы сработали раньше, чем наемник осознал, что происходит. Послышался звук удара! А потом раздался крик, полный ужаса и боли… Но кричал мужчина! И, судя по булькающим звукам, этот вопль потонул в крови.

Кайл замер, прислушиваясь и пытаясь понять, что творится. Понять не мог, но действовать решился. Оглянулся на побелевшую Игрессу и приказал:

– Тащи запасной ключ! Быстро.

Мамка рванулась наверх, как пятнадцатилетняя девчонка. А наемник, не веря собственным ушам, в оцепенении слушал, как ломаются кости, как орут и пытаются вырваться резко протрезвевшие несостоявшиеся насильники, и ни звука от девушки… Ни единого женского крика.

Неожиданно все стихло. В этой дикой тишине он слышал только стук своего сердца.

Игресса появилась через минуту, ловко вставила ключ в замочную скважину, отперла двери… И умерла.

Кайл видел, как метнулась девичья рука, как сжались окровавленные пальцы, а затем старая шлюха с разорванным горлом упала на пол.

«Какого демона?» – Он нервно сглотнул и проследил за тем, как плавно отступила вглубь комнаты хрупкая землянка, которая еще несколько мгновений назад являлась жертвой.

Наемник медленно подошел к двери, переступил через бьющийся в агонии труп и осмотрел помещение: искореженные тела, разорванные глотки, пол, залитый растекшейся кровью, переломанные руки с торчащими ломаными костями. Металлический запах крови! Удушающий запах крови и зловоние страха. Да, те, которые еще недавно собирались поразвлечься, были сильно напуганы происшедшим. Кайл поморщился, оглядывая трупы. А девчонка стояла посреди этого кровавого пира и смотрела на него серыми, словно седыми глазами. Он и раньше видел, как после смертельных схваток молодые парни становились седыми, но у этой девочки поседели глаза, и от этого серо-стального взгляда стало жутко.

– Как? – только и смог выговорить Кайл.

Не ответила, а руки сжались в кулаки, он едва уловил чуть заметное изменение позы – значит, готовилась напасть. «Вот тебе и землянка. «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет», – отстраненно подумал наемник, и тут же осознал: – Демоны, девчонка в трансе! – Присмотрелся и уже уверенно заключил: – Боевой транс! Самопроизвольный! Неконтролируемый!»

– Стой! – Кайл понимал, что в любом случае сможет ее победить. Опыт и знания наемника были сильнее проснувшихся инстинктов, но как раз драться и не хотел. – Послушай, я могу дать тебе возможность остаться живой после того, что ты здесь натворила, но тебе необходимо сделать выбор.

Ответ последовал не сразу.

– Мне незачем жить… – Хриплый безжизненный голос.

Он догадывался, что на Земле у нее отняли что-то сверхценное, лишив страха смерти. Возможно, она уже пыталась покончить с собой. Потому девушку и продали Игрессе, понимали, что больших денег за потенциальную самоубийцу, пусть и очень красивую, никто не даст. Труп, как бы он ни был красив, всего лишь труп. И Кайл видел эту обреченность в ее глазах, но как опытный воин видел и то, что перед ним настоящий самородок, а терять такого прирожденного убийцу – просто глупо.

– Я научу тебя убивать, и ты сможешь отомстить… всем и каждому. – В серых глазах появилась заинтересованность, значит, он ступил на правильный путь. – Пойми, на Трех Мирах у женщины только два пути – быть шлюхой или стать наемницей. Я предлагаю тебе вторую дорогу.

Землянка посмотрела на него так, что единственный на Трех Мирах наемник-одиночка почувствовал, как по спине прошел холод. Эта девочка была самородком, и если все пойдет правильно, он получит свой второй шанс побороться за власть на Трех Мирах. Но если потеряет контроль, она нападет, не задумываясь. И все же слова оказались выбраны верно. Кайл видел, как меняется выражение лица землянки.

– Хорошо. – Девушка зябко обняла свои плечи измазанными в крови руками и с ужасом оглянулась вокруг, словно приходила в себя.

Резко выдохнувший наемник лишь сейчас осознал, насколько не хотел услышать другой ответ. Девушка медленно подошла к кровати, вытерла простыней окровавленные ладони и вышла из комнаты, которая стала могилой для восьмерых человек.

– Хелл! – Он, не сдержавшись, выругался, увидев, как спокойно она переступила через труп шлюхи, как уверенно направилась к лестнице.

– Что это означает? – медленно поднимаясь по ступеням, спросила девушка.

– Это? Просто ругательство. Проклятье, проклятый, ужас, смертельная метка – значений много…

– Ты спрашивал, как меня зовут. – Она остановилась, но не обернулась. – Мне нравится это имя.

Глава 1

Великий Сайсиен

Полуденное солнце освещало Три Мира ярким красноватым светом, и блестящие дороги, над которыми они летели, казались водными потоками. Время, которое отсчитывалось на голографическом экране, торопило наемника, уверенно направляющего алгар. Хелл, наотрез отказавшаяся сменить выбранное имя, безучастно смотрела на город, раскинувшийся внизу.

– Песок, кругом песок, – прошептала девушка.

– В академии есть деревья. – Кайл искоса смотрел на спутницу.

– Зачем наемникам академия? – снова едва слышно прошептала она.

– Наемники готовы платить за знания и тренировки, а если есть спрос, рождается и предложение. В городе много частных школ, там до вступления в Первый круг обучается всякая шваль, а вот такая академия только одна. В ней заправляет мой старый друг, так что проблем с твоим поступлением не возникнет.

Никакой реакции на его слова не последовало. Когда Кайл привез девушку в свой дом, ожидал чего-то со слезами, соплями и причитаниями. Но Хелл молча прошла внутрь. Истерики не последовало, слез также, глупых вопросов – ни одного. К разговорам гостья не стремилась, односложно отвечала или отмалчивалась. Экстренное обучение межмирному вынесла стоически, не жалуясь на невыносимую головную боль, неизменно возникающую в результате данного процесса. Выдержка землянки удивила: об эмоциональности женщин с этой планеты Кайл знал, но в девушке с серыми глазами эмоций будто не было.

«Шок, – несколько растерянно размышлял наемник, – просто шок. Ничего, Сайсиен и не таких приводил в чувство».

Впереди, за высоким забором, показалось серое строение, окруженное лесом. Древесные заросли среди песков смотрелись странно, лишь немногие знали, что семьдесят лет назад деревья сюда завезли уже многолетними, и на содержание данного оазиса глава академии тратил немалые средства.

– Сейчас полдень, все наемники на занятиях в здании, – сообщил Кайл, – так что сможем поговорить с Сайсом в саду.

Приземлившись у ворот, спутник хмуро взглянул на девушку.

– И последнее, – произнес он твердо, – никто, кроме Сайсиена, не должен знать, где и при каких обстоятельствах я тебя, скажем так, нашел.

– Почему?

– Потому что у тех дерсенгов линялых, которых ты так весело спровадила к праотцам, есть масса влиятельных и не очень друзей. И они не откажут себе в таком маленьком удовольствии, как месть.

Хелл промолчала, совершенно безразлично отреагировав и на смену обстановки, и на его слова. Наемник посадил алгар у ворот, позволил системе просканировать себя и уверенно пошел по дорожке, вызывая старого друга через браслет связи. Хелл сначала шла следом, настороженно осматриваясь, но вскоре начала бродить между деревьями, не торопясь за Кайлом.

Высокий, совершенно седой и несколько полноватый Великий Учитель появился, едва Кайл достиг середины Сада Обучения. Типичный узкоглазый дасх был одет в своей излюбленной манере, и серое, развевающееся на горячем ветру одеяние, подчеркивало коричневый цвет кожи. Кайл приветственно раскинул руки для объятий, но слова главы академии заставили его забыть о дружеских чувствах:

– Кайл, ты мой друг, и поэтому я буду откровенен. Взять ее сейчас, когда уже прошло первое полугодие обучения, не могу. – Сайс виновато развел руками.

Наемник нахмурился, такого резкого и прямолинейного отказа он не ожидал.

– Сайсиен, я не спрашиваю, можешь или нет, я прошу об одолжении. – Кайл не планировал отступать.

Несколько виновато взглянув на друга, Великий Учитель все же продолжил настаивать на своем:

– Пойми, это немыслимо, это нарушение всех наших правил и даже устоев, Кайл. Ты предлагаешь мне рискнуть своим положением!

Демонстративно фыркнув, наемник ответил:

– Однажды я спас твою жизнь, рискнув своей. Как ни крути, ты мой должник, Сайсиен, и все, чего прошу в качестве уплаты долга, это обучить девочку. Мне нужно, чтобы ты сделал из нее убийцу! Причем лучшую.

Последний дасх во вселенной обернулся, разыскивая взглядом тот самый самородок. Самородка и гения боевых искусств он не увидел, зато невольно залюбовался удивительно красивой девушкой в голубом платьице, гуляющей по Саду Обучения. Он уже хотел спросить, что здесь делает одна из элитных ночных бабочек, но заметил полный гордости взгляд Кайла и подавился готовыми сорваться словами. Еще раз посмотрел на девушку, затем на друга и обреченно произнес:

– Кайл, ну о чем ты говоришь, сколько ей, не больше шестнадцати-семнадцати? – Наемник кивнул. – Ну и посмотри на нее. Она слишком молодая, слишком красивая, слишком хрупкая и слишком земная. Этому ребенку в иные школы нужно ходить. Только не говори, что ты не знаешь, как быстро выходцы с Земли здесь погибают. Подумай еще раз.

Возмущение дасха было вполне оправданно, но Кайл лишь снисходительно усмехнулся, он имел достойные аргументы:

– Сайсиен, эта малышка за минуту расправилась с семью наемниками Второго круга, и я сам видел, как она рукой разорвала горло Игрессе.

– Она?! – удивленно переспросил Великий Учитель и снова посмотрел на девушку, лениво вышагивающую по дорожке.

– Она, Сайсиен! – уверенно подтвердил Кайл.

Дасх задумчиво потер подбородок, припоминая что-то, и поделился с наемником своими мыслями:

– Ах да, да. Как же, как же, сообщение о странных событиях в «Красной розе» облетело все выпуски новостей на Трех Мирах, но… там, насколько я понял, фигурировал пожиратель.

– Там была она, Сайсиен.

Великий Учитель повторно оглядел девушку с головы до ног. Скривился, не понимая как это  способно убивать? Ни мускулатуры, ни нормального строения скелета, двигается как… девчонка! Но Кайл настаивал… Сайсиен тяжело вздохнул, подумал, что его друг перепил шахра. И все же долг обязывал.

– Хорошо, идем, познакомимся с твоей… как ее имя? – устало выговорил дасх.

– Хелл.

– Кайл, не ругайся, мой вопрос не имеет ничего предосудительного, должен же я ее как-то называть, пока она не заслужит собственного имени.

Рассмеявшись, наемник пояснил:

– Сайсиен, ты не понял, ее имя Хелл.

– За что же ты так с девочкой?

– Она сама выбрала, и в той ситуации я с ее выбором согласился. Впрочем, в той ситуации я бы со всем согласился.

Великий Учитель осуждающе посмотрел на друга:

– Нет, Кайл, я ее так называть не буду, это грубо и жестоко. Сам знаешь – имя наемника, оно как предсказание его судьбы.

– А ты пообщайся с ней, многое поймешь, – усмехнулся приятель. – В любом случае мне нужно, чтобы ты натаскал ее, завершать академию ей не обязательно. Я лично переговорю с Джаем и Русланом, даже до Адыра снизойду, девчонку нужно подтянуть до уровня первокурсников. Я хочу получить идеального убийцу, Сайсиен. Сильного, расчетливого и безжалостного – эта девочка самое то! И мне неважно, закончит ли она даже первый курс, главное, чтобы ты вылепил из нее Дайкинири.

– Шутишь? – возмутился Сайсиен. – На Трех Мирах нет никого с подобными знаниями и… – На мгновение Великий задумался, затем тихо спросил: – Кайл, это то, о чем я думаю?

Наемник весело подмигнул ему:

– Мы столько лет шли к цели, Сайс! Меня задрали капитаны! Задрала эта система, в которой наемники жалкие пешки! Я хочу бросить вызов, и я выиграю!

Дасх задумчиво посмотрел на приятеля и столь же задумчиво произнес:

– Значит, девочка… это твой первый шаг, да?

Вместо ответа Кайл задал вопрос:

– Ты со мной, Сайс?

– Это весьма и весьма рискованно, Бархан давно приглядывает за тобой, как и Рексар…

– Ты со мной, Сайс?

– Девчонку попытаются убрать, как только узнают, кто ее покровитель, – продолжил, не отвечая на вопрос, дасх, – и если она действительно так хороша, как ты говоришь… тогда капитаны будут играть не по правилам.

– Ты со мной, Сайс?!

Великий Учитель кивнул и протянул наемнику руку:

– Будь по-твоему. Малышку я натаскаю, пригляжу, чтобы ее не… убили, если уж говорить откровенно. Но убийца… что ж, мои методы ты знаешь, если не сломается, будет тебе Дайкинири.

Великий Сайсиен кивнул и направился к девушке, которая в это время внимательно рассматривала ярко-красный цветок на кусте изора. Подойдя ближе, учитель отметил высокий рост, но слишком уж женственной была фигура, и он еще раз про себя обругал Кайла. Дасх просто не понимал: как можно даже представить себе, что это юное хрупкое существо способно убивать, что она вообще выдержит нагрузки, с которыми сталкивается каждый наемник в период обучения?! Как вообще можно было допустить мысль, что девушка станет тем оружием, которое позволит Кайлу Кинжалу захватить власть на Трех Мирах?! Немыслимо, но… его давний приятель делал ставку на уроженку Земли, а этот наемник-одиночка крайне редко проигрывал.

– Здравствуй, милая, – мягко произнес Сайсиен.

Хелл обернулась, и дасх увидел ее глаза – в них застыли опустошенность, холод, боль, ненависть и желание мстить. Девушка транслировала эмоции бесконтрольно, не зная, что Великий Учитель может их воспринимать.

– Ты не проклятье, – грустно произнес учитель, – ты зверек, маленький испуганный зверек, загнанный в угол. Бедный Зверек.

Кайл с трудом удержался от непечатной фразы, потому что после слов Сайсиена Хелл словно оттаяла и улыбнулась тому, кто так верно понял ее состояние. И Великий уверенно произнес:

– Хорошо, Кайл. Я пойду на конфликт с Советом Тридцати и с академией, возьму ее. Но учти, на первом же спарринге в Шрангарне… Впрочем, посмотрим. Теперь о насущном: ты должен уплатить взнос сегодня, и еще: не менее семидесяти золотых переведи на ее счет, деньги понадобятся.

– А не много ли будет? – удивленно спросил Кайл. Он смирился с потерей суммы в двести пятьдесят золотых, которые придется заплатить за обучение девчонки, а тут еще и это.

– Девочке нужно оружие, придется позаботиться и о ее безопасности, я лично буду разговаривать об этом с Галаром, а его цены ты знаешь.

Кайл присвистнул, то, что Сайсиен собрался заказывать доспехи и оружие у лучшего мастера Трех Миров, само по себе говорило, что у малышки есть потенциал, возможно, старый наемник недооценил этот самородок.

– Хорошо, Сайсиен, сегодня же переведу сто золотых, если возникнут дополнительные расходы, я в твоем распоряжении, но к Галару отведу ее сам.

– Дополнительных расходов не будет, просто учти, что, увидев тебя, Галар заломит цену.

Кайл усмехнулся:

– Обломится этот ранинов пасынок. В какую команду ты ее определишь?

При этих словах Сайсиен нахмурился, но все же пришлось ответить.

– Команды, как ты знаешь, еще не сформированы, – туманно объяснил Великий Учитель, продолжая разглядывать девушку, – все решится только через год.

Но Кайла провести было не просто:

– Да брось, Сайсиен, я говорю о тех командах, которые поступили на обучение полным составом.

– «Когти Дракона», «Аваргали», «Эмердин» и «Зубы Сеийи»? Кайл, это несерьезно. Команды полностью сработались, они даже на тренировках держатся вместе.

– Нет, я не о них, я говорю о боевой четверке! – блеснул осведомленностью наемник.

Дасх перестал рассматривать девушку и повернулся к другу. Он был откровенно поражен как предложением Кайла, так и тем, что наемник явно влез в документацию академии.

– Как же, как же, – пробормотал Великий Учитель, – Бес, Стилет, Дейв и Алекса. Они неплохо сработались на Легере. Да, вариант хорош, им нужны еще как минимум трое, но, Кайл, мы не комплектуем команды более чем одной женщиной. Правила ты знаешь: или одна, или ни одной.

Кайл Кинжал потратил больше суток, чтобы добыть всю информацию о командах, поэтому и позволил себе настаивать:

– Сайсиен, это лучший вариант для Хелл, и больше людей им не понадобится.

– Команда всего из пяти человек? – задумчиво спросил учитель, обращаясь скорее к самому себе. – Это будет интересно. Хорошо, я пойду и на это. Теперь все?

– Нет, еще последнее, скорее предупреждение, чем просьба.

– Говори, Кайл.

– Присматривай за ней во внеучебное время, не хочу, чтобы ее убили… или она кого-то…

А вот это заявление дасха рассмешило:

– У нее останется очень мало внеучебного времени, боевыми техниками я буду заниматься с ней сам, – Кайл мысленно возликовал, – так что времени едва хватит на короткий сон!

– Благодарю, Сайс.

В глазах Великого Учителя промелькнуло странное выражение, он задумчиво произнес:

– Кажется, Кайл, благодарить должен я – впервые за много лет это заведение стало для меня интересным. Все же такая интрига – выживет, не выживет.

– Береги ее, – попросил друг.

Девушка определенно понимала, о чем речь, но молчала и враждебно глядела на наемника. Сайсиен задумчиво перевел взгляд с Кайла на Хелл и подумал, что их никогда не будут связывать теплые отношения, скорее, вооруженный нейтралитет по необходимости.

«Ох, Кайл Кинжал, ты нашел ту, которая прославит тебя… или погубит!» – подумал Великий Учитель и, жестом приказав девушке следовать за собой, направился в главный учебный корпус. Хелл подчинилась.

Наемник долго стоял в саду и смотрел вслед своей протеже. В том, что Хелл справится, у него сомнений не было – слишком уж красноречивые события произошли в доме «Красной розы».

Глава 2

Академия наемников

В огромном саду, огражденном высокими серыми стенами, располагалось многоэтажное строение столь же серого цвета. Здание было квадратным, с большими, открывающимися, как в гаражах, дверями. Что несколько удивило девушку – на верхних этажах отсутствовали стекла в окнах.

Едва ступили на порог, Сайсиен жестом приказал остановиться. Из пространства над дверью сверкнули лучи темно-зеленого цвета.

– Наемница Хелл, – произнес Великий дасх, – первый курс обучения.

Девушка вздрогнула, увидев, как напротив формируется фантом, являющийся ее полной копией. Неприятным открытием стало дальнейшее разложение фантома на органы, причем рядом с изображением шли непонятные ей цифры и символы.

– Что это? – не удержалась будущая наемница.

– Мы предотвращаем появление в академии посторонних личностей, посему система сканирует не только твои отличительные внешние данные, но и размеры внутренних органов, их подделать сложнее, согласись.

Не согласиться было трудно, и Хелл продолжала молча стоять, воочию наблюдая, как из ее призрачной копии выдвигаются глаза, глазные яблоки прокручиваются вокруг своей оси, а рядом вспыхивают параметры. Система работала быстро, но вид собственных глаз в разрезе наемница запомнила надолго.

– Смелее, Зверек. – Едва обработка данных завершилась, Сайсиен направился в здание. – Итак, слушай и запоминай. Это Академия наемников, место, о котором могут только мечтать воины большинства развивающихся миров – попадают сюда единицы. Обучение длится два года, ты на полгода уже опоздала, поэтому будет сложно наверстать физподготовку, а учитывая, что придется всему обучаться с нуля… в общем, там посмотрим, пока не переживай, но готовься к напряженной работе. Итак, я рассказывал об академии. Ее создали семьдесят шесть лет назад, по приказу Совета Тридцати капитанов, слышала о таком? – Она отрицательно покачала головой. – Так, ну ладно, к этому вопросу мы еще вернемся. После окончания академии наемники переходят в Третий круг, это высшая специализация, правда, должен признать, что из десяти поступивших учебное заведение оканчивают двое, но это не суть важно.

Сайсиен взглянул на девушку, отметил, что на его слова она отреагировала спокойно, и продолжил:

– Наша планета отличается несколько нестандартным политическим строем. У нас нет привычных для тебя органов управления и контроля, фактически не имеется законов, есть привилегированный класс, уважаемый класс и остальные. Пираты основали здесь первые поселения, они превосходят наемников численностью, вооружением и соответственно сила на их стороне. Совет Тридцати капитанов фактически наше правительство. Остальное расскажет Джай. Вернемся к наемникам. Беглые и просто желающие заработать стекаются на Три Мира в немалых количествах, но к заказам допускаются не все. Чтобы получить право жить и работать тут, наемник должен доказать свою силу и преданность и таким образом перейти в Первый круг. Если он в течение пяти лет будет служить Совету Тридцати и ни разу не завалит задание, ему дозволят вступить во Второй круг. Да, совсем забыл, перед вступлением претенденты проходят испытание на арене, и там тоже не все выживают… Тебя это еще ждет. Итак, лучшие из лучших, те, кто прошел во Второй круг, могут подать заявление о поступлении в академию. Стоимость обучения здесь составляет примерно два годовых заработка наемника высшего уровня, то есть фактически обычные наемники копят средства на академию около пяти-шести лет. На Трех Мирах своя валюта, но и об этом поведает Джай. Перед поступлением будущие воины проходят две неприятные процедуры. Это ломка личности и частичная чистка памяти. Но иногда мы опускаем эту процедуру, конечно, если поступающие могут доказать свою верность Трем Мирам, состоят в сработанной команде… или имеют ниасе, поручителя, как в твоем случае.

Пройдя по широкому серому коридору, они остановились напротив огромной деревянной двери. Дерево смотрелось странно и непривычно в этом мире серого камня и матового стекла.

– Это вход в мой личный тренажерный зал, сюда ты будешь приходить ежедневно после всех занятий. На сон останется не более восьми часов в сутки, но иначе, Зверек, не успеешь наверстать программу, следовательно – не выживешь.

Девушка невесело усмехнулась:

– А убить меня захотят многие… – Учитель удивленно взглянул на нее, и Хелл пояснила: – Вы сказали, что сюда попадают лучшие из лучших, значит, меня здесь возненавидят все и сразу.

– Да, это так, – спокойно посмотрев ей в глаза, ответил Сайсиен, – и это значит, что тебе придется приложить все усилия, чтобы выжить и при этом не приобрести врагов. Ну, так о чем я – перед поступлением наемники проходят своеобразный экзамен, процент выживания после него… в общем, и это тебе знать не обязательно. Теперь о самом обучении. Подъем в пять утра, в сутках у нас тридцать часов, час длится сто минут, как в системах Единых. Это я тебе растолковал по вашим земным меркам, потом привыкнешь к нашим названиям. Два часа идут разминка и спарринг-дуэли. С семи до четырнадцати теория, запоминай все на уроках, домашние задания ты выполнять не сможешь. С шестнадцати до двадцати трех практические занятия, включающие в себя тренировки, изучение боевых искусств, вооружения, в основном новых разработок Единых, знакомство с химическим оружием, основы медицины. Затем наемники пойдут спать, а ты отправишься ко мне. Выходных здесь практически нет, один день в два месяца дается на покупку необходимого и заказ доспехов. Месяц у нас длится сорок дней, неделя десять дней. Привыкай! Раз в полугодие проходит отборочный тур. Те, кто не выжил, соответственно обучение прекращают. Теперь поговорим о тебе. То, что мы с Кайлом сделали, против правил вообще и в частности. Как ты сама понимаешь, сюда человек младше тридцати не попадает, ты для них как ребенок будешь. Скорее всего, тебя, Зверек, примут за любовницу Кайла Кинжала, и не советую этого отрицать – с Кайлом наемники связываться не захотят. Надеюсь, ты понимаешь, что я не рекомендую тебе заводить здесь любовников, которые станут тебя защищать. Не иди на такие провокации и никогда не создавай их сама.

– Я поняла.

Кивнув, Сайсиен повел ее дальше, к лестничным пролетам, чем-то напомнившим Хелл недостроенные дома на Земле.

– Хорошо. Теперь о команде, в которую я тебя определяю. Вас будет всего пятеро, это для наемников невероятно маленькая команда, обычно количество воинов в одной боевой единице колеблется от восьми и до четырнадцати. Это оптимальное число, так сказать, проверенное временем. Большинство команд, добившихся успеха, имеют в составе двенадцать человек и больше. В твоей уже сформированное ядро – Бес, Стилет и Дейв работали вместе в различных группах более десяти лет. Насколько мне известно, Алекса присоединилась к ним четыре года назад. В академию она смогла поступить только благодаря влиятельному любовнику, который оплатил половину ее обучения, на вторую половину дал деньги Стилет. Нравственность Алекс может шокировать, но девочка она хорошая, уверен, вы подружитесь. Из мужчин опасайся только Стилета, он лидер и поэтому постарается сломать тебя. – Они поднимались по узкой лестнице без перил. Сайсиен говорил, не прекращая. – Кстати, заметь, что у нас нет привычных для Земли лифтов. Наемники изначально считаются сильными, поэтому комнаты студентов располагаются на седьмом, восьмом и девятом этажах, твоя комната на девятом. Бегать в течение дня наверх и обратно придется по нескольку раз. На первое время могу давать тебе анаболики.

– Не нужно, я справлюсь.

– Это мы еще посмотрим. Женщин сейчас в академии всего двое, ты и Алекс, поэтому я вас поселю в одной комнате.

К девятому этажу девушка уже пошатывалась, но путь продолжала. Сайсиен улыбнулся, он прекрасно знал, что даже тренированные наемники первое время стонут не по-детски от этих лестниц.

Они прошли по длинному узкому коридору, учитель остановился перед последней дверью.

– Ну, Зверек, дальше все будет зависеть от тебя. – Толкнув двери, дасх вошел, Хелл проследовала за ним, менее всего думая, что ее будущие товарищи по команде окажутся здесь.

Однако Сайсиен иного не ждал и величественно приветствовал наемников:

– Силы вам.

– Сила в нас, Великий Учитель! – ответил ленивый хор из четырех голосов.

Хелл мягко вышла из-за спины Сайсиена и взглянула на тех, с кем ей предстояло жить. На нее посмотрели с не меньшим интересом, разве что удивления в глазах трех мужчин и стройной блондинки оказалось намного больше.

– Ранин мне в глотку, – заявил огромный двухметровый великан, у которого бугры мышц на руках казались больше ее головы. – Какая крошка! Учитель, с каких пор вы работаете разводным для шлюх?

Вместо ответа Сайсиен внимательно посмотрел на наемника, и тот мгновенно опустил глаза.

– Бес, Стилет, Алекса и Дейв. – Великий выдержал паузу, затем добавил: – Познакомьтесь с пятым и последним членом вашей команды.

В комнате повисло молчание, а затем разом зазвучали очень недовольные голоса.

– Учитель, она – ребенок! – Высокий кареглазый блондин добавил к высказыванию еще и забористое выражение.

– Тахешесс, вы решили от нас избавиться? Тогда придумайте менее жестокий способ. – Стилет перевел хмурый взгляд с девочки на Сайсиена.

– Это бред, да она мне в дочери годится. – Бес, вообще не стесняясь, сплюнул на пол от досады.

– А девчонка ничего, мы подружимся, – подытожила великолепная блондинка, продолжая подпиливать ноготки, затем весомо добавила: – Зато теперь я не буду единственной в этом царстве мужского шовинизма.

Сайсиен не сдержал улыбки – этим самым «шовинизмом» наемница более чем успешно пользовалась.

– Правильно, Алекс, уверен, вы подружитесь, – согласился учитель. – Что касается ответов на остальные вопросы, скажу сразу. Девочка не обучена и никогда не занималась боевыми искусствами, не умеет обращаться с оружием, не знает языков. Первый месяц она под вашей защитой. Стилет, надеюсь, мы друг друга поняли.

По мере прояснения ситуации невысокий темноволосый наемник все больше злился, но ругательств Хелл от него не дождалась.

– Я, – хмуро ответил Стилет, – ничего не понял. Ладно, мы. Мы в любом случае и после окончания академии выживем, нас в любую команду с руками возьмут, а вот зачем вам понадобилось измываться над ребенком? Ее на части порвут если не изголодавшиеся по бабам наемники, тогда тренеры на спарринг-дуэлях.

Сайсиен улыбнулся, да, он прекрасно понимал Стилета.

– Присмотрись к девочке, – посоветовал учитель, – у нее не зря глаза словно седые.

Все трое наемников тут же уставились на нее.

– Уверен, вы подружитесь, я хорошо знаю всех вас и полагаю, что сейчас передо мной лучшая команда Трех Миров. – Сайсиен подошел к двери, но, словно вспомнив что-то, повернулся к Хелл: – Зверек, одежду и комбинезоны для тренировок тебе доставят в течение часа, с оружием пока сложнее, но подберем что-то из моего арсенала, если Кайл не подсуетится раньше. Жду тебя завтра, после занятий.

С этими словами он вышел, оставив Хелл наедине с наемниками.

Глава 3

Боевая четверка

Хелл молча осматривала наемников. С первого взгляда внимание привлекал Бес. Таких высоких людей ей видеть еще не приходилось, настолько накачанных также, разве что на соревнованиях бодибилдеров, впрочем, тем качкам до Беса было далеко. Загорелый, почти шоколадного цвета, совершенно лысый, с крупными чертами лица и очень странными глазами. Девушка даже моргнула, решив, что ей показалось, но нет – глаза у Беса были черными, а вот радужка ярко-алой. Вторым, если судить по росту, оказался Дейв – коротко стриженный блондин со странным разрезом глаз. Дейв, как и Бес, был одет в свободные брюки с широким поясом, больше на нем ничего не имелось. На фоне лысого мускулатура кареглазого блондина казалась невзрачной, но только на фоне Беса. Темноволосый, так же коротко стриженный Стилет по сравнению с ними казался слабым. Ни бугров внушительных мускулов, ни высокого роста, ни этакого оценивающего прищура нечеловеческих глаз, и все же лидером тут был именно он. Потому что остальные двое поглядывали на него, ожидая реакции. Субординацию нарушила Алекс:

– Тебя зовут Зверек? – Движения подошедшей наемницы больше походили на движения большой кошки, такие же плавные и текучие.

– Хелл.

– Малышка, ты не ругайся так, тебе еще рано, – наставительно произнес Бес, внимательно разглядывая голубое платьице.

– Мое имя Хелл, – спокойно ответила девушка, – Зверек это прозвище, которое дал мне учитель, и только он имеет право так ко мне обращаться.

– А ты, крошка, себе на уме, – задумчиво произнес Стилет.

– Я не крошка.

– Да поняли мы, поняли. Ты наша большая головная боль, вот что мы поняли! – Стилет вскочил так резко, что она и не поняла, как это произошло, вот секунду назад сидел, а теперь оказался возле нее. – Ты вообще кто такая и откуда взялась? Какой умник пропихнул твою симпатичную задницу в академию, в обход всех правил? Отвечай!

Неожиданно даже для самой себя Хелл улыбнулась. У нее было ощущение, что предел страха давно пройден, и вообще, все окружающее напоминало странный кошмарный сон, потому происходящее доходило до сознания с трудом.

– Тебя, Стилет, это не касается. – Хелл перестала улыбаться. – Придет время, расскажу. Может быть.

– Такая крутая, да? – Наемник смотрел с раздражением. – Месяц, паршивка, всего месяц я буду тебя охранять, а вот потом с удовольствием посмотрю, как тебя круто обломают. И поверь, тогда будет поздно бежать и плакаться своему любовничку.

– У меня нет любовника.

– Тогда как тебя сюда пропихнули, объясни, а?

Неопределенно пожав плечами, девушка развернулась и направилась к Алекс, которая уже стояла у дверей их комнаты.

– Стилет, – тихо сказала наемница, едва Хелл зашла и не могла их услышать, – не обижай ее, иначе будешь иметь проблемы со мной.

Блондинка развернулась и зашла к себе, громко хлопнув дверью.

– Знаешь, Стилет, – поддержал Алексу Дейв, – если уж малышку продвигает сам Сайсиен, значит, она не просто симпатичная любовница кого-то из Тридцати, возможно, у нее есть скрытые достоинства.

– Ее скрытые достоинства скрыты платьем, – усмехнулся Бес.

– А может, Дейв и прав, – недовольно произнес Стилет, – в любом случае – месяц она под нашей защитой. А там видно будет.

…Комната оказалась узкой, с двумя такими же узкими кроватями и окном без стекла, почему-то мерцающим голубоватыми разрядами. Белые стены, белое постельное белье, серый пол, дверь, которая, как предположила Хелл, вела в места гигиенических процедур. Два встроенных шкафа завершали обстановку.

– Твоя кровать у окна, – ласково произнесла Алекс, – тут раньше Левсир спала, но она… в общем, два месяца назад погибла на спарринг-дуэли. Мы как раз собирались эту кровать убрать, но я рада, что теперь ты будешь жить тут.

– Это странно называть жизнью, – задумчиво ответила Хелл.

– Да, действительно. Это скорее гонка на выживание, и кто выживет, получит в качестве приза очередную гонку на выживание, но на этот раз высокооплачиваемую. – Алекса невесело улыбнулась. – Знаешь, мне кажется, имя Хелл тебе не подходит.

Сев на спальное место, девушка мрачно оценила его твердость и с некоторой тоской вспомнила о собственной кровати на Земле… и о своей комнате, и…

– Кто знает, сейчас я уже проклятие для самой себя, глядишь, и для других стану проклятием.

– Надеюсь, что нет, – задумчиво разглядывая ее, произнесла Алекс. – Слушай, сколько тебе лет? На вид совсем ребенок.

Вежливое постукивание прервало разговор, и блондинка, быстро подойдя к двери, распахнула ее. За дверью стояли трое наемников при оружии, двое держали огромный чемодан. Все трое заинтересованно обшарили помещение взглядами.

– Где тут крошка с милым именем Хелл… о… ого, какая крошка! – Один из пришедших, отодвинув спутников и схватив чемодан, зашел, швырнул поклажу на кровать и, усевшись рядом с девушкой, попытался ее обнять: – Скажи-ка, куколка, тебя каким ветром занесло в академию?

Хелл постаралась успокоиться. Не помогло. Хелл хотела отстраниться и подняться, но наемник разгадал ее маневр раньше, чем она успела встать.

– Удав, отвали от нее! – попыталась вмешаться Алекс.

Но ее слова проигнорировали.

– А ты шустрая, малышка. – Он прижал ее покрепче и громко зашептал: – Приходи ко мне ночью, крошка, мы знатно повеселимся, обещаю.

– Не хочу мешать тебе ночью, – сдавленно ответила Хелл.

– В смысле мешать? – переспросил наемник.

– В смысле тебя кто-то из ребят ласкать будет, а тут я. Неудобно получится.

Стилет, вошедший в комнату, чтобы защитить новенькую от назойливого кавалера, согнулся от хохота. Алекса тоже стояла, зажимая рот, чтобы не рассмеяться.

– Ах ты дрянь. – Удав отпустил девушку и вскочил. – Ну подожди, Хелл, мы еще пересечемся на спарринг-дуэли.

– С нетерпением буду ждать, – не осталась в долгу Хелл, – если уж твои ночи так плотно расписаны, хоть днем встретимся.

Наемник прорычал страшное ругательство и вылетел из комнаты. Его посмеивающиеся спутники ушли следом. Стилет смеялся долго, но потом, посерьезнев, сказал:

– Ты, конечно, молодец, ловко его припечатала. Но, мелкая, в следующий раз лучше позови меня, не стоит наживать врагов, если ничего не смыслишь в защите.

Она с благодарностью взглянула на своего заступника и кивнула:

– Спасибо, Стилет, я постараюсь быть осмотрительнее в выражениях.

Он хмыкнул и вышел из комнаты, почему-то очень довольный собой.

Алекса подошла к Хелл:

– Давай разбирать вещи, потом у тебя уже не будет на это времени.

Новенькая кивнула и, приложив к замку палец, открыла чемодан. Как выяснилось, Кайл постарался собрать все, что могло понадобиться, – в огромном сундуке лежали и вещи, и спортивное нижнее белье, и женские гигиенические средства. Девушка достала черные кожаные сапоги на странной подошве и услышала, как Алекс тихо присвистнула:

– Ты где их нашла? – Наемница схватила сапожки и начала восхищенно их рассматривать.

– Нигде, это все собирала не я.

– Шутишь? Да это же настоящие сапоги-шенг, ты хоть знаешь, сколько они стоят? – Хелл отрицательно покачала головой. – Смотри, малышка.

Алекс натянула обувь, затем демонстративно прижала два пальца к внутренней стороне подошвы – невысокий каблук мгновенно трансформировался в литую платформу. Еще одно касание – и это вновь были сапоги на каблуке, но теперь каблук оказался крайне острым, что наталкивало на определенные мысли.

– Да, это тоже оружие, – подтвердила Алекс, – еще можно сделать вот так.

Касание, и носок сапога блеснул выдвинувшимся лезвием. Еще движение, и стальная вставка выдвинулась на ширину ладони.

– Плюс также в том, что они подстраиваются под форму ног. – Блондинка сняла обувь и продемонстрировала еще одну особенность. – Вот сюда можно вставить капсулу с ядом, который будет распределен на лезвия. Носи их только на задания, прослужат дольше.

Следующие полчаса Алекса с восхищением рассказывала обо всем, что так заботливо собрал для нее старый наемник. По словам Алексы, в руках Хелл теперь были настоящие сокровища, начиная от сапог и заканчивая сиабом из кожи и такими же тонкими перчатками. Особое восхищение у наемницы вызвал тренировочный костюм с мягкими мокасинами.

– Тахешесс, – пробормотала Алекс, – а он о тебе позаботился.

– Хороша забота, – вздохнула девушка.

– Твой покровитель Кайл Кинжал? – задумчиво спросила блондинка, увидев среди вещей тусклый, изрядно потрепанный кинжал.

– Кажется, он так представился, – безразлично ответила Хелл.

– О-о-о, это невероятно. Сам Кайл Кинжал, единственный наемник-одиночка на Трех Мирах… Ты представляешь, как он рисковал, впихивая тебя в академию?

– Нет, – честно ответила Хелл.

– Да, теперь я уверена, что ты не его любовница, тебе плевать на жизнь Кайла, да и на свою, я смотрю, тоже.

– Есть такое, – с усмешкой ответила девушка.

– Девчонки, – в дверной проем просунулась огромная голова Беса, – пошли в столовую. Хелл, ты бы переоделась, что ли, не выходи в платье, не стоит привлекать внимание… Хотя что в платье, что без, один демон…

Глава 4

Наемники

Хелл стоически выдержала спуск по лестнице и даже отказалась от помощи Беса, который предложил ее понести. Сейчас на девушке были мягкая куртка и свободные брюки, обуться Алекс посоветовала в ботинки на толстой пружинящей подошве, и уже достигнув пятого этажа, девушка была ей очень благодарна за совет.

Общая столовая располагалась на первом этаже. Это было огромное серое помещение с разбросанными тут и там прямоугольными железными столами. Вместо стульев повсюду стояли табуретки, и в том, что они тоже железные и холодные, можно было не сомневаться.

– Не отходи от меня, – шепнул Стилет, направившись к огромной барной стойке.

Она послушно последовала за ним, испытывая некоторую настороженность от того, что нестройный хор голосов разом стих, едва команда вошла. Хелл затравленно оглянулась, хотя уже прекрасно понимала, что все смотрят на нее. В общей столовой в этот момент находилось не менее трехсот наемников как первого, так и второго курса обучения, и девушка с содроганием отметила, что женщин здесь, кроме них с Алекс, действительно нет. Стилет остановился у стойки и сделал заказ. Бес подошел следом, встал рядом, словно ненароком заслонив ее от любопытных взглядов своей массивной фигурой.

– Держись, малышка, – прошептал он, словно ни к кому не обращаясь, – постарайся хорошо поесть, прежде чем это начнется.

Стилет кивнул, соглашаясь с другом, и протянул Хелл поднос с едой, затем взял свой и указал на столик у окна.

– Иди спокойно, чем спокойнее ты будешь себя вести, тем больше времени останется на ужин.

Хелл прошла к столику и села, только сейчас разглядев наконец, почему у нее такой тяжелый поднос. На подносе красовались большая тарелка с кашей, огромный кусок мяса, больше десяти немаленьких котлет, почти целая буханка хлеба, сыр и пол-литровая кружка с чаем.

– Стилет, – тихо прошептала она, – я столько не ем.

– А придется, – Алекса не спеша присоединилась к ним, – поверь, тут не поправишься.

Бес и Дейв подошли и сели за стол. Дейв сдавленно прошептал:

– Все еще хуже, чем мы думали, они уже делают на нее ставки.

– Начинаем есть, – спокойно приказал Стилет, – причем молча и быстро.

В кабинет главы Академии наемников вошел весь преподавательский состав – двенадцать человек. Великий Учитель едва заметно скривился – когда-то педагогов было более сотни, до того, как в дела учебного заведения вмешался Совет Тридцати.

Руслан, Адыр и Джай заняли места ближе к выходу, эти не любили совещания у начальства и обычно стремились сесть подальше, чтобы смыться побыстрее.

– Вы трое, – сорвал их планы Сайсиен, – вот как раз с вами будет особый разговор.

Все трое молча переглянулись. Подошли и уселись перед Великим, ожидая распоряжений.

– Станислас, – продолжил Сайсиен, – ты получил данные о новой ученице…

Джай тихо присвистнул и переспросил:

– О ком?

– У нас новый ученик, – повторил Великий.

– Вы хотели сказать «ученица»? – поинтересовался Руслан.

– Да, – недовольно ответил Сайсиен. – У нас ученица. Предваряя расспросы, сообщаю – она взята под мою ответственность, по личной просьбе друга.

– Кайла? – снова прервал главу академии Джай.

– Да, Кайла Кинжала, – раздраженно ответил Великий. – Он ждет вас троих.

– Это понимать как: «Новая наемница ваша головная боль»? – Адыр сложил руки на груди, недовольно посмотрел на Сайсиена. – И вот что я скажу – Кайл Кинжал ублюдок еще тот! И мне плевать, сколько он доплатит нам за индивидуальные уроки с его новой «кандидаткой в напарницы», я с девчонкой заниматься не буду!

– Адыр, я не стал бы… – попытался урезонить его Сайсиен.

Но был тут же прерван:

– Я. Сказал. Нет.

– У нее есть потенциал. – Великий вспомнил о событиях в «Красной розе», но посвящать в них присутствующих не стал.

– Мне без разницы. – Адыр скривился. – Мое отношение к Кайлу вы знаете. Убил бы при первой возможности! И не я один испытываю к нему подобные чувства, так что мелкую порвут, это гарантирую.

– Мы не допустим! – раздраженно ответил Сайсиен. – Но я понял твою позицию, боевыми искусствами буду заниматься с Хелл сам, как и планировал. Джай, Руслан, что скажете?

– Почему бы и нет, – протянул Руслан.

– Джай, что молчишь?

Совершенно седой молодой мужчина во время разговора сосредоточенно всматривался в собственный браслет. Трехмерная картинка отражала интерьер столовой и события, за которыми Джай следил с интересом. На вопрос Сайсиена ответил не сразу, а когда заговорил, к браслетам потянулись все:

– Ничего так малышка. Да, буду с ней заниматься, буду… с удовольствием даже. Но спасать протеже Кайла определенно нужно. Наемники про «мы не допустим» не в курсе.

Сайсиен торопливо поднялся и покинул собравшихся.

…Хелл с некоторым удивлением смотрела, как наемники поедали огромные порции, в себя она с трудом запихнула рубленое мясо и несколько ложек каши. Зато странный темно-фиолетовый чай пила с огромным удовольствием, наслаждаясь каждым глотком, вот только допить ей не дали.

– Стилет, ты завел себе любовницу? А хороша крошка, может, поделишься? – Огромный детина ростом с Беса, весь в наколках и лысый, вальяжно подошел к ним.

– Отвали, Гиаф, – коротко ответил Стилет и продолжил трапезу.

– Что значит «отвали»? Стилет, и давно ты стал таким прижимистым? Помнится, мы не раз делили крошек на двоих.

– Тебе было сказано отвалить! – Бес зло посмотрел на наемника.

– А, так вы ее уже на троих поделили, нехорошо, ребята. Неправильно вот так себя вести, про друзей забывать. Крошка, вали от них… у нас тебе будет лучше…

Громила подошел и нагло положил руку девушке на плечо, стал поглаживать, словно невзначай касаясь шеи.

Хелл отреагировала мгновенно, правда, искренне пожалев при этом о горячем чае, которого оставалось еще больше половины кружки. Ошпаренный наемник отлетел в сторону с диким воплем:

– Тахешесс, тварь! Да я тебя на части порву.

– Попробуй, – спокойно произнесла девушка, резко поднявшись и выхватив кинжал.

В зале снова стало очень-очень тихо.

От дальних столов кто-то прокричал:

– Эта мелкая – наемница?

– Да, – ответил спокойный величественный голос, и, повернувшись, все увидели входящего в столовую Сайсиена.

– Сила в нас, Великий Учитель! – прошелестел нестройный хор голосов, и обучающиеся встали, выражая уважение.

– Силы и удачи, – спокойно ответил учитель, а затем, повернувшись к девушке, сказал: – Наемница по имени… Хелл, следуйте за мной.

Хелл повернулась к ошеломленным членам своей команды, испуганно улыбнулась им на прощание и последовала за преподавателем.

Едва за ними закрылась дверь, к столику боевой четверки подлетело больше десяти наемников:

– Стилет, это что за птичка?

– Она протеже самого Сайсиена?

– Кто этого ребенка сюда пустил?

– Откуда у девчонки кинжал Кайла? Он же берег его как самое главное свое сокровище.

– Стилет, да ответь же.

– Мне нечего вам сказать, – хмуро произнес наемник, – могу только добавить, что теперь она член моей команды, и любой, кто прикоснется к Хелл не на спарринг-дуэли, будет иметь дело со мной.

– С нами, – весомо добавил Бес.

– Да, ребята, – Неврос из «Когтей Дракона» усмехнулся, – подложили вам подлянку.

– И не говори, – мрачно согласился Стилет.

– Как тебя приняли наемники? – Учитель спрашивал скорее из вежливости, Хелл видела, что он и так все знает.

– В каждой комнате видеоустановки? – спокойно спросила девушка.

– Нет, не угадала, – Сайсиен подмигнул ей, – в каждой комнате по две, в общей столовой больше двадцати. Мы должны знать, что происходит с нашими обучающимися, особенно учитывая их взрывной характер.

Они подошли к огромной деревянной двери.

– Входи, Зверек, видимо, придется начать занятия уже сегодня, ибо твой характер повзрывнее, чем у наемников.

Хелл вошла и замерла на пороге. Личный тренажерный зал учителя Сайсиена по меньшей мере вызывал восхищение. Пол покрывал мягкий пружинящий ковер с Сархада, такой смягчает любой удар. Стены были увешаны оружием всевозможных эпох и многообразных миров. Но самое интересное находилось в центре зала, там стоял полупрозрачный андроид для тренировок, способный мгновенно преображаться в различных существ. На Земле Хелл о подобном только читала, да и то в разделе научной фантастики.

– Ну чего замерла? Входи, снимай куртку и обувь, времени у нас мало, а научить тебя придется многому.

Сам Сайсиен, уже босиком и в тренировочном костюме, стоял возле андроида, и девушка поспешно последовала его приказу.

– Нравится? – спокойно спросил мастер.

– Андроид? – Хелл еще раз взглянула на робота. – Я буду с ним тренироваться? Да?

Сайсиен усмехнулся, достал из кармана маленький мячик и, протянув его девушке, весело сообщил:

– Нет, с этим. – Увидев недоуменный взгляд, пояснил: – Пока с этим. Идем, Зверек.

Они прошли в следующий зал, представлявший собой прямоугольное помещение с голыми стенами. Осторожно ступая по прохладному каменному полу, девушка заметила царапины, и судя по всему…

– Стены двигаются, – словно отвечая на ее невысказанную мысль, произнес учитель. – А теперь становись в центр.

Хелл подчинилась, уже догадываясь, что ей предстоят упражнения с мячиком.

– Твоя задача метать мяч в стену. – Сайсиен удобно устроился на боковом выступе. – Ты должна метнуть мяч и поймать его. Твоя задача ловить как минимум девять раз из десяти.

– Это тренировка? – делая первый бросок, спросила Хелл.

– Именно.

– Долго мне… э… играть с мячиком? – Она без труда поймала попрыгунчик и вновь бросила его в стену.

– Долго, – подтвердил Сайсиен, – ровно до тех пор, пока не отработаешь этот навык.

– Что тут отрабатывать? – Хелл повторно произвела простое действие – поймать, бросить.

– Работай, Зверек, работай, а в процессе слушай и запоминай.

Расслабившись, Хелл механически отрабатывала броски, не испытывая напряжения, а Сайсиен неторопливо и обстоятельно рассказывал о способах убийства человекоподобных. Сначала просто рассказывал, затем стена, в которую девушка направляла попрыгунчик, стала экраном, и теперь, слушая мастера, она одновременно смотрела на экран. Когда перешли к описанию опасных для удара зон на шее, Хелл не успела поймать свой тренировочный снаряд.

– Сядь на пол, – велел Сайсиен. Едва наемница последовала указанию, продолжил: – Положи мяч перед собой. – Она выполнила и это. – Вот твоя цель! Концентрируй внимание на нем! Что бы ты ни услышала, что бы я ни произнес, концентрируй внимание на нем! Твоя задача – бросать и ловить! Вопросы?

– Нет вопросов. – Прошло уже несколько часов, она устала, меньше всего хотелось продолжать игру с мячиком.

То, что сначала показалось легким, теперь при каждом движении отдавалось болью в правой руке. Хелл пыталась бросать левой, но владела ею хуже.

– Поднимайся и приступай к упражнению, – скомандовал мастер.

Пришлось подчиниться, продолжить метать мяч под увлекательный рассказ о том, как именно следует наносить удар по шее, чтобы сместить позвонки и вызвать паралич противника.

Бросить, проследить, как отскакивает от стены, от пола, поймать. Бросить – поймать, бросить – поймать. На первый взгляд ничего сложного, и даже благодаря лекции Сайсиена не скучно, но чем больше проходило времени, тем сильнее становилась усталость.

– Еще долго? – Ей очень хотелось узнать ответ.

– Для тебя нет слова «долго», Зверек. – Голос Сайсиена казался безэмоциональным, словно девушке отвечал робот. – Для тебя есть слова «отработанный навык». Отрабатывай ровно до того момента, как научишься посылать мяч по бессознательно просчитанной траектории и ловить, не прилагая никаких умственных усилий.

– Но это же просто, – возмутилась Хелл.

Ответом ей стал выключенный свет – мячик улетел в пространство, свет включился вновь.

– Вопросы? – Сайсиен не насмехался, он продолжал сидеть неподвижно, и тон его голоса был ровным.

– Вопросов нет. – Она нашла мяч, встала на прежнее место и продолжила отрабатывать навык.

Как долго продолжалась эта игра с мячом, Хелл не смогла бы определить, она давно утратила счет времени, с некоторым благоговением слушая ровную речь учителя. Наемница и не подозревала, что человек настолько беззащитен. Впрочем, было в словах Великого и кое-что, чего она ни понять, ни принять не могла.

– Любое живое существо – это энергия, – вещал мастер, – хорошо обученный воин может блокировать энергетические потоки, и тогда наступает смерть.

– Бред. – А мяч снова летел в стену-экран. – Мы же не лампочки.

– Скорее, аккумуляторы, – пояснил Сайсиен, – накопители и преобразователи энергии.

– Угу, батарейки. – Иронии Хелл не скрывала.

– Ты слушаешь, но не слышишь, Зверек. – Сайсиен плавно поднялся, направился к ней. – Учись слушать и слышать.

Свет померк. В кромешной тьме прозвучал спокойный голос мастера:

– Продолжай упражнение с мячом, Зверек, на этот раз я буду молчать – слушай удары, просчитывай траекторию, лови мяч.

– Ха-ха. – Мгла несколько нервировала.

– Не поймаешь – получишь удар. Сумеешь блокировать – упражнение прекратится. Начинаем.

Она не верила, она до последнего не верила, что этот приятный и спокойный человек ударит ее, и первый мяч пропустила исключительно для того, чтобы узнать – что будет? Последовал удар в корпус. Сильный, быстрый, болезненный.

– Что… что вы делаете? – схватившись за живот, простонала «жертва» жестокого обучения.

– Мяч, – спокойный тон Сайсиена казался пугающим, – при падении он вспыхивает зеленоватым. Найди и продолжай отрабатывать упражнение!

Тихая домашняя девочка мрачно выругалась, нашла тускло сияющий мяч, вернулась на исходную позицию… точнее, ей так почудилось. Первый же бросок в стену показал, как сильно Хелл ошиблась. Удар, и она отлетела в ту же сторону, куда откатился мяч.

– Закрой глаза, прекрати пытаться увидеть, постарайся почувствовать пространство вокруг тебя! Чувствуй, Зверек, чувствуй. Сейчас ты слышишь мой голос, закрой глаза, прислушайся и иди на голос. Я стою в центре, безошибочно ощущая его в этом помещении – ты тоже так сможешь.

– Вы так уверены в моих способностях? – С трудом поднявшись, Хелл последовала совету, в кромешной мгле умудрившись еще и закрыть глаза. Не то чтобы стало темнее, но как-то так проще было прислушиваться.

– Уверен, Зверек. – Ровный тон Сайсиена породил нехорошие такие подозрения, что тот добрый дядя с узкими глазами остался за дверью, а с ней сейчас беседует андроид. – Если в «Красной розе» была ты, то уверен. И запомни, девочка, наши возможности ограничены только нашим сознанием. Один раз ты вышла за рамки навязанных стереотипов и поняла, что способна на большее. Удерживай это состояние. Сохраняй веру в свои способности. Верь в себя! В то, что для тебя нет ничего невозможного.

– И это поможет? – Вопрос был задан с изрядной долей иронии.

– Вспомни, что ты ощущала в момент убийства.

Хелл вздрогнула и попыталась вспомнить то, что всячески пыталась забыть. Но кое-что забывать все же не хотелось.

– Эйфорию, – прошептала землянка. – Ощущение того, что я все могу… словно это была не я, как будто что-то проснулось, и тормозов больше нет. Мне казалось, что я могу абсолютно все, даже пробить стену рукой! И, когда наносила первый удар тому, кто был ближе, даже сомнений не возникло, что из его горла хлынет кровь.

Свет вспыхнул так ярко, что глаза резануло болью. Сайсиен в мгновение ока оказался рядом, схватил девушку за подбородок, заставил смотреть на себя и, разглядывая серые глаза, с улыбкой произнес:

– Боевой транс четвертого уровня! Кайл нашел самородок! Кто бы мог подумать, что у землян имеется неплохой такой козырь…

А затем вновь стало темно. Но Хелл успела заметить, где находится, и, развернувшись к стене, сделала первый, осторожный бросок. Мяч, как послушный зверек, словно бы сам прыгнул в руку именно там, где она ожидала его поймать. Окрыленная успехом, сделала новый бросок… И полетела на пол, не сумев поймать мяч. Сайсиен не произнес ни слова. Хелл с трудом поднялась, нашла мяч, вернулась на исходную позицию. Последующие три раза мячик был пойман, на четвертый раз вновь промазала, почти физически ощутив порыв ветра над рукой там, где он пролетел. Следующий порыв воздуха почувствовала за долю секунды до удара Сайсиена. На этот раз от падения удержалась, но стон сдержала с трудом.

– Концентрация внимания, – спокойно произнес мастер, – концентрируйся на мяче!

Счет времени был давно потерян, осталось только уже почти механическое действие – бросить-поймать. Бросить-поймать, бросить-поймать, бросить… мяч пролетел над рукой в момент, когда ладонь сжала воздух… Порыв ветра справа, и даже не успев задуматься о том, что делает, Хелл перехватила удар Сайсиена на запястье.

Свет отозвался дикой резью в привыкших к мраку глазах, рука, принявшая удар, ныла тупой, нарастающей болью, а мастер с улыбкой произнес:

– Рефлекс отработали. Молодец. Теперь приступим к отработке защиты. Концентрируйся на моих руках, старайся видеть только их и предугадывать удары. Бить буду не сильно, но больно. Начали.

Через четыре часа тотального избиения Хелл едва не выползла из тренировочного зала. Болело все, начиная от кончиков пальцев, заканчивая внушительным синяком на лбу. Девушка с ужасом подумала о том, как будет подниматься наверх, но тут увидела, что возле двери ждет Бес.

– Ты жива? – Наемник аккуратно поддержал бредущую «по стеночке» Хелл, улыбнулся, разглядев шишку. – Эх, не жалеет тебя учитель, но ничего, так даже и правильно.

– Не могу согласиться, – простонала девушка.

– Это вы с ним с обеда и без перерыва?

– Да…

Присвистнув, Бес выдал:

– Тринадцать гайсе, нехило.

– Тринадцать чего? – стараясь даже дышать через раз, чтобы не больно было, спросила Хелл.

– Часов, – пояснил наемник, – сейчас двадцать семь уже, все спят давно.

– Ясно…

Бес понял ее состояние, перекинул девушку через плечо и понес наверх. Хелл даже не возражала.

Путь по лестнице наемница пропустила, погрузившись в полубессознательное состояние. Очнулась, когда Бес аккуратно перекладывал ее на диван в общей комнате. Открыв глаза, Хелл с удивлением увидела остальных членов команды.

– Ну, как ты? – неожиданно мягко спросил Стилет.

– У меня все болит… – простонала девушка.

– Держись, малышка, это только начало. – Дейв заботливо приложил к ее лбу лед, и одновременно она ощутила укол в предплечье. – Не дергайся, – продолжая вкалывать препарат из непрозрачной капсулы, приказал наемник. – Это распоряжение Сайсиена.

И боль начала отпускать, только перетрудившиеся мышцы все так же подрагивали.

– Чему он тебя учил? – нетерпеливо спросила Алекс.

Хелл откинулась на спинку дивана и, тяжело вздохнув, начала рассказывать:

– Сначала я с мячиком играла, а Сайсиен рассказывал об анатомии. Экран демонстрировал точки, блокирующие определенные части тела или полностью все тело, и точки, вызывающие болевой шок. А потом я была мячиком…

– Ого, – ошеломленно прошептал Бес, не обратив внимания на ее последнюю реплику, – он обучает тебя не как наемницу!

– Угу, он обучает меня как мячик! – Девушка просто наслаждалась возможностью отдохнуть.

– Не скажи. – Дейв неопределенно хмыкнул. – Последний, с кем Сайсиен занимался индивидуально, был Дайт Мертвяк, но он не просто наемник.

– Да? А в чем разница? – спросила Хелл.

– Разница в том, – ответил Стилет, – что, если ты закончишь обучение, равных тебе не будет. Было бы замечательно, если бы ты хоть часть знаний передала нам, но это невозможно – Сайсиен при обучении использует и ментальные приказы.

– Какие? – удивленно переспросила девушка. – Ты мне еще про энергию начни рассказывать… потоки там всякие, силу, которая циркулирует по телу, и остальной бред.

Наемники переглянулись и замолчали. Хелл почувствовала, как у нее сами собой закрываются глаза.

– Да, пора спать, – произнесла Алекс, – завтра будет веселый день.

Хелл, пошатываясь, встала, на негнущихся ногах направилась в душ и по возвращении заснула практически мгновенно, так и не сняв полотенце с мокрых волос.

…Шахр, искрясь, переливался в сверкающем гранями хрустальном бокале. Высокий полноватый мужчина в зеленом кафтане задумчиво поворачивал фужер и, как завороженный, глядел на напиток. Крупное лицо пересекал кривой шрам, углубившийся рубцом в том месте, где когда-то был глаз. От органа зрения остались только воспоминания. Воспоминания сохранились и о человеке, который наградил его уродливым шрамом. Кайл Кинжал!

– Так сколько ей? – вернулся к прерванному разговору Рексар.

Его собеседник, с жадностью следивший за каждым жестом пирата, поспешил ответить:

– Землянке? Лет семнадцать – двадцать, не больше.

– И она уже в академии?

– Именно. – Из полумрака выступил светловолосый наемник. – Мне крайне интересно узнать, как Кинжалу удалось протолкнуть ее в обход правил.

– Угомонись, Скай, – все так же задумчиво оборвал его Рексар. – Там все понятно, Кайл настоял. Но меня гораздо больше интересуют два других вопроса – зачем девчонка Кайлу Кинжалу, и… где он ее взял?!

– Ищем. – Худощавый пират в синей форме команды «Яргата» виновато смотрел на капитана Рексара. – Просматриваем все записи из космопорта, данных нет. Пока нет. Найдем.

– Удав, – Рексар взглянул на второго наемника, под покровом ночи покинувшего территорию академии, – ты видел ее, тебя и послушаем.

Тот, тихо выругавшись, поднялся. Выругался снова, сплюнул и постарался говорить спокойно:

– Ищите в домах развлечений, она явно оттуда – слишком красивая. Может, сбежала, может, еще что. Но таких на Три Мира только для одного дела привозят. Если в общем – высокая, слабая, ни мускулатуры, ни реакции, ни силы. Соплячка. Излишне языкатая и… заторможенная какая-то, страха в ней нет.

– Все? – недоверчиво переспросил Рексар.

– Все. – Удав снова сел.

Некоторое время капитан обдумывал услышанное. Факты не укладывались в четкую схему.

– Зачем она Кайлу Кинжалу? – задумчиво проговорил Рексар. – Зачем? Любовницу себе новую завел и надеется, что уж эту-то я не угроблю? Зря. Нет… Кайл не ранин, он четко знает, что делает. Но вот что?… Скай, Удав, избавьтесь от девчонки. Если она так нужна Кайлу Кинжалу, значит, не нужна мне.

Светловолосый наемник криво усмехнулся:

– По-тихому не выйдет, ее прикрывают Стилет с командой.

Рексар улыбнулся. У капитана была крайне неприятная улыбка. Жестокая улыбка, полная осознания своей власти и полнейшей безнаказанности, потому что на Трех Мирах слово капитана Рексара становилось приговором или помилованием, но никогда не оставалось пустым звуком.

– А вы найдите способ… или возможность. Команду Стилета не трогать, они мне еще пригодятся, а вот девчонку… избавьтесь от нее, и желательно так, чтобы все выглядело в духе лучших традиций академии – мне не нужны трудности с Сайсиеном. Свободны.

Глава 5

Первый день в Академии

Мерзкий и противный звонок ворвался в сон. За окном было еще темно, но Алекс уже включила свет и одевалась.

– Привет, Хелли. Влезай в тренировочный костюм, на ноги вчерашние боты, лови мою резинку, волосы собери, и быстро.

Хелл сообразила не сразу, где она и что происходит, но затем последовала примеру наемницы. Мышцы ныли от каждого движения, но девушка, не обращая внимания на боль, торопливо одевалась. Торопились не зря – в общей комнате их уже ждали Стилет, Бес и Дейв.

– Молодцы, девчонки, а я думал, что Хелл сегодня придется будить и поднимать пинками.

– Нет, она сама встала, – кратко ответила Алекс, и они выбежали в коридор.

Хелл с удивлением отметила, что бегут все наемники. И если в коридоре удавалось не сбавлять темп, то на лестнице образовалось настоящее столпотворение.

– Так, по лестнице можем не успеть, – хмуро сказал Стилет, – все через окно. Я несу Хелл.

Боевая четверка резво развернулась и начала забег к ближайшему окну. Хелл мгновенно вспомнила, что этаж девятый, припомнился и факт отсутствия внешних лестниц.

Она попыталась возразить, но командир, не слушая, закинул ее к себе на спину, приказал держаться крепче и выпрыгнул в окно. Полет… и раз… два… три… четыре… пять… шесть рывков в моменты, когда Стилет, хватаясь за выступы в стене, тормозил эффект свободного падения. Менее чем через минуту они уже стояли на земле, и новая обучающаяся с ужасом осматривала здание… Следом спрыгнули остальные члены команды. Не сговариваясь, все помчались вперед, огибая строение.

– Не испугалась? – на бегу спросил Стилет. Хелл отрицательно покачала головой. – Молодец, глядишь, и получится из тебя че-нить путное.

Хелл так уже не думала. Многочасовые занятия с Сайсиеном, экстренный спуск по стене и боль при каждом движении оставляли все меньше желания стать наемницей. Если бы еще был выбор… «Я справлюсь, – мысленно проговорила Хелл, – справлюсь! Я сильная».

…К концу пробежки девушка начала задыхаться, а тренировка еще даже не начиналась. Но на отдых времени не было – впереди уже виднелись невысокие ворота, куда подчеркнуто неторопливо входили остальные наемники. Бес, Дейв, Алекс и Стилет резко остановились, привели дыхание в норму и зашли в двери спокойно, словно никуда не торопились. Хелл торопливо вошла следом.

Их уже ждали.

– Великолепно, Стилет, вовремя привел команду, – похвалил наемника высокий худой мужчина, затянутый в черный костюм. Отметив что-то в сверкающем над левым запястьем экранчике, он оглядел боевую пятерку. – А это наша знаменитая новенькая? Да, Кайл заходил, говорил о тебе. Я – Руслан. Твой персональный утренний кошмар. Ну что ж, Хелл, посмотрим, на что ты способна. Стилет, веди своих на разминку.

Хелл морально приготовилась к упражнениям из школьного курса физкультуры, но назвать последующее «разминкой» мог бы разве что изощренный садист. Десять минут плавной растяжки наподобие китайской гимнастики, а затем час беспрерывного бега с препятствиями, когда приходится перепрыгивать ямы, бегать по врытым вертикально столбам, влезать на стены, ползти по земле и, пригибаясь, проходить через сплетения веток. Хелл много раз падала, но члены команды держались рядом, и Бес или Дейв неизменно помогали подняться, а Стилет двигался позади, блокируя излишне любопытных наемников от столкновения с девушкой. В результате наемница поняла, что давно движется медленнее всех, так как остальные успели пробежать мимо два, а то и три раза. Насмешек пришлось выслушать немало.

– Не обращай внимания, – Стилет уже практически шел рядом, в то время как она пыталась бежать, – еще перегонишь.

Хелл хотела ответить: «Сомневаюсь!» – но сил не было даже на это.

Когда раздался свист, все остановились и быстрым шагом покинули беговую дорожку, только Хелл с трудом плелась за Стилетом, и ему все время приходилось останавливаться и ждать ее. В результате командир не выдержал:

– Мелкая, соберись, впереди еще спарринг, и тебе придется приложить все силы, чтобы не подохнуть.

Хелл не ответила, но шаг ускорила.

Обычно спарринг-дуэли проходили сразу на двенадцати площадках, но сегодня все столпились у одного поля, и Хелл догадывалась, что проверять будут только ее. Догадка не радовала, как не радовали и бросаемые отовсюду взгляды, к ее счастью, при тренере все хоть от комментариев и эпитетов удержались.

– Итак, – возвестил Руслан, – сегодня у нас будет миленькое такое развлечение. Хелл, на арену!

Почему-то именно этого она и ожидала, но с удивлением заметила, как вытянулись лица у четверки.

– Держись, – не глядя на нее, произнес Стилет.

Хелл тяжело вздохнула, пытаясь нормализовать дыхание, и поднялась на огороженную площадку.

– Ну, – Руслан явно издевался, – кто покажет малышке, что ей здесь, среди тренированных воинов, совсем не место?

Такого даже она не ожидала.

В толпе наемников послышался смех, а затем чей-то голос произнес:

– Тренер, позвольте мне.

Хелл повернулась и увидела того самого искателя приключений, который приставал к ней в комнате.

– Тренер Руслан, так нельзя. – Стилет подошел к мастеру. – Удав со второго курса, а Хелл новичок!

Она уже понадеялась на лучшее, но мастер спокойно ответил:

– Нет, Стилет. Вот он и покажет ей, куда малышка вляпалась. Пусть мелкая поймет это сейчас, а то оторвались они с Кайлом от реальности.

Удав нагло ухмыльнулся и рывком вскочил на площадку. Осознав, что боя не избежать, Хелл сконцентрировала все внимание на противнике, но даже ей было понятно – шансов нет.

– Ну, привет, куколка, вот мы и встретились, – угрожающе произнес наемник, – не бойся, я тебя не убью, ха-ха, просто покалечу.

Девушка смотрела на него спокойно, странное ощущение, что все это происходит не с ней, позволило забыть об эмоциях. Сейчас Хелл старательно вспоминала все, что рассказал накануне Сайсиен. И то, что демонстрировалось на экране. И те удары, которые мастер учил блокировать. Память на удивление объемно выдавала полученные знания, наемница вспомнила практически все, услышанное накануне. Неожиданно мелькнула мысль, что она может победить.

Бой начался без предварительного сигнала. Вот Удав расслабленно стоял в трех шагах от нее и нагло ухмылялся и вдруг оказался в опасной близости. Первый удар девушка пропустила. Падая, Хелл услышала, как выругалась Алекс.

– Ну давай вставай, – громко приказал тренер, – хватит лежать, как свинокрыс на выпасе.

Она поднялась и теперь стала внимательно следить за каждым движением Удава. Второй удар он тоже нанес в живот, но подобный они отрабатывали с Сайсиеном, и Хелл смогла в последний момент увернуться. К ее сожалению, наемник среагировал повторным ударом, после которого последовало ее очередное падение на саднящие после вчерашнего колени.

– Неплохо, – удивленно произнес тренер Руслан, – ты почти увернулась. Вставай.

Девушка, шатаясь, поднялась, пристально глянула на Удава, ожидая очередного нападения. Наемник откровенно насмехался и сейчас шутливо маневрировал, делая вид, что собирается напасть то справа, то слева. Обманные движения, обманные броски, в результате – очередная насмешка:

– Ну как, Хелл, нравится тебе наше развлечение?

И наемница разозлилась:

– Очень, просто кайф ловлю. Ты со всеми девушками такой добрый и нежный? Теперь неудивительно, почему на мужиков перекинулся, женщины, похоже, сбегают после первой ночи.

Большинство наемников согнулось от хохота, видимо по поводу убегающих женщин она попала в точку, и теперь над Удавом открыто ржали.

– Закрой пасть, тварь! – Быть посмешищем наемнику не понравилось.

– А ты заставь. – Хелл стояла уверенно и вдруг ощутила, что ее уверенность из показной трансформируется в реальную.

Страх, усталость и невыносимая боль в мышцах исчезли. Как там сказал учитель – состояние боевого транса? Эйфория накатила ощущением абсолютной силы. Сейчас для нее весь мир замедлился, как и движения Удава. «Концентрируй внимание, – приказала себе Хелл, – ты сильная, ты сможешь!» Они стояли на площадке, разделенные расстоянием не более шага. И наемник атаковал. Удар кулаком в лицо. Мощный, быстрый, стремительный – Хелл отклонилась вправо инстинктивно, едва ощутив порыв воздуха – сработали навыки, вбитые за вчерашний день Сайсиеном. А затем пришла ее очередь нападать. Зафиксировав правую руку Удава простейшим захватом, девушка нанесла три стремительных удара в солнечное сплетение левой рукой так быстро, что наемник повалился, фактически двигаясь по инерции после своего собственного удара.

Удав упал. Вокруг мгновенно установилась тишина. Хелл легко развернулась к поверженному противнику и молча ждала дальнейшего развития событий. Молча. А так хотелась завыть и хотя бы подуть на руку, которая ныла, жгла болью после нанесенных ударов.

Поднимался Удав медленно. Сначала встал на четвереньки, затем с трудом принял вертикальное положение и удивленно посмотрел на девушку.

– Слишком быстро, – еще не до конца понимая, что это произошло с ним, произнес наемник, – слишком быстро для девчонки!

– Да неужели? – отозвалась Алекс. – На прошлом спарринге я тебя отметелила!

На ее слова отреагировал только Руслан, и его взгляд вынудил наемницу заткнуться.

– Продолжайте, – приказал тренер.

Однако ни Удав, ни Хелл не торопились вернуться к спаррингу. Девушка настороженно следила за наемником, но ее сильно отвлекала боль в руке, а Удав уже понял, что все не так просто, как хотелось бы, и, решив добить выскочку, прикидывал, как сделать это быстро.

«Сконцентрируйся на противнике, – приказала себе Хелл, – нужен удар, один удар!» И перед глазами, как в голограмме, промелькнуло шесть вариантов, которые Сайсиен называл безотказными.

Удав атаковал. Рывок, и первый удар в корпус. Хелл прогнулась назад, не удержав равновесия, упала и тут же была вынуждена откатиться, потому что наемник не стал ограничивать себя моральными заповедями типа «не бей лежачего». Подскочила Хелл мгновенно и снова едва не упала, уходя от очередного удара. Противник двигался быстро, атаковал только руками, хотя девушка была искренне убеждена, что сейчас начнутся пируэты в воздухе, но ноги наемник использовал в этом бою исключительно для того, чтобы передвигаться.

Удар, смазанный из-за ее попытки уклониться, пришелся на скулу, и Хелл вновь оказалась лежащей на деревянных досках арены.

– Поднимайся уже, кусок мяса привлекательной формы. – Руслан наблюдал за схваткой со смесью жалости к девчонке, с одной стороны, и злорадным желанием доказать Кайлу, насколько тот тупоумный дерсенг – с другой.

Она поднялась, потирая лицо и чувствуя, как уходит боль, вытесняемая ощущением нарастающей эйфории. Пристально глянув на усмехающегося Удава, Хелл выстроила стратегию нападения. Нужно было отвлечь его, неважно чем, но отвлечь. А затем нанести удар в шею, как те, которые вчера показывал Сайсиен. Проблем образовалось две – во-первых, Удав больше не играл, а во-вторых, он был слишком быстрым, чтобы к нему можно было подобраться на расстояние, необходимое для удара.

«Мне бы мячик», – подумала Хелл и стянула с волос резинку.

Бросок, точный, в левый глаз. Удав отклонился вправо, неосознанно пытаясь уйти с траектории полета неожиданно появившегося предмета. Девушка начала наступление, едва наемник попытался увернуться, и, не теряя ни мгновения, подпрыгнула, чтобы в момент падения ударить локтем в основание между шеей и левым плечом.

Сдавленный хрип, и второй раз за это утро Удав повалился на пол, но Хелл не собиралась позволять ему подняться – первый урок не прошел бесследно.

– Стоп, хватит. – Руслан легко вскочил на площадку, блокировав ее удар ногой по стонущему противнику, заглянул в глаза: – Будь я проклят, боевой транс не менее третьего уровня!

Далее последовала длинная и непонятная окружающим фраза на неизвестном языке, но в результате тренер задумчиво произнес:

– Старый ублюдок оказался прав! Ты самородок. Да, Кайл Кинжал – это Кайл Кинжал, добавить нечего.

Он отпустил подбородок девушки и обернулся к Удаву:

– Позор, наемник, – тишина стала напряженной, – и это один из лучших студентов второго курса? С завтрашнего дня будешь чистить беговую дорожку после занятий. А ты, – Руслан снова повернулся к Хелл, – обязана приходить сюда за час до занятий. Отныне спарринги будешь проводить исключительно со мной и до прихода остальных.

Тренер спрыгнул с площадки, и почти сразу последовали его распоряжения. Уже через минуту на каждой арене красовалась пара противников в боевых стойках. Хелл, ошеломленная и несколько напуганная только что происшедшими событиями, продолжала стоять, оцепеневшая и какая-то опустошенная.

– Мелкая, – услышала она тихий голос Стилета, – идем, тренер отпустил нас раньше.

Хелл попыталась спуститься и чуть не упала. Эйфория схлынула, вместо нервного подъема оставив боль в руках и тех местах, до которых Удав все же достал. Командир боевой пятерки поддержал ее и, обняв за плечи, направился к основному зданию.

Наемник привел девушку в столовую, посадил за уже знакомый столик у окна и направился за завтраком. В общей столовой еще никого не было, и Хелл, положив руки на стол, уронила голову на сложенные ладони.

Вернувшись, Стилет молча поставил перед ней один поднос, сел рядом, придвинул ближе второй. О чем говорить с новым членом команды, наемник не знал, но как лидер понимал – поддержать нужно:

– Не грусти, обучение рано или поздно закончится, а потом, поверь, будет намного проще.

– Думаешь, я доживу до конца обучения?

– Я в этом уже уверен. – Стилет откусил от огромного бутерброда. – Ты ешь давай, день только начался.

Она послушно взяла ветчину с сыром и чай, остальное отодвинула на середину стола.

– Хелли, – наставительно проговорил Стилет, – этого слишком мало.

– Не хочу есть, возможно, потом…

– Потом не сможешь бить с достаточной силой, – предупредил он.

Хелл не ответила. Все происшедшее казалось каким-то жутким кошмаром, но в одном она была уверена – в борделе было бы хуже. Слезы сами собой сорвались с ресниц, но мгновенно были стерты с лица: меньше всего Хелл хотела бы выглядеть слабой. Особенно здесь. Стилет, от которого не укрылось ее состояние, укоризненно покачал головой и вернулся к своему завтраку. Ел наемник быстро, и уже через несколько минут его поднос был пуст. Стилет посмотрел, как девушка медленно допивает кофе, и, подмигнув ей, направился к стойке. Вернулся через минуту с плиткой черного шоколада.

– Держи, это хоть немного подсластит тебе жизнь. Я поговорил с поваром, теперь тебе будут выдавать шоколад на завтрак и ужин.

– Правда? – не поверила девушка.

– Типа того. – Стилет улыбнулся. – Ребенок, каким ветром тебя занесло к нам, а?

– Злым. – Хелл вновь вернулась к чаю. – И этому злому ветру… – она на мгновение замолчала, – я ему жизнь сломаю!

– Ого, – наемник присвистнул, – месть и никакой пощады?

– Типа того.

– А силенок хватит?

– Сам сказал, что я выживу до конца обучения.

– Сказал, – задумчиво подтвердил Стилет, – но я же не подозревал, что тут зреет фронт народного мщения. Кому мстить собралась, а, мелкая?

Обняв чашку ладонями, Хелл усмехнулась, сначала горько, едва удерживая слезы, потом почти весело:

– Кому надо, тому буду мстить.

– Да, женская месть – это страшно. – Стилет откровенно иронизировал.

Она встала, взяла шоколад и спросила:

– Куда теперь?

– Наверх, в комнату, в душ, переодеться – и на занятия. Идем, времени уже совсем мало, а тебе желательно отдохнуть.

…Великий дасх неторопливо набрал код связи и, едва Кайл ответил, хитро поинтересовался:

– Кому там твоя подопечная мстить собирается?

– А? – Наемник сонно потянулся. – Ты, дерсенг линялый, из-за этой хрени меня разбудил?

– Стареешь, Кайл, – Сайсиен на оскорбления, получаемые от единственного на Трех Мирах одиночки, давно не реагировал, – раньше в это время уже на ногах был.

– Ты мне предлагаешь начать оправдываться? – лениво спросил Кайл. – Так чего хотел? С мелкой что-то?

– Твоей мелкой Руслан проверку устроил.

– Это в его стиле.

– Зверек уложила второкурсника.

– Надолго? – Кайл заинтересовался информацией.

– Нет, против Удава у нее шансов не было, но факт в том, что уложила, причем используя полученные накануне знания. Память у нее великолепная, соображает тоже хорошо.

– Эх, – наемник потянулся, – чувствую себя счастливым папашкой, вот и дочу начали хвалить в школе.

– Да уж, – Сайсиен улыбнулся, – так что там за стремление к мести, а?

– Все тебе знать нужно. – Зевая, Кайл начал рассказ: – Она с Земли, пираты захватили в очередном рейде. Кого-то там явно убили у нее на глазах, то ли родственника, то ли мужика, не знаю, Игресса рассказать не успела. Так что у девочки личная трагедия и мужененавистничество цветут махровым цветом.

– На одержимую не похожа.

– Заторможенная пока, шок и новая обстановка сдерживают.

– И что, дашь ей осуществить планы мести? – не удержавшись, полюбопытствовал Сайсиен.

– Пусть мечтает, рвения в учебе проявит больше, опять же стимул неплохой. Все, Сайс, я спать, ночь была не из простых.

– Рискуешь ты, Кайл.

– Зато никогда не проигрываю. – И наемник отключился.

…Рексар с некоторым удивлением потянулся к переговорнику. Сообщение, маячившее в синем мареве трехмерного экрана, его совсем не обрадовало: «Девчонка уложила Удава».

Практически сразу пират отправил вопрос:

«Как?!»

Скай оперативно ответил:

«Ее тренирует Сайсиен. Лично».

«Даже так… Результаты впечатляют».

Второй человек в Совете Тридцати нахмурился, выругался и задумчиво произнес:

– Значит, и мне стоит взглянуть на нее, так сказать, лично!

…Хелл едва успела переодеться. И, стоя у окна, сушила еще влажные волосы. Она, как завороженная, взирала на удивительное явление – прямоугольное пространство, не защищенное стеклом, время от времени вспыхивало голубоватым мерцанием. От созерцания этой странной картины отвлекла ворвавшаяся и прямо на ходу начавшая раздеваться Алекс.

– Ты как?

– Хорошо. – Хелл невольно поежилась, когда порыв ветра прошелся по еще влажной коже.

– Тебе Сайсиен расписание передал, – направляясь в душевую, сообщила наемница. – Подойди к двери, приложи левую ладонь, система выдаст данные.

Хелл послушно проделала все вышесказанное – система выдала набор цифр и параметров, которые девушка совершенно не поняла. Пришлось ждать напарницу.

– Это расписание, – ответила блондинка, вернувшись. И торопливо одеваясь, начала объяснять: – В основном наемники занимаются вместе, но есть и индивидуальные занятия, поэтому расписание может варьироваться. У тебя тут идут дополнительные занятия с Сайсиеном, это здорово, он ни с кем не занимался на этом курсе. Со Скаем было дело одно время, но потом они это резко прекратили.

– А ты говоришь – ни с кем, – подметила Хелл.

– Так Скай второкурсник.

– М-да. А прочитать можешь?

– А что тут читать? – Алекс рассмеялась. – Ладно, слушай, я коротко, ладно?


ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАСПИСАНИЕ ЗАНЯТИЙ

(наемница Хелл, команда «Боевая пятерка», командир Стилет)

4 утра – подъем.

С 4 до 7 утра – занятия с Русланом.

7. 00 – 7.20 – завтрак.

7.40–14.00 – общеобразовательный курс. Преподаватель Джай.

14.00–14. 40 – обед.

14. 40–16.00 – индивидуальные тренировки.

Инструктор не определен.

16.00–20.00 – изучение боевых искусств с Адыром.

20.00–20.70 – ужин.

20.70–22. 90 – лабораторные занятия.

23.00–27.00 – занятия с Сайсиеном.

– Твою мать, – только и смогла произнести Хелл.

– Малышка, ну ты даешь. – Алекс рассмеялась. – Это только начало, Хелли. Заплетай волосы скорее. Время.

На этот раз спускались по лестнице. Стилет властно взял Хелл за руку и не отпускал до конца ступенек, за что девушка была ему очень благодарна – ноги дрожали и слушались плохо.

…– Итак, перед вами класс, который мы условно называем «красный уровень опасности». Напоминаю, у нас принято подразделять степень неприятностей на пять основных уровней: Первое. Зеленый . Это стражники, охранники, солдаты и представители условно-опасных рас. Зеленый уровень – те, кого желательно избегать, но в случае столкновения уничтожить для вас трудностей не представит, раз уж вы попали в академию. Второе. Желтый . Это воины, другие наемники, демоны от первого до второго круга, то есть существа, уровень которых практически соответствует вашему, убить их будет затруднительно. Третье. Синий . Этот уровень опасности объединяет неопознанное, то, что вы не можете классифицировать. Четвертое. Красный . Это самые опасные противники, и, похоже, они вам еще не встречались, раз вы здесь. В этот класс входят пожиратели, ментаты, ранины, демоны от третьего до шестого круга, метаморфы, оборотни, вампиры…

Хелл, не сдержавшись, хихикнула. Они второй час слушали лекцию по классификации. Информация о вампирах и оборотнях воспринималась как нелепая и смешная в этом мрачном кабинете с огромным голографическим экраном. И уж тем более было смешно, когда об этих мифических существах говорил высокий, хмурый, с еще молодым лицом, но уже совершенно седой учитель Джай. Этот преподаватель чем-то напоминал Руслана, вот только седые, собранные в хвост волосы намекали на непростое прошлое. А еще у Джая был очень хороший слух.

– Юная наемница в команде Стилета не верит моим словам? – Да, слух оказался чрезмерно хорошим. Хелл и не подозревала, что он услышит ее, но извиняться было поздно. – Что же вы молчите?

– Я… мне показалось несколько странным заявление о существовании вампиров… – Хелл сжалась, ожидая ответа.

Но мастер повернулся к ней спиной и направился к доске.

– Итак, специально для мелкой нахалки я продемонстрирую, насколько вампиры реальны. Все внимание на доску.

Тихий щелчок, и на экране появилась фотография женщины с разорванным горлом. Еще щелчок, и на них уставился гуманоид с торчащими клыками. Следующий кадр – крупный план – великолепный брюнет с бледной кожей. Алекс издала вздох восхищения. Хелл краем глаза отметила, как при этом напрягся Дейв, девушка запомнила и его недовольный взгляд. Очередной кадр: учитель показал ту же фотографию, но в другом масштабе, теперь в классе стало очень тихо, только в задних рядах послышался характерный звук – кто-то не удержал завтрак в желудке.

– Перед вами, господа, высший вампир. Существо столь же красивое, сколь и смертоносное. Присмотритесь повнимательнее к трупам, живописными ошметками разбросанным вокруг него, и вы поймете, почему именно встречу с высшими вампирами мы относим к пятому уровню опасности, который на ваших браслетах отмечен черным цветом. Если кто-то из вашей команды подаст черный сигнал, спасать его не стоит. Скорее всего, этот человек мертв. К пятому, черному уровню опасности мы относим: высших вампиров, о которых завтра поговорим более подробно, цивилизованных метаморфов, старших пожирателей, демонов из Трех Темных империй, ордерцев и, несомненно, Единых. Последних я рекомендую опасаться больше всех вышеперечисленных, надеюсь, причины объяснять не требуется.

Джай повернулся:

– Наемница, встаньте и представьтесь.

Медленно поднявшейся девушке пришлось произнести:

– Мое имя Хелл.

Выгнув бровь, мастер задумчиво произнес:

– Забавно… странно, что еще не «долбани меня», или, например, тоже неплохо «мать твою».

В классе раздались смешки, но Джай резко поднял руку, и все разговоры стихли.

– Послушайте меня, юное проклятье, впредь я советую вам помалкивать и внимательно слушать, что говорят умные дяди. Особенно учитывая ваш уровень подготовки.

Мастер вновь подошел к доске.

– Итак, более подробно мы изучим пятый уровень опасности позднее. Сейчас переходим к ранинам, находящимся на красном уровне.

Джай щелкнул переключателем, и на голографическом экране появилось изображение гуманоида, покрытого тонкой серой чешуей, с глазами-щелками и пастью, напоминающей крокодилью. Его так называемые руки были короткими и жилистыми, вместо ногтей поблескивали острые когти.

– Присмотритесь внимательнее, – мастер прошелся по классу, – несмотря на то, что на первый взгляд лица ранинов не отмечены печатью интеллекта, это обманчивое впечатление. Перед нами сильные, хитрые, разумные гуманоиды. И поверьте, тот факт, что они предпочтут вас сожрать, не дает права недооценивать их умственные способности. Приведу простой пример… эм… Кени. – Невысокий наемник поднялся, ожидая вопроса. – Вот ты смог бы построить корабль, способный перемещаться в космосе?

– Нет.

– А ранин, причем каждый, вполне способен справится со столь сложной для нас задачей.

Хелл удивленно смотрела на изображение ранина и не совсем понимала, как это могло строить корабли.

– Удивлена? – Как Джай оказался настолько близко, никто не понял, а наемница и вовсе испуганно вздрогнула и кивнула в ответ. – Не удивляйся, это только начало. Итак, вернемся к нашим голубокожим зубастым друзьям. Отличительная особенность ранинов в том, что у них наличествует идея фикс – они мечтают захватить вселенную! – Он повернулся к Хелл: – Тебе не смешно? Нет? Ну что ж, продолжим. И это не просто идея, это религия ранинов. Так что в случае столкновения вы будете иметь дело с фанатиками, не ведающими страха смерти. К сожалению, координаты расположения их планеты неизвестны, иначе мы уже давно бы ее взорвали, и даже бесплатно.

По классу прокатился вздох, для наемников работать бесплатно – что-то из области невероятного.

– Вам важно знать следующее: во-первых, ранины никогда не нападают в одиночку, их группы обычно состоят из трех – пяти экземпляров. И потому, вступая в бой без прикрытия, знайте – вам конец. Во-вторых, ранины нападают в темное время суток, это из-за особенностей зрения и религии. Третье – ранины никогда не убивают сразу. Если попали в их лапы и нет возможности спастись, активируйте гранату или используйте капсулу с ядом. Эти твари, даже если очень торопятся, будут медленно отрывать от вас куски мяса, руки, ноги, печень и только затем голову. Гурманы, одним словом. Внимание на экран.

На голограмме появились трехмерные картины, глядя на которые можно было подумать единственное – это хуже смерти. Люди были в сознании. Широко распахнутые от ужаса глаза, вздымающиеся и свидетельствующие о наличии дыхания грудные клетки, и… все они были без конечностей или с руками и ногами, от которых оторвали мышцы. Последняя картинка показывала человека, у которого вместо ног остались обглоданные кости. Этот человек был еще жив. Тишина в классе стояла оглушающая, и Джай наслаждался моментом.

– Итак, продолжим. Чем же так страшны ранины, кто-нибудь знает?

Поднялось несколько рук.

– Неврос!

Наемник встал и заученно ответил:

– Ранина нельзя убить направленным энерго-лучом или джишкой, их кожа отталкивает воздействующие предметы и вещества. Лучше применять газ или взрывать. Взрыв предпочтительнее, он ослабляет реакцию ранинов, и в этом случае следует довершать поединок, используя холодное оружие.

– Совершенно верно. Вероятно, вы – тот редкий тип наемника второго уровня, которому удалось повстречаться с ранинами и выжить. Весьма похвально.

Неврос кивнул и сел.

– Наемница Хелл. – Девушке снова пришлось встать, и мысль, что этот препод будет доставать ее и дальше, радости не доставила. – А вы как думаете, есть ли способы убить эту тварь в ближнем бою?

Хелл прищурилась на экран, разглядывая покрытое чешуей существо, и задумчиво ответила:

– Я не сталкивалась с ранинами, но мне кажется, можно было бы использовать метательные кинжалы, и лучше всего – с ядом.

– И куда же юная наемница будет целиться? – последовал насмешливый вопрос.

Она снова задумалась, на секунду представила себе эту тварь ночью, присмотрелась к поблескивающим органам зрения.

– Я бы целилась в глаза, во-первых, они ночью блестят, во-вторых, если использовать кинжал с ядом, достаточно будет одного броска. В-третьих, у них широко посаженные глаза, значит, они прекрасно все замечают по сторонам, но прямой выпад могут пропустить либо отреагировать на долю секунды позднее, что также позволит нанести смертельный удар.

Наемники внимательно посмотрели на нее, учитель тоже с удивлением рассматривал девушку.

– Милое дитя, – вкрадчиво произнес Джай, – с сегодняшнего дня обед вам будут приносить в мой кабинет, и время индивидуальных тренировок вы будете проводить за дополнительными занятиями, под моим личным присмотром.

Идея поспать в обед хотя бы часок провалилась. Хелл кивнула и села на свое место.

– Встряла ты, – шепнул ей Стилет. – Но подозреваю, что это была личная просьба Кайла Кинжала.

Девушка кивнула в ответ и постаралась сосредоточиться не на ноющих мышцах, а на уроке.

Вскоре прозвенел противный звонок. Наемники торопливо покидали класс. Бес, Стилет, Алекса и Дейв сочувственно посмотрели на Хелл и тоже направились обедать. Новенькая осталась сидеть на своем месте.

– И чего сидим, кого ждем? – Джай указал ей на двери: – Пошли, проклятьичко.

Хелл обреченно проследовала за ним. Мастер передал ей коробочку с кристаллами и бодро направился вперед. Она едва поспевала за его быстрым, стремительным шагом.

Остановились перед прегражденным мутным стеклом проходом, ведущим на большую крытую террасу. Едва система опознала Джая и открыла дверь, мастер пропустил наемницу вперед. Затем зашел сам и указал на мягкий диван:

– Устраивайся поудобнее.

В двери постучали, вошла красивая девушка с двумя подносами, поставила оба на столик и вышла, не поднимая глаз. Такое поведение Хелл напрягло. Учитель установил кристаллы в панель, взял пульт и, подойдя ближе, уселся на диван рядом с ней. Слишком близко. Наемница аккуратно отодвинулась чуть дальше, это не осталось без внимания. Джай обнял девушку за талию и придвинул обратно.

– Расслабься, сладенькая, нам здесь будет хорошо вдвоем. – Он наклонился ближе, словно собирался поцеловать, и внимательно посмотрел в ее глаза. – Ты такая… хорошенькая, вкусненькая, аппетитная. Ну же, малышка, ты же не думала, что мы здесь только обучением будем заниматься, а?

Хелл попыталась вырваться, но безуспешно, его рука не сдвинулась и на миллиметр. Абсурдная ситуация поражала своей неправильностью, ненормальностью, а еще мерзостью. На какое-то мгновение мелькнула мысль: «И чем эта академия лучше борделя?» Но затем Хелл решила, что сопротивляться будет до последнего, потому что ее уже мутило и от сальных шуточек, на которые наемники не скупились, и от различных намеков.

– Руки уберите! – не скрывая злости, потребовала она.

– Зачем? – выдохнул Джай, склонившись еще ближе. – Тебе понравится.

– Сомневаюсь!

Состояние, пришедшее во время схватки с Удавом, стремительно возвращалось, неся осознание собственной силы, и, глядя на ухмылочку Джая, Хелл уже продумывала, куда нанесет первый удар. Как оказалось, именно такой реакции от нее и ждали.

– Невероятно, ты перешла в боевой транс мгновенно! – Джай отпустил ее и весело рассмеялся: – А я не верил Руслану и спорил с Кайлом. А тут, оказывается, вот что… но какая наивность! – Смех уже был явно издевательским. – Хелл, как можно было повестись на простейшую провокацию, а?

Наемница молча отодвинулась, хмуро посмотрела на препода, судя по всему, такого же психованного, как и Руслан, вот только проверочка у этого была получше, чем бой со второкурсником.

– Ладно, мелочь сероглазая, расслабься. Ничем таким заниматься не будем – банально времени на развлечения не хватит. Так что займусь тем, о чем столь настойчиво просил твой ниасе.

– Кто?

– Кайл Кинжал, твой покровитель, по-другому – ниасе.

– А в чем разница?

– Узнаешь, – он усмехнулся, – но тебе не понравится.

Джай убрал руку, подвинул столик с подносами ближе и спокойно начал есть. Несколько секунд Хелл удивленно смотрела на мастера, но затем решила последовать его примеру и принялась уничтожать содержимое своего подноса.

– У тебя есть одно преимущество, – сказал Джай, отодвигая опустошенные контейнеры и берясь за кружку с чаем, – знаешь какое?

Хелл отрицательно покачала головой.

– Ты не боишься смерти. Совсем не боишься. – Джай откинулся на спинку дивана и подмигнул. – А это значит, что в момент смертельной опасности, пока другие будут думать, как выжить, ты сохранишь способность мыслить адекватно. Единственный человек, который на такое способен кроме тебя, это Сайсиен. У него эта особенность появилась после того, как высшие кровососики убили всех близких. О том, как ты дошла до такого, я и спрашивать не стану.

Хелл неопределенно пожала плечами, явно не планируя вдаваться в подробности собственной жизни. Отодвинув поднос, взяла чай.

– Ладно, девочка, – пристально разглядывая ее, произнес Джай, – поговорим о твоем втором преимуществе.

– О каком? – Ей очень не нравилось, как он на нее смотрит.

– У тебя, малышка, определенно есть мозги, – глубокомысленно изрек учитель, – и я дам тебе совет, который позволит выжить в любых условиях: тренируй мозг.

– Это единственный совет?

– Нет, но самый главный. Смотри на экран. – Джай потянулся за переключателем.

Щелчок, и на экране появился человек с единственным глазом, второй был скрыт повязкой, бриллиантовая сережка едва поблескивала, на голове – шляпа, в зубах – сигара. Взгляд казался слегка безумным.

– Что ты можешь сказать, глядя на него? – Учитель спросил обычным тоном, но Хелл почувствовала, что здесь не все так просто.

– Странный человек, – задумчиво ответила наемница.

– Чем странный? – Теперь она определенно видела, что Джай заинтересовался ее ответом, да он и не особо скрывал свое любопытство.

– Это один из Совета Тридцати капитанов? – Девушка внимательно следила за реакцией преподавателя.

– Почему ты так решила?

– Из-за вас. Первой моей мыслью было, что это придурок, помешанный на байках о пиратах, но ваша реакция плюс тот факт, что он не боится показаться глупым, все это дало повод думать, что сей человек настолько влиятелен, что не выглядит смешным. Скорее всего, ему уже пытаются подражать. В то же время такое нарочитое создание образа – показатель того, что истинную личность он определенно прячет. Кстати, а что у него с глазом?

Джай посмотрел на девушку удивленно, затем рассмеялся:

– Браво, малышка, ты просчитала меня и смогла увидеть главное. Да, это Рексар, член Совета Тридцати. Он один из первых предложил образовать союз и действительно давно перестал быть смешным. Хотя о нем я не могу рассказать многого. Еще не время. А про глаз у Кайла спросишь. Смотри на экран.

Щелчок, и перед ней степь: зеленые травы колышет ветер, бескрайнее пространство, луга словно тянутся до самого горизонта, спокойствие и тишина… Хелл с восторгом смотрела видео, и в то же время представшее не показалось ей мирным, где-то внутри что-то сжалось.

– Как тебе пейзажик? – Джай снова испытывал девушку.

– Я бы убралась оттуда, и побыстрее.

– А почему?

– Опасность, просто чувствую ее. А может, паранойя.

– Великолепно, Хелл. Интуиция у тебя на уровне, ну, или паранойя. Смотри внимательно.

Он снова щелкнул переключателем, и изображение начало прокручиваться в ускоренном режиме. Съемка велась сверху. На трехмерном видео люди в комбинезонах выходили из корабля, расставляли приборы, больше двадцати человек стояли с неизвестными Хелл стволами на охране, но они не успели сделать даже выстрела, когда из зелени трав на них бросилось нечто темное, словно тени, после которых остались только трупы.

– Этот корабль не взлетел, мы даже не смогли забрать трупы, хотя людей никто не ел. Они так и сгнили посреди этой прекрасной степи. Видео получили только потому, что оно сразу транслировалось в управление. Теперь вопрос для тебя – сколько было убийц?

– Трое.

– Я в восторге! – Джай улыбнулся. – Правильно, малышка. Мы разглядели их только при замедленной съемке, а как ты догадалась?

– Э-э-э-э, так первыми упали трое охранников.

– Хм, логично. Когда ты работаешь наемником длительное время, перестаешь считать трупы и смотришь только на опасность. Ладно, гляди на экран. Доела уже? Ну, надеюсь, удержать обед в желудке сможешь.

Он щелкнул переключателем, и Хелл задержала дыхание – твари оказались не черными тенями, это были гуманоиды, даже одетые в куртки и брюки, вот только ходили они босиком, а изо ртов высовывалось что-то черное и смертоносное. Словно конечность осьминога, но вместо присосок на ней оказались когти, и, судя по тому, как чернели нанесенные этими когтями раны, на них был яд, вызывающий почти мгновенное разложение.

– Что это за планета? – сдерживая отвращение, спросила Хелл.

– Планетка номер 347, для нее нет названия. Ее так и не исследовали, хотя мы пытались, учитывая, что предположительно там огромные залежи тримиуна. Знаешь, что это?

– Э-э-э-э, нет.

– Ох, работы с тобой поле непаханое, ну да ладно. Тримиун – это топливо, причем одно из лучших, он уступает только кристаллам гестеркона. Не грусти, все еще выучим и начнем с азов.

Джай отпустил ее в половине четвертого. Не обращая внимания на подрагивающие от усталости ноги, Хелл поднималась по ступенькам, надеясь, что успеет хоть полежать немного перед практическими занятиями. Надеялась она зря, так как на лестнице ее поджидал Удав.

– Слушай, – примирительно начала Хелл, – давай не сейчас, а? Я очень устала.

Он недобро усмехнулся:

– Пытаешься разжалобить? Неплохая тактика, но бессмысленная в моем случае. Думаешь, я ждал тебя тут ранинову прорву времени, чтобы сейчас так просто отпустить? – Он поднялся со ступенек и сделал к ней шаг.

– Да, Удав, ты тут зря просидел ранинову прорву времени, – послышался голос сверху, и Дейв, спустившись, подошел к девушке.

– Что, пасете ее по очереди? – Наемник был в ярости, но драться с Дейвом инструкции не позволяли. – Мы еще встретимся, крошка.

Дейв с усмешкой посмотрел ему вслед и, взяв Хелл за руку, потянул ее вверх по ступенькам.

– Я и сама ходить могу, – заметила наемница.

– Ага, можешь, – Дейв рассмеялся, но опустил ее только перед дверью в их общую комнату, – а мне ждать, пока ты, кряхтя и со стоном, будешь ползти? Нет уж.

Он толкнул двери и пропустил ее вперед. Стилет с Бесом, уже переодевшись, разминались, бросая друг в друга кинжалы и перехватывая в полете клинки.

– Ты как, малышка? – спросил Стилет.

– Нормально. Джай многое рассказал о появлении наемников как государства и кое-что из истории. А вы не боитесь?

– Чего бояться? – рассмеялся Бес.

– Ну так… я так тоже смогу? – завороженно следя за сверкающими клинками, спросила Хелл.

– Сможешь, сможешь. – Дейв подтолкнул ее к их с Алекс комнате. – А теперь иди, отдохни чуток, скоро нам на практические идти.

Когда девушка зашла и прикрыла двери, Стилет обернулся к Дейву и спросил:

– И сколько челов ее поджидало?

– Двенадцать, – улыбнулся Дейв. – Удав оказался самым настырным.

– Нужно будет девочке браслет дать. – Стилет снова бросил кинжал. – Но уверен, что малышка меньше чем через месяц научится давать отпор почти всем.

Дейв лег на диванчик и, положив руки под голову, стал внимательно следить за разминкой.

– Бес, у тебя бросок левой стал лучше, но ловишь ты еще преимущественно правой.

– Знаю, – прорычал гигант, – работаю над этим.

Хелл провалилась в сон без сновидений, едва голова коснулась подушки. Через тридцать минут ее разбудила Алекс:

– Эй, малышка, подъем, пора собираться, пора на выход.

Девушка проследила, как наемница надевает бесформенные белые штаны и плотно перетягивает запястья эластичными бинтами. Через минуту Хелл, сполоснувшись под душем, также принялась переодеваться, найдя похожее одеяние в своем шкафу.

– Стой. – Алекса сняла уже надетую белую кофту и показала на свою перебинтованную грудь. – Там, конечно, мужики, но заботиться о твоих прелестях они не будут, так что перебинтовывать бюст обязательно.

Алекс терпеливо объяснила, как нужно накладывать эластичную ткань, затем помогла перебинтовать голени, и только после этого обе девушки вышли в общую комнату.

– Бежим, – приказал Стилет, открывая дверь в коридор.

Зал для практических занятий находился на третьем этаже, и это радовало. Огромное помещение с желтым теплым и мягким покрытием на полу, зелеными стенами и темным потолком несколько не вписывалось в представления Хелл об интерьере, но, как ни странно, ей понравилось. Команда Стилета появилась одной из последних. Весь первый курс наемников расселся вдоль стен, второй курс занимался на улице. Когда раздался звонок, все уже сидели на своих местах, причем устроились прямо на полу. Хелл Стилет посадил впереди себя, и сейчас она спиной чувствовала его дыхание. Когда в зал вошел высокий, как Бес, и почти такой же мускулистый мужчина в черной с золотым поясом одежде, все замерли.

– Да пребудет с вами сила, – оглядев учеников, произнес учитель и, дождавшись положенного ответа, продолжил: – Поговаривают, в наши ряды затесалась мелкая заноза. И где сие чудо?

– Подними руку, – прошептал Стилет.

Хелл подчинилась, и тренер устремил на нее заинтересованный взгляд:

– Ну добро пожаловать в ряды наемников, Хелл. Меня зовут Адыр. Джай и Руслан рассказывали о тебе, захлебываясь слюной то ли от восторга, то ли от возбуждения. Давай, топай сюда, и посмотрим, на что способна протеже Кайла Кинжала.

Наемница обреченно поднялась, с нехорошим предчувствием подошла ближе.

– Приготовься, – приказал учитель.

Она отчетливо видела каждое его движение, даже попыталась отклониться, но через мгновение, кувыркнувшись, полетела на пол, так и не поняв, что произошло.

– Плохо, – резюмировал тренер, и, не успев толком выпрямиться, Хелл снова полетела носом на пол. – Так, все с тобой ясно, ошибка Кайловой фантазии. Топай к Стилету, пока трогать не буду.

– Мы в паре? – спросил командир боевой пятерки.

– Да, Стилет. Пока вашу пару разбивать не стану, тренируй члена своей команды. Но время наших с тобой занятий увеличим на час.

– Понял.

Хелл вежливо осведомилась:

– Так я могу идти?

Ей молча кивнули. Адыр с явным неодобрением посмотрел, как она, прихрамывая, направляется на свое место: то, что девушка не изучала ни одного боевого искусства, стало для него неприятным открытием, и учитель положительно не мог понять, на что Сайсиен рассчитывал, запихнув ее в одну из лучших команд академии.

Хелл опустилась на пол, и Стилет постарался незаметно обнять ее так, чтобы девушка могла на него опереться.

– Держись, малышка, – ободряюще прошептал он, – ты всему научишься. Даже не сомневайся.

Адыр демонстративно размял шею и, взглянув на ряды наемников, произнес:

– Таскар.

Хелл посмотрела на поднявшегося высокого мужчину из группы в серебристых тренировочных костюмах.

– Это «Аваргали», – шепотом пояснил Стилет, – вот тот здоровяк, Саерз, их командир. Сильная команда, но можешь их не опасаться.

– Почему?

– Они команда, Хелл, дисциплина у них на уровне, и между нами дружеский нейтралитет.

– Да? – Девушка задумалась. – А кого еще можно не опасаться?

– Вон тех. – Стилет кивком указал на группу в черном по правую сторону от них. – Это «Когти Дракона», командир Неврос. И помни – будут проблемы, они прикроют.

– С чего бы это?

– Ты член моей команды, мелкая. Всё, внимание на Адыра.

Сначала тренер демонстрировал новый прием в замедленном темпе, объяснял, отвечал на вопросы, пояснял. Хелл слушала внимательно, но не запомнила и половины, что было удивительно. Все, рассказанное Сайсиеном накануне, могла воспроизвести дословно. Джай так строил свою лекцию, что знания откладывались как-то сами собой, и главное она также уяснила, но то, что делал Адыр… Обидно было, что остальные увлеченно кивали, судя по лицам, прекрасно понимали все сказанное. Причем говорил тренер не о том, какой эффект окажет удар, а о законах физики! Инерция, падение, сила удара… Она перестала понимать, едва дело коснулось какой-то формулы, по которой высчитывалась сила противодействия.

– Демонстрирую последний раз, – завершил лекцию тренер, и Таскар в очередной раз полетел кувырком. Но перекувыркнувшись, мгновенно поднялся, замер, ожидая дальнейших распоряжений. – Теперь становимся в пары. Отработать бросок «Олькомбе». И никого не жалеть! – Адыр выразительно посмотрел на Стилета. – Помните, жалость на тренировке обернется гибелью в бою. Не жалеть никого! Наносить удары в полную силу! Встали, разбились на пары!

Черный потолок мигнул, и на нем вспыхнули символы, те самые, которых Хелл не понимала.

– Деление с указанием партнера, – объяснил Стилет и поднялся, – ты со мной.

Потолок вновь мигнул, и от него к полу потянулись лучи, деля тренировочный зал на секторы. Стилет повел девушку в один из квадратов, точно так же занимали места и остальные. Справа от них оказалась пара – Алекса и тот самый здоровяк Саерз из «Аваргали», остальных, находившихся в поле зрения, Хелл не знала.

– К бою! – раздался приказ Адыра.

Отовсюду стали доноситься звуки ударов, падений, вскрики. Алекс издала протяжный стон. Наемница полетела на пол, причем, судя по выражению ее лица, удар был ощутимым.

– Мелкая, не отвлекайся. – Стилет встал напротив, заняв боевую стойку. – Алекс большая девочка, сейчас встанет и продолжит тренировку. И нам пора.

– А это не слишком жестоко? – Хелл смотрела, с каким трудом встает Лекси.

– Жестоко сейчас – проявлять жалость. На тренировках мы не жалеем ни себя, ни партнера. Таков закон. Хелл, смотри на меня. – Она подчинилась, и Стилет начал объяснять: – Сейчас нападаю я, твоя задача уклониться и нанести удар, как показывал Адыр. Ничего сложного.

– Ненавижу физику, – пробормотала девушка.

– Что?

– Да нет… ничего.

В двадцать ноль-ноль череда бросков и приемов, которые Адыр сначала демонстрировал, а затем требовал отработать, закончилась. Наемники прямо из зала отправились в столовую. Кое-кто прихрамывал, некоторые едва шли, кто-то растирал запястья или на ходу снимал эластичные бинты. Алекс, под конец тренировки дважды уложившая Саерза, была довольна собой и жизнью, Бес и Дейв о чем-то спорили, Хелл угрюмо шла за Стилетом и выслушивала бесконечные поучения:

– Что ты сжимаешься? Нужно плавно уходить от удара, а ты жмешься! Мелкая, это тренировка, ты должна шлифовать навыки, а удар «Олькомбе» срабатывает даже с вампирами, которые значительно сильнее нас, понимаешь?

– Ага, – грустно ответила Хелл.

– Алекс, – наконец-то перешел к другим темам Стилет, – молодец, радуешь все больше и больше.

– Спасибо, Стилетик, – промурлыкала блондинка, – Хелли, не расстраивайся, первое время я тоже не понимала и половины сказанного.

– Я не понимаю практически всего, – пожаловалась девушка.

В столовой наемники все так же следили за Хелл с пристальным вниманием, но теперь уже не подходил никто. Смотрели, явно обсуждали, демонстративно кивали в ее сторону, но не больше.

– Какие ставки? – посмеиваясь, спросил Бес, едва сел за стол.

– Десять к одному, что загнется до спарринга, – ответил Дейв, – я поставил на то, что выживет.

– И за меня поставь, – включился в беседу Стилет.

– Мм, тоже хочу поучаствовать, – отозвалась Алекс, – и тоже ставлю на мелкую.

– Это у вас такой способ психологической поддержки? – угрюмо поинтересовалась Хелл.

– Нет, – Дейв весело подмигнул, – это у нас такой способ подзаработать.

Так как ответить на это было нечего, Хелл придвинула ближе поднос, принесенный для нее Стилетом, и безрадостно посмотрела на свой ужин. Есть, конечно, хотелось, но, судя по запаху, перед ней были жареная печенка и какой-то серо-белый сыр, кашеобразной массой возлежащий на тарелке.

– Это вообще съедобно? – Она задала вопрос, и не надеясь на ответ.

Однако ей ответили, причем откуда-то сверху:

– Нет, не съедобно. Наемница Хелл, к Сайсиену.

Хотелось есть, хотелось спать, еще больше хотелось, чтобы все происходящее оказалось кошмарным сном, но Хелл поднялась и, не глядя по сторонам, пошла к выходу. Путь к тренировочному залу Великого она уже знала.

Серые мрачные коридоры, полутемные переходы, сумрачные галереи – и она перед единственной деревянной дверью в академии. Последняя сама открылась при ее приближении.

– Да пребудет с тобой сила, – приветствовал ее Сайсиен.

– Сила во мне, Великий учитель, – промямлила Хелл, с трудом удерживаясь от искушения повалиться на пол и уснуть.

– Я ожидал, что к концу дня ты будешь плакать и проситься домой, а ты молодец, все выдержала.

Она устало улыбнулась, прекрасно понимая, что домой ее никто не отпустил бы.

– Ужин тебе принесут через два часа, лекции по видам оружия заменим на первое время тренировкой физических навыков. – Сайсиен приглашающим жестом указал на андроида. – А сейчас приступим.

– Сегодня без мячика? – не удержалась от вопроса Хелл.

– Позже. Сейчас проработаем то, чего ты так и не смогла постичь на тренировке с Адыром, а это один из лучших приемов, его знать необходимо.

– Кстати, да, – Хелл приблизилась к андроиду, – а почему у вас тут я все запоминаю, а там нет?

– Хороший вопрос, – Сайсиен улыбнулся, – вот и ответишь на него сама. Со временем.

Когда робот ожил, покрылся рябью, а затем его полупрозрачные части начали деформироваться, Хелл невольно отступила. Еще несколько мгновений – и перед ней стоял ранин. Тот самый, которого демонстрировал Джай на лекции. Высокое рептилообразное существо хищно осклабилось и двинулось к девушке.

– Он выставлен на режим тренировки, – отойдя к стене, пояснил Сайсиен, – поэтому повреждения после боя у тебя будут минимальные, но весьма болезненные. Не стой, Зверек.

Хелл все так же продолжала смотреть на чудище, не двигаясь с места.

– Глупо! – отрезал Сайсиен, и андроид ринулся в атаку.

– Это бред! – заорала наемница и рванула к двери.

Ранин настиг ее почти мгновенно, бил он головой, добивал своими недоразвитыми конечностями.

– Это не бред, – учитель даже не вмешивался в схватку, – это тренировка. Сегодня ты получила знания, как справиться с противником, который сильнее тебя физически. Теперь отрабатывай навык.

Андроид, повинуясь жесту Великого Учителя, отступил от наемницы. Хелл растерянно села, с ужасом посмотрела на руки – по ним тянулись рваные царапины.

– Ты должна быть готова к любой экстремальной ситуации, Зверек, – начал наставлять Сайсиен, – и думать нужно не о психическом здоровье преподавателя, а о том, как выжить. Поднимайся и используй второй шанс.

Продолжая в оцепенении смотреть на руки, Хелл едва не вскрикнула, увидев, как стягивается кожа, исчезают раны.

– Всего лишь иллюзия, – подтвердил Сайсиен, – но болезненная. Поднимайся.

Второй бой она завалила, третий также, на четвертом, все же заставив память выдать сказанное Адыром, сумела перекинуть ранина через себя и попыталась добить ударом ноги в шею. В результате андроид схватил ступню зубами и начал медленно сжимать челюсти. Взвыв от боли, Хелл нанесла удар по глазам и била до тех пор, пока не вмешался учитель:

– Плохо, Зверек! Но ты победила. Переходим к упражнению, которое так беззаботно назвала «с мячиком».

Отползая от поверженного андроида, Хелл с явным сомнением во взоре посмотрела на учителя.

– Идем-идем, – подтвердил тот, – можно и на четвереньках, если так хочешь. Кстати, что у тебя с нашей письменностью?

– Ничего, – буркнула наемница, глядя на собственную изжеванную ранином ногу.

– Ясно, выучим сегодня.

– Угу, – скептически согласилась Хелл. – Только учтите, я букварь месяц учила.

Зато набор символов межмирного она запомнила за несколько часов, упражняясь с мячом.

Глава 6

Второй день в академии

Утро началось без пяти четыре с легкого удара током. Хелл подскочила, стянула браслет со встроенным будильником, который ей вчера с запиской оставила Алекс, и рванула в душ. Оделась она тоже беспрецедентно быстро, без двух минут четыре выбежала из комнаты, но все равно опоздала. Тренер Руслан встретил новенькую недоброй усмешкой:

– Наемница Хелл, опоздание сорок три секунды, плохо. Давай сразу на дорожку.

Девушка кивнула и пробежалась до спарринг-площадки. Руслан быстро догнал ее, и уже вместе они преодолели путь до беговой дорожки.

– Итак, малышка. Я в курсе того, что с тобой занимается Сайсиен, и отрабатываете вы запрещенные техники, однако тебе нужно нарабатывать выносливость. Этим и займемся.

Спустя полчаса она с трудом дышала и, едва тренер остановился, не удержавшись, рухнула на колени.

– Вставай и запоминай на будущее – нельзя после сильной нагрузки давать телу отдых, лучше снижай нагрузку постепенно. – Он протянул ей руку и, подняв, потянул за собой на малую дорожку. – Вот так, теперь, пока идем, дыши только через нос и учись дышать животом, это позволяет лучше насыщать мускулы кислородом.

Руслан вел ее как ребенка, за ручку, и одновременно делал замечания:

– Ступай правильно, с носка на пятку – это выработает у тебя бесшумную походку, также меньше будешь уставать. Иди ровнее, ты не на каблуках. Всегда держи спину прямо, другие не должны знать, как сильно ты устала.

Едва они вышли к малой беговой дорожке, на которой не было препятствий, Руслан отпустил ее и перешел на легкую трусцу. Хелл ничего не оставалось, как последовать его примеру.

– Тренер, – она уже успела восстановить дыхание, – почему вы занимаетесь со мной отдельно?

– Хороший вопрос, – Руслан побежал быстрее, – об этом тебе лучше спросить Сайсиена. Могу только сказать, что ты идеально подходишь для боевой четверки, и мы хотим натаскать тебя до их уровня. Ну и Кайл за тебя просил, а ему отказать – себе дороже. Хелл, контролируй дыхание, четыре шага, вдох, четыре шага, выдох. И больше не перетягивай так грудь, когда идешь на разминку, эластичный бинт используй только для поединков и практических занятий.

– Да, тренер, поняла.

Бегать пришлось долго. Но темп и рекомендации Руслана позволили не уставать. Они бежали, потом шли и снова бежали. С ровной спиной, с равномерным дыханием и правильной постановкой ног. И наемница даже расстроилась, услышав:

– Молодец, теперь давай двигаться к спарринг-аренам, уже почти пять, сейчас прибудут остальные.

Едва они добежали до площадок, в двери вошли Стилет, Бес, Дейв и Алекса. Лица у всех были серьезные, и Хелл улыбнулась, догадавшись, что приятели за нее переживали. Второй явилась команда «Когти Дракона», третьими «Аваргали». Затем подтянулись остальные наемники. По сигналу тренер отправил всех на пробежку, ей же было приказано заняться растяжкой. Хелл несколько минут посидела на одном из брусьев и впервые смогла рассмотреть весь масштаб «площадки для разминки», как ее называл сам тренер. Площадка представляла собой поле с двумя беговыми дорожками. Чуть в стороне от внешней дорожки на возвышениях располагались двенадцать круглых спарринг-площадок, окруженных эластичными веревками. Первая из беговых дорожек протяженностью не менее километра (по кругу), служила, скорее, для проверки на выживаемость, чем на выносливость. Наемница с грустью вспомнила, как вчера позорно проходила все препятствия. Сейчас, когда она смотрела, как наемники легко карабкаются по отвесным деревянным стенам, перепрыгивают через немаленькие ямы, проползают под живыми изгородями и уворачиваются от брусьев, ей было стыдно за свою слабость. Хелл мысленно дала самой себе клятву, что сможет вот так же, как они, и даже лучше. Вторая беговая дорожка была внутренней, она предназначалась просто для бега или для разминки. Ближе к выходу располагались странные приспособления, но Хелл догадалась, что это, скорее, тренажерный зал или что-то типа этого. Определиться помогла вертикально врытая лестница.

– Чего прохлаждаемся? – Руслан недовольно посмотрел на девушку. – Марш на площадку, займись прессом, потом подойду, покажу, как качать мышцы рук.

Хелл кивнула и бегом направилась к тренажерам. Выбрав место почище, легла на маты и начала добросовестно качать пресс. Громкий смех и несколько упавших в процессе перелезания через очередное препятствие наемников стали явным показателем того, что она все делает неправильно.

Подошел Руслан.

– Ох, девочка, – тренер протянул руку, помог встать и, не отпуская, подвел к одной из вертикальных деревянных лестниц, – смотри и запоминай.

Руслан подпрыгнул, ухватился, ловко подтянулся и, закрепившись ступнями за перекладину, повис вниз головой. Теперь он висел, полностью вытянувшись, и, подмигнув удивленной Хелл, начал поднимать тело, сгибаясь в пояснице и затем касаясь подбородком голеней. Хелл, конечно, такое раньше видела… в фильмах про ниндзя и потому искренне подозревала, что не сумеет так сделать ни разу, но едва тренер спрыгнул вниз, хмуро последовала его указаниям. Увы, ее худшие подозрения оправдались, попытавшись, как и он, полностью поднять тело напряжением мышц, поняла, что ничего не получится. Откровенный ржач наемников показал, что за ее потугами все следили с радостью, и, как ни странно, именно это заставило ее попытать счастья еще раз. Не обращая внимания на дрожащие от перенапряжения мышцы, она сумела поднять корпус почти под прямым углом.

– Умничка, – Руслан ласково потрепал ее коленку, – продолжай в том же духе и помни, все получится, у твоего организма немереный потенциал.

– Хотелось бы верить, – простонала девушка.

– Верь, – строго приказал учитель, – верь, и все получится.

Тренер снова отошел от нее ближе к беговой дорожке, стал беспрестанно давать указания бегущим наемникам, подбадривая одних и прикалываясь над другими. Хелл, отчаянно пытающаяся повторить упражнение, все же отмечала великолепные данные Руслана именно как учителя. Она заметила, что он умело манипулирует учениками, многие из которых были ненамного младше него. Он видел, кому требуется похвала, и не скупился на добрые слова, если это заставляло наемника выкладываться по полной. И в то же время подстегивал подколками и насмешками тех, кто стремился доказать, что он лучший, – это тоже работало. Хелл понимала, что тренер великолепно знает всех наемников, к каждому у него был свой подход. И вместе с тем Руслан никогда не жалел тех, кто был слабым, никого, кроме нее. Наемница поняла, что благодушное отношение будет длиться недолго, и удвоила усилия. Тренер не подходил к ней более двадцати минут, к этому времени она уже совсем выбилась из сил, но и достижения имелись.

– Хелли, остановись, – учитель помог ей спуститься, затем отвел к матам, – нет, не садись, рано отдыхать. Вот так, встань ровно, теперь повторяй за мной и следи за дыханием.

Руслан развел руки и направил ладони вверх, словно человечек на египетских фресках. Хелл поспешила повторить его движение, затем тренер с резким выдохом медленно присел и снова сделал вдох и египетское, как она назвала его про себя, упражнение. Девушка все повторяла за тренером, стараясь не упустить ни малейшей детали, и с удивлением отметила, как перестают болеть натруженные мышцы, как уходит слабость, как стихает шум в ушах. Он остановился и подмигнул ей:

– Ты очень старательная ученица, это плюс, – потом посмотрел на часы, – остается еще двадцать пять минут пробежки, марш на дорожку, Хелл. И быстро, быстро, шевелись давай!

Девушка с благодарностью подумала о тренере, когда поняла, что он направил ее как раз к команде Стилета, пробегающей рядом.

– Приветик, Хелли. – Алекса поравнялась с девушкой. – Как прошло утро?

– В трудах праведных. – Хелл улыбнулась наемнице и сосредоточилась, стараясь следовать всем советам тренера.

– А ты молодец, – присвистнул Дейв. – Сегодня бежишь намного лучше, а главное – правильнее.

– Хелл, не отвлекайся, – Стилет немного притормозил, пристроился позади нее, – следи за дыханием.

Она бежала свободно, ощущала удивительную легкость и почти забыла о боли в мышцах. Все еще было тяжело, но девушка чувствовала себя увереннее, и этого трудно было не заметить. Резкий свист, и наемники перешли на шаг, затем направились к спарринг-площадкам.

Когда они подошли, значительно отстав от других, потому что Хелл все же начала спотыкаться к концу пробежки, Руслан уже распределил спарринг-партнеров и, держа в руках списки, окликнул Стилета:

– Так как пока ты занимаешься малышкой, сегодня тоже отпускаю вас рано, в столовой дадут протеиновый коктейль, я уже распорядился. – По тому, как скривился Стилет, Хелл поняла, что ее ожидает не самое вкусное питье. Тренер заметил сомнения на юном личике и вновь обернулся к Стилету: – Проследи, чтобы выпила все. Сейчас бери своих, и на тренажеры. Обрати внимание на растяжку Алекс, и… да, вечером зайди ко мне с Бесом, нужно проверить его левую.

Стилет кивнул, потом, махнув наемникам, бегом направился на тренажерную площадку.

– Алекса и Дейв, качать пресс, Бес, к боксерской груше, отрабатывай удары, Хелл, тренируешься в паре со мной, нужно отработать реакцию. – Стилет указал ей на маты и зашел на них первым, она спокойно подошла к приятелю. Спокойствие испарилось, едва девушка увидела, как командир берет в руки длинный шест. – Итак, начинаем, твоя задача уклониться от удара, не сумеешь, получишь синяк или шишку. Поехали.

Первый удар наемница получила по животу, второй Стилет с нескрываемым удовольствием нанес пониже спины, от третьего девушка увернулась, но при этом свалилась на маты, четвертый удар достался опять-таки по мягкому месту. Хелл медленно поднялась и недобро посмотрела на Стилета, он ответил открытой мальчишеской улыбкой и продолжил истязание. Все закончилось через полчаса, когда наемница готова была выть от усталости.

– Ох, вставай уже, великомученица, – партнер протянул ей руку, – пошли завтракать, и нечего на меня так смотреть, в следующий раз постарайся быть поворотливее.

Хелл не ответила, со стоном поднялась, побежала к выходу. Стилет с легкостью ее догнал, и они вместе продолжили путь уже  шагом. В столовой было тихо, только за стеной, там, где располагалась кухня, слышался шум голосов.

– Шоколад вчерашний когда съела? – с улыбкой спросил Стил, направившись к стойке.

– В обед, вместе с учителем Джаем, пока болтали и смотрели видео, только можно теперь молочный, а?

Стилет остановился на полпути и, обернувшись, с удивлением посмотрел на Хелл. Наемник не мог представить, чтобы суровый учитель Джай мог с кем-то болтать, но девушка не лгала, и это шокировало еще больше.

– Не, молочного тут нет, только черный, но я куплю тебе в конце месяца, когда будет выходной. – Через три минуты Стил вернулся с двумя подносами, первый поставил небрежно, второй, с высоким стаканом, заполненным бурой жидкостью, торжественно водрузил перед ней. – Пей давай!

Хелл посмотрела на противную жидкость, которой было больше чем пол-литра, и тошнота накатила только от одного вида коктейльчика. Она грустно взглянула на Стилета, но вид у того был непреклонный, и девушка, зажав одной рукой нос, второй поднесла стакан к губам. Затошнило еще сильнее.

– Стилетик, а может, не надо? Скажем, что я выпила, и дело с концом, а?

Наемник ухмыльнулся:

– Пей, пей. Я такое тоже пил перед соревнованиями, противно, конечно, но иначе ты силы не восстановишь, особенно учитывая твои занятия с Сайсиеном.

Он еще немного посмотрел на ее осторожные принюхивания к коктейлю, затем резко схватил девчонку одной рукой за волосы и чуть отогнул голову, второй рукой, несмотря на сопротивление, влил в рот коктейль и подождал, пока наемница, задыхаясь от боли, не начала пить то, что и жидкостью назвать было сложно. И лишь когда стакан опустел, отпустил девушку.

– Ты…ты… – От боли и омерзения на глаза навернулись слезы, она готова была убить его.

– Запей чаем, станет легче. – Стилет погладил ее волосы, подмигнув, уселся напротив и стал с аппетитом поглощать свой завтрак. – Не злись, мне нужно было, чтобы ты выпила, пришлось применить силу, раз сама не смогла. Все, не буравь меня взглядом, ешь уже.

Конечно, Хелл понимала, что он прав, но все равно стало обидно.

– Ладно, проехали. А что входит в состав этого пойла?

Стилет хмуро ответил:

– Вот об этом лучше не спрашивай, нервная система здоровее будет.

Хелл поспешила запить мерзкий коктейль чаем. Начинался новый день мучений.

Глава 7

Три Мира

Великий Учитель недовольно смотрел на сводный экран видеонаблюдения. Яркие алгары с символикой пиратских кораблей не оставляли сомнений – Рексар перенес время очередной плановой проверки. Не отрывая взгляда от выходящих из летательных аппаратов людей, Сайсиен связался с Кайлом.

– Капитаны прибыли, – сообщил он, забыв о приветствии, – твоя протеже явно заинтересовала верхушку.

Сонный Кайл проснулся мгновенно. Сел, задумался и сипло приказал:

– Уводи ее!

– Они могут ее узнать? – уже связываясь с Джаем, спросил Сайсиен.

– Не исключаю подобного. – Кайл нервно выругался. – Если Игресса купила потенциальный труп, тогда дело обошлось без аукциона, но быть уверенным я не могу. Убирай мелкую.

…День начался стандартно – побудка, стремительный бег по лестницам, потом бег по полосе препятствий уже под руководством Руслана. А вот дальше произошло нечто из ряда вон выходящее – учитель Джай, схватив ее за руку, утянул к монолитной стене как раз в тот момент, когда Хелл с командой торопливо шагала в столовую. Наемница не успела удивиться, как открылся проход, в который ее неаккуратно втолкнули. Все так же ничего не объясняя, учитель провел новенькую тайными проходами к посадочной площадке и, усадив в свой алгар, стартовал с территории академии. Поднимаясь над серым зданием, Хелл отметила появление в Саду Обучения многочисленных посторонних, но спросить о них не решилась.

И вот теперь наемница завтракала в пустыне и выслушивала очередную лекцию.

– Это Астигон, Астигай, Астиран. – Учитель Джай, лежа на покрывале и покачивая ногой, лениво указывал на небесные тела.

– Так, я не поняла, – Хелл тоже лежала, положив руки под голову и закинув ногу на ногу, – почему же их так не называют?

– А смысл? – Джай усмехнулся. – Как-то прижилось название Три Мира, и все тут. Главная планета это Астигон, мы на ней… в данный момент лежим… ха. Вон та, серенькая с зеленым – это Астигай, весь наш паек произрастает там, а Астиран… на нем в основном живут семьи наемников.

– То есть Астигай и Астиран это спутники Астигона?

– Ну да.

– И на них есть атмосфера, там можно жить? – недоверчиво переспросила девушка.

– Хелл, ты тупая? – Джай раздраженно посмотрел на нее. – А хотя… откуда ж тебе… В общем, детка, атмосфера есть везде, где наличествует желание ее создать, вопрос лишь в средствах.

– А солнце как называется?

– Звезда?

– Ага.

– Звезда носит прозаическое название LK 4495678310. Красиво? – Джай выжидательно уставился на девушку.

– Не-а, Три Мира мне больше нравится.

– Вот и я о том же. – Он потянулся к бутылке. – Сидхай будешь?

– Отвечаю в сотый раз – нет!  И управлять твоей штуковиной я не умею, учти! – Хелл с неодобрением смотрела, как учитель беззастенчиво пьет.

– Это не штуковина, – преподаватель хмыкнул, – штуковина у меня… впрочем, не будем об этом. Это алгар, Хелл, он удобный, экономичный и быстрый, плюс к этому – им очень просто управлять. Научишься с первого раза, не переживай.

Наемница решила, что в крайнем случае пробежится пешком, но не будет брать уроки экстремального вождения, и снова легла на покрывало, разглядывая открывшуюся панораму. Три Мира были пустынной планетой, покрытой золотисто-желтым песком, который блестел и переливался под яркими лучами красноватого солнца. Когда же солнце закрывали пыльные тучи, пустыня приобретала красно-желтый оттенок. Сейчас на небе виднелись сразу два огромных спутника планеты, и от этого пейзаж казался фантастическим, как в ее любимых книгах. Фантастичности добавляли и дюны, покрытые резными волнистыми линиями.

– Как же здесь красиво, – прошептала Хелл. – Джай, я знаю, как вы должны были назвать звезду!

– И как? – заинтересованно переспросил учитель, который вне стен академии настаивал на более дружеском обращении и запрещал говорить ему «вы».

– Астиг! – торжественно выпалила Хелл, но, увидев обескураженное выражение его лица, пояснила: – Ну, если планеты Астигон, Астигай, Астиран, значит, по логике вещей, звезда носит название Астиг!

– Убийственная логика, – съязвил Джай. – Хелл, Три Мира – не единственная планета, вращающаяся вокруг этой раниновой звезды. В общем, слушай… шоколад дать?

– Не-э-э-эт! А апельсинку хочу.

– На, обжора, все фрукты сожрала! – беззлобно проворчал Джай.

– Мне витамины нужны, с такими-то тренировками! – Хелл принялась очищать оранжевый плод, стараясь, чтобы сок не капал на покрывало. – Ты рассказывать собирался.

– Ну да… итак, откуда есть пошла земля наемничья! – патетически начал учитель. – Кстати, сообразила, почему мы не на территории академии беседу ведем?

– Сообжажижа, – жуя, ответила Хелл и торопливо проглотила апельсин, – ты что-то страшное рассказывать будешь.

Джай обиженно сел, снова отхлебнул из бутылки:

– Тахешесс, Хелл! Меня убивает твоя логика! Я тут покрывало взял, восхитительную девушку, фрукты, закуску и выпивку, привез ее в красивое место, романтика, к демонам, сплошная! А ты?

– А я должна была решить, что ты меня совратить собрался, и сидеть тут, смущаясь и краснея? Ага, щас! Чтобы ты опять меня своими подколками: «Ай-яй-яй, наемница, как вам не стыдно так думать о преподавателях!» – доставал? И потом вы с Русланом ржать надо мной будете? Это мы уже проходили! Но за «восхитительную» спасибо!

Джай, улыбаясь, выслушал девушку и подумал, что теперь Руслан и Адыр ржать будут над ним.

– Проехали, ушки приготовь.

– Приготовила. – Апельсинку Хелл доела, шкурки бросила на песок, зная, что местные обитатели найдут им применение, и, тщательно вытерев руки, снова легла на покрывало. – И таки я вас слушаю, учитель!

– История эта полна неожиданных поворотов, кровавых событий и ужасных подробностей… – тоном сказочника начал Джай.

– И жуткие монстры туточки водются, и ранины по ночам народ хряпають! – не удержалась от подколки Хелл.

– И на кого я трачу свое время? – обращаясь к самому себе, печально поинтересовался Джай.

– На меня, – нагло улыбнулась наемница.

– В общем, дело было так. – Джай снова отхлебнул из бутылки. – Когда-то пираты промышляли в основном у границ Единых…

– А что за Единые? – перебила его Хелл.

– А это Сирониты… эм… ну, в общем, у них генотип как у нас с тобой, но мозгов много, техногенный такой мирок, управляется искусственным разумом, вследствие чего почти достиг масштабов Темных империй.

– Э-э-э, каких империй?

– Пасть закрыла, – раздраженно ответил Джай, – это я тебе и в академии рассказать смогу, тьма ты моя несусветная.

– Молчу-молчу.

– Короче, Единые прижали пиратов, тем пришлось сматываться… с золотым запасом четырех планет.

– Крутые пиратики… – восхищенно протянула Хелл.

– Все, достала. – Джай отложил бутылку, резко склонился над лежащей девушкой и с самой мерзкой ухмылкой сжал шею у основания.

Хелл захрипела, попыталась возмутиться, но из горла не вырывалось ни единого звука.

– Вот оно – счастье! – с наслаждением возвестил Джай и улегся рядом. – Продолжаем!

Гневно поглядев на него, Хелл выразительно покрутила пальцем у виска… через мгновение руки перестали ее слушаться, зато Джай торжествовал.

– Короче, пираты в составе сорока шести команд рванули из Альянса. Часть осела на территориях темных… – Он внезапно замолк и с тоской заметил: – Вот тут ты должна меня перебить и задать вопрос про темные территории, а я должен возмутиться и сказать, что ни дерсенга мы о них не знаем, ибо территории не изучены… да и не нужны особо никому, кроме демонов.

Хелл и рада была бы ответить, но не бить же ногами по песку… а то еще и ноги резко занемеют.

– Молчишь? Ну и ладно. Итак, а большинство придурков, то есть кораблей с придурками, рванули искать нормальную планету, где можно было бы осесть и их не смогли бы найти. Я потом покажу тебе здание Тригерона, оно высокое такое, и его не заметить нельзя, просто ты же там еще не ходила. – Хелл согласно замычала, Джай коварно ухмыльнулся. – Так вот, это здание своеобразный… э-мм… как бы это сказать, в общем, Тригерон глушит поисковые системы Единых, в результате найти здесь корсаров для их спецов не представляется возможным. Вот примерно так почти девяносто лет назад здесь и осели пираты. Некоторое время жили весело – похищенное золото позволяло. Очень скоро на планете выросло нечто вроде припортового городка, появились торговцы, шлюхи, бары, ну и так далее. Но грабить было особо некого, в результате образовались так сказать обнищавшие команды без личных боевых кораблей, и им пришлось брать не слишком выгодные заказы… Не, мне так скучно.

Снова склонившись к Хелл, Джай снял блокировки, потом, довольный, улегся на бок, ожидая вопросов. Наемница молчала.

– Ну, – возмутился Джай, – где твои бесконечные почемучки?

Хелл демонстративно подняла руки, проверяя их работоспособность, затем ощупала горло, после села, опасливо отодвинулась от психа, странным стечением обстоятельств являвшегося ее учителем, и выпалила:

– А что такое Тригерон? А почему пираты лишались кораблей? А почему пираты живут так долго? Если ты говорил, что Рексар один из основателей, так это ему под сотню лет как минимум…

– Ранин мне в глотку, – простонал Джай, – Хелли, детка, иди-ка сюда!

– Ага, счас! – Девушка возмущенно подскочила, демонстрируя готовность сбежать в любую секунду. – Чтобы ты мне опять онемение гортани устроил? Нет уж, спасибо! Так рассказывай.

Джай снова приложился к бутылке и приглашающе похлопал по покрывалу. Хелл решилась-таки рискнуть и, вернувшись, устроилась рядышком с учителем. Последний потянулся к карману, достал черный кристалл и, сжав его пальцами, бросил примерно на метр вперед. Наемница проследила, как из кристалла вырываются белые лучи, образуя полый круг, так напомнивший ей глобус, и вдруг внутри сферы возникло изображение массивного пирамидального здания с внушительной внешней лестницей.

– Это Тригерон, – начал пояснять Джай, – та самая хрень, про которую я говорил. Нравится?

– У нас на земле были древние майя, – Хелл передернула плечиками, внезапно ощутив какой-то холодок, – чем-то похоже… хотя… и с египетскими пирамидами сходство есть…

– Знаешь, – Джай невесело ухмыльнулся, – я на многих планетах замечал что-то похожее. Поговаривают, что это остатки цивилизации Деймасов. Но не суть, это так, первый кадр был. Так вот, в Тригероне и заседает наше правительство – Совет Тридцати.

– Это потому, что кораблей, добравшихся до Трех Миров, было всего тридцать?

– Нет, Хелл, это в Тригероне было тридцать мест, вот их и поделили, так сказать. А к тому моменту, как Три Мира заселили, кораблей было больше чем тридцать.

– То есть Тридцать капитанов основали государство?

– Да какое государство, – Джай хмыкнул, – у нас даже органов исполнения нет. Есть капитаны, это сила и власть на Трех Мирах, и они, так сказать, построили мирок под себя.

– А наемники? – Хелл отчаянно пыталась вспомнить курс истории, но все, что знала, говорило о созданном капитанами государстве как о военной демократии, не иначе.

– Наемники – это те, кому капитаны позволяют тут жить, – Джай отхлебнул из бутылки, – но знаешь, со временем и наемники достигли определенного положения… если так можно выразиться.

Хелл некоторое время пыталась осознать услышанное и в результате опять начала задавать вопросы:

– Так, Три Мира пираты заселили исключительно потому, что тут есть Тригерон, и эти самые Единые не могут найти данную планету, так?

– Так, – подтвердил Джай.

– Тогда, – продолжила размышлять вслух Хелл, – здесь точно должны были идти войны…

– Угу, пиратские разборки.

– А кто сейчас у власти? – Она просто не могла не задать этого вопроса.

– Их двое. – Джай переключил что-то, и на сверкающем в дымке экране возникли новые изображения. – Рексара ты знаешь. – Хелл кивнула, вглядываясь в одноглазого мужчину с весьма жестоким выражением лица. – А это Бархан.

Если Рексар выглядел массивным, а одевался, как фигляр, во все яркое и расшитое золотом, то второй капитан был его полной противоположностью – невысокий, в простом темном костюме, с невыразительным лицом.

– Почему его зовут Бархан?

– Это его излюбленный способ избавляться от тел неугодных. – Джай вновь отхлебнул из бутылки и спустя мгновение продолжил: – Кайл говорил, что ты была домашней девочкой, это так?

– Допустим. – Она продолжала рассматривать изображения пиратов.

– Вера в справедливость, в то, что добро победит зло и тому подобное, да? – насмешливо спросил Джай.

– Допустим… – Хелл напряглась.

– Забудь, – ласково посоветовал учитель, – здесь… да и везде… выживает сильнейший.

Развернувшись к учителю, Хелл угрюмо спросила:

– Ты реально думаешь, что я этого еще не поняла?!

Джай лег на покрывало, забросил ногу на ногу и, покачивая ступней, начал:

– Если уж так реально – то ни дерсенга ты, мелкая, не поняла! – Криво ухмыльнувшись, продолжил: – На Трех Мирах ты не увидишь женщин, кроме наемниц и продажных, не увидишь детей. На этой планете живут в ожидании заказа, выполняют его, получают деньги и… спускают оные.

– Не поняла… тогда зачем тут жить?

– Тригерон, Хелли, – Джай снова отхлебнул, скривился, проглатывая алкоголь, – Тригерон глушит излучение и в то же время вносит помехи в связь. Это как козырек скалы, а мы под ним. Но это только первая причина.

– А вторая?

– Когда мы пролетали над городом, я тебе показывал силовые установки, помнишь?

Наемница подумала, что помнить там особо нечего. Дело было так: вылетели, когда покидали пределы населенного пункта. Джай сказал: «Смотри внимательно». А на что смотреть, не сказал.

– Допустим, – туманно ответила Хелл.

– Допустим или видела?

– Допустим, видела.

– Тьма несусветная, – наградил очередным эпитетом учитель и продолжил: – Мы сами не до конца разобрались, как работает силовое поле, но оно работает – песок в город не проникает.

– То есть других поселений нет?

– На этой планете нет, только Трим, он же город, он же столица, он же… в общем, ты поняла.

– Частично. – Хелл сидела и ковыряла носком песок, осмысливая услышанное. Вопросов было много, она решила начать с главного: – Джай, какого демона ты делаешь экскурс в историю?

Наемник хитро улыбнулся, сложил руки на груди и перешел к темам, которые в стенах академии обсуждать не решился бы:

– Что ты знаешь о Кайле Кинжале, Хелли?

Девушка недоуменно хмыкнула и честно ответила:

– Практически ничего.

– А ты в курсе, кем Кайл стал для тебя?

– Никем. – Хелл задумалась. – Денег я ему буду должна, и все, пожалуй.

– Как бы не так, – протянул Джай. – Ты, малыш, практически собственность Кайла Кинжала.

Хелл нервно сглотнула, потянувшись, схватила бутылку, стоявшую в песке, сделала глоток, переспросила:

– Что?

– Угу, – подтвердил потешающийся над ней Джай, – Кайл твой покровитель, причем в жесточайшей форме покровительства – ниасе. Он тебе не говорил?

– Нет! – Сжав зубы, Хелл пыталась сдержаться.

– Сайсиен так и предположил. – Учитель поудобнее устроился на покрывале и теперь лежал на боку, хитро поглядывая на наемницу. – Успокоилась?

– Частично.

– Хелли, сладкая малышка, а чего ты ждала? Что он тебе помогает просто так, за красивые глазки?

– Нет, но…

– Как все запущено, – Джай улыбнулся шире, – покровительство на Трех Мирах – это всегда палка с двумя концами: один конец бьет по твоим противникам, второй по тебе.

– Кайл не говорил, – Хелл напряженно молчала, – сказал, что поможет стать наемницей, но о цене не было ни слова, и…

– Кайл Кинжал, – протянул Джай, – единственный наемник-одиночка на Трех Мирах. Его ненавидят, его боятся, он находится в списках особо опасных преступников в более чем сорока мирах весьма высокого уровня развития. Кайл непредсказуем и потому берется за самые сложные заказы. Тебе интересна эта информация?

– Нет. – Она все так же сидела, едва сдерживая ругательства. – Меня больше интересует ситуация с моим статусом.

– Что тут непонятного? Ты собственность Кайла Кинжала.

– До каких пор?

– Ему решать. – Джай пожал плечами. – Ниасе может продать, может убить, может покалечить, он все может. Но учитывая, куда Кайл пропихнул тебя, планы у него весьма определенные: ему нужен напарник. Точнее, напарница, с мужиками он как-то не сработался, последний опыт был с командой «Тамрский узел», и… из двадцати наемников вернулся только Кайл.

– А что с остальными?

– Демон их знает, – лениво ответил Джай. – Более десяти лет Кайл работал в тройке – Сайсиен, Галар и, собственно, он сам. Потом их дорожки разошлись, и Кайл Кинжал начал работать в паре с Кендрой.

– А это кто?

– Она была вроде как с Веллы. Милая такая планетка, там матриархат в жесткой форме, но не суть.

– А в чем суть?

– Она погибла, то ли на Лите, то ли на одной из планет Первой Темной, не могу точно сказать. Знаю, что была в положении, и предположительно отцом ребенка являлся Кайл.

– Ужас.

– Да, потом был ужас… планеты больше нет, а Кайл есть. – Джай весело улыбнулся.

– На что намекаешь?

– Не намекаю, малыш, а говорю открыто – Кайл Кинжал твой ниасе, следовательно, его враги – это твои враги, его долги – это твои долги. И не советую привязываться к Стилету и его команде. Ты там временно, ровно до окончания академии.

– Что потом? – бледнея, спросила Хелл.

– Это решать не тебе и не мне. – Джай развел руками.

– Ясно. – Девушка резко поднялась, выразительно посмотрела в сторону города: – Теперь можем возвращаться?

– Не-а. – Джай глянул на браслет и пояснил: – Я же тебе открыто сказал: враги Кайла – это твои враги.

– И?

– И какого демона ты забыла в академии, если там сейчас Рексар с капитанами – проводят внеплановую проверку?

– О!

– Ага. – Учитель потянулся к бутылке, в очередной раз присосался к горлышку.

– И долго нам песок месить?

– Еще часика два, но можем и по городу погулять.

– Да? – Хелл опустилась на покрывало. – А что… меня кто-то ищет?

– В академии явно присутствуют засланцы, – лениво попивая сидхай, начал объяснять учитель. – Твое появление нарушает все правила, но Сайсиен настоял, и ты в учебном заведении. Кайл ничего и никогда не делает просто так, и эта черта его характера известна всем. В результате капитаны заинтересовались одной сероглазой мелкой и нагрянули с проверкой.

– А что помешает им нагрянуть завтра?

– Договор. Один раз в полугодие, ни больше ни меньше. Не забивай себе голову, потом будешь вникать в наши политические реалии. Просто Сайсиен очень не хочет демонстрировать тебя капитанам до спаррингов. Так нужно, мелкая.

Хелл угрюмо рассматривала пустынный пейзаж. Чувство дикого одиночества привычно подавила сознанием того, что нужно жить. Просто нужно, просто потому, что есть цель.

– Джай…

– А?

– Мне все это не нравится.

– Жизнь, она такая, Хелли.

Внезапно послышалось гудение. Запрокинув голову, Хелл отчетливо увидела два несущихся на огромной скорости алгара. Джай напрягся и тоже стал вглядывался. Затем тихо выругался и поспешно начал набирать код на браслете.

– Что случилось? – не выдержала Хелл.

– До города пробежишься, – мрачно сообщил учитель.

– Как?

– Бегом!

Он схватил девушку за руку, начал вносить данные в ее браслет и потом произнес:

– Бежишь на красный маячок. Бежишь быстро, не останавливаясь. Все, мелкая, вперед.

Хелл попыталась возразить, но сам Джай на месте не сидел. Подскочив, в момент собрал покрывало и видеоустановку и уже через минуту взмыл на алгаре, оставив наемницу совершенно одну посреди пустыни.

Мрачно проследив за полетом преподавательского алгара, Хелл вначале вспомнила все услышанные от наемников ругательства, а затем неторопливо пошла вперед, ориентируясь по указаниям браслета. Но, как выяснилось, маячком являлся не город, а Руслан.

– Ты как бежишь? – начал он еще издалека. – Выпрямись, восстанавливай дыхание в движении! Ты как ногу ставишь?!

– Так… песок же, – попыталась оправдаться Хелл.

– Песок – не вода! А ну-ка сделай круг по периметру силовых установок! Живо!

Хелл вытерла лоб, посмотрела на стоящее в зените и нещадно палящее солнце и продолжила марафонский забег.

…Покидая Академию наемников, Рексар был более чем раздосадован – протеже Кайла он не увидел. Для второго человека на Трех Мирах не было закрытых дверей, но ни за одной из них он не нашел пятого члена команды Стилета.

Взлетая над Садом Обучения, пират связался с доверенным наемником:

– Скай, ты ее видел?

Ответ пришел с некоторым запозданием:

– Хелл на территории академии нет, я влез в систему наблюдения. На утренней разминке была, в столовую направлялась со своими, потом исчезла. Джай также, сейчас академию покинул и Руслан.

Пират мрачно выругался, приказал:

– Все хуже, чем я думал, – убирай ее.

– Стилет с командой за нее горой встанут. За Стилета Неврос и Саерз со своими.

– Стилета не трогай в любом случае. – Рексар задумался. – Этот малый мне еще пригодится, а девчонку убирай.

– Как? – Скай усмехнулся. – Хотя… есть вариант.

– Мое имя мелькать не должно, – предупредил Рексар.

– Обставим все как домогательство и его последствия. На территории академии такое происходило не раз, Хелл девочка привлекательная – все будет выглядеть естественно.

– Действуй.

Глава 8

Критические дни

Через неделю у нее начались самые кошмарные в жизни женщины дни. Начались, как всегда, предательски, да еще на занятиях с Сайсиеном. Едва она выползла из тренировочного зала, разревелась на плече поджидавшего ее Беса и даже не сопротивлялась, когда он понес ее наверх. Стилет глянул на залитое слезами личико, затем хмуро осведомился:

– Сайсиен бесчинствует? – Девушка кивнула, не желая сознаваться в своем состоянии. – Правильно делает, – наставительно сообщил друг, и Хелл понуро пошла в комнату.

Алекс уже спала. Ложась в кровать, наемница не хотела думать о том, что будет завтра, но, увы, завтрашний день начался как обычно, без пяти минут четыре. Подскочив, Хелл рванула в душ, после, переодевшись, бегом направилась на разминку.

– Опоздание – семь секунд, – приветствовал ее Руслан и первым потрусил на беговую дорожку с препятствиями.

Хелл бежала следом, пытаясь не отставать, но сегодня любой прыжок сопровождался резкой болью внизу живота, и она невольно двигалась медленнее. Тренер тихо свирепел, был вынужден постоянно останавливаться и ждать ее. Этот час разминки показался вечностью, когда же с появлением наемников Руслан молча указал на тренажеры, Хелл готова была разреветься, но послушно направилась к лестнице.

– Так, стоять. – Тренер с неодобрением смотрел на девушку. – Что с тобой, Хелл? Ты всю неделю была такой умничкой, я, как счастливый папашка, гордился твоими успехами, а сегодня ты ползаешь, словно корова!

Всеобщий хохот подкрепил его слова. Наемники были рады возможности поржать над преподавательской любимицей.

– Молчать всем. – Руслан мрачно покачал головой. – Так что с тобой происходит?

– Ну я… это… устала немного. Постараюсь собраться, тренер.

Наемница развернулась и снова пошла к тренажерам.

– Хелл, – окликнул ее Руслан и, подождав, пока она развернется и подойдет ближе, спокойно спросил: – У тебя менструация?

Несколько секунд ее лицо постепенно меняло оттенок от бледного до ярко-розового, даже уши покраснели.

– Ну я не думаю, что специфические особенности моего организма стоит обсуждать принародно… – начала наемница.

– Хелл, ты сдурела? У тебя, считай, внутреннее кровотечение, ты обязана сообщать об этом, а не стоически выдерживать разминку и часовой бег с препятствиями! – Руслан побелел от гнева. Нервно осмотревшись, девушка заметила, что никто среди наемников не улыбается, наоборот, на нее смотрели с осуждением. – Так, все на дорожку, быстро. Хелл, иди сюда.

Тренер подождал, пока толпа парней значительно удалится, и повернулся к девушке:

– Хелли, тахешесс, Хелли, садись давай. – Он первым устроился на перекладине, дождался, пока девушка сядет рядом. – Пойми, малышка, у каждого организма свои особенности, и у мужского и у женского, в этом нет ничего позорного. Ты должна, даже не так, ты обязана сообщать о том, что у тебя началась менструация. Здесь даются такие нагрузки, которых не будешь испытывать даже на заданиях. Даже на трудных заданиях наемницы используют специальные препараты, останавливающие эти дела на несколько месяцев. Пойми, сильные нагрузки увеличивают кровотечение, в итоге ты ослабеешь и можешь потерять сознание в любой момент. Я уже молчу о том, что после поднятия тяжестей часто наступают последствия. – Он посмотрел в ее полные смущения глаза и весело подмигнул: – Топай к Сайсиену, я с ним свяжусь, все объясню сам, завтра придешь со всеми в пять, но бегать будешь не быстро и только по внутренней дорожке, просто чтобы не потерять форму. И не красней, как помидорчик, это тебя делает слишком очаровательной, и так с трудом сдерживаюсь. Иди уже.

Хелл улыбнулась, вежливо поклонилась и, помахав бегущим друзьям ручкой, отправилась к Сайсиену. Резь все нарастала, но наемница уже настолько свыклась с постоянной болью в мышцах, что на мелкие неприятности типа ноющего живота внимания не обращала. Великий Учитель встретил ее в саду, и, судя по тому, как он выжидательно посмотрел на девушку, наемница поняла, что Руслан уже рассказал ему все через браслет связи.

– Зверек, не ожидал от тебя такой глупости. – Хелл мрачно подумала, что и этот сейчас начнет читать мораль. – Ладно, пошли в тренировочный зал.

– Эм, учитель, так вроде как нельзя же…

Сайсиен хитро улыбнулся:

– А уж это мне решать, что можно, а что нельзя, идем, Зверек.

Когда вошли в тренировочный зал, Сайсиен пропустил наемницу вперед, а сам нырнул в одно из подсобных помещений. Через минуту вернулся и протянул ей покрывало.

– Запомни, Зверек, все, что дано свыше, имеет свои причины. Иногда женщины забывают о том, что им позволено быть слабыми и хрупкими, и, наверное, поэтому вам отпущены эти дни. – Сайсиен заботливо постелил покрывало на пол и приглашающим жестом указал на него.

Хелл, стараясь скрыть удивление, села. Она впервые видела учителя столь заботливым.

– Ты сидишь неправильно. – Великий устроился на полу напротив нее, почти полностью повторил позу лотоса, вот только пальцы рук соединил звездой и с силой сжал. Хелл повторила его движение и тут же почувствовала, как боль внизу живота постепенно отпускает. – Молодец, правильно. А теперь я расскажу тебе об особенностях твоего восприятия. Расслабься, закрой глаза и положи ладони на колени.

Она выполнила все указания и, едва закрыла глаза, поняла, что ощущает все помещение, но как-то иначе, чем раньше, словно в ней появилось что-то новое.

– Хорошо. – Голос Сайсиена стал низким и странным… Хелл с раздражением подумала, что он снова использует ментальные приказы, и потом опять будет раскалываться голова! – А теперь почувствуй пространство. Слейся сначала с полом, опиши, что чувствуешь. Ну, только расслабься, вот так, хорошо, Зверек.

Она выкинула все мысли из головы, сосредоточилась на выполнении задания и с удивлением почувствовала, что пол под ней не монолитный, внизу еще есть помещение, и не одно.

– Что чувствуешь? – Голос Сайсиена обволакивал разум.

– Ничего, – Хелл продолжала сидеть с закрытыми глазами, – но кое-что вижу.

– Что? – спросил учитель, глядя на ее закрытые глаза.

– Что у вас под полом вторая комната, она больше этого зала, там… трава синяя растет. – Хелл улыбнулась, подумав, что у нее галлюцинации, но продолжила рассказывать: – Там еще… существо странное, опасное, быстрое. – Она внезапно испугалась: – Оно меня чувствует и чувствует кровь!

Наемница открыла глаза, с изумлением посмотрела на Великого Учителя и наткнулась на не менее удивленный взгляд.

– Зверек, – голос Сайсиена был серьезен, – ты это видела, или тебе рассказали… Нет, не могли, никто не знает! Значит, видела! Нет, не могла, это невозможно!

Учитель смотрел на нее так удивленно, что девушка невольно смутилась.

– Зверек, ты сейчас ступай к себе… Хочешь, чтобы тебя провели? Или сама в состоянии дойти, а?

Хелл задумчиво посмотрела на дверь, потом решительно поднялась:

– Нет, я сама!

– Уверена? – В глазах учителя появилась заинтересованность: – Сейчас второй курс гуляет…

– Справлюсь! – Хелл встала, поклонилась и вышла.

Сайсиен, посмотрев ей вслед, поднял руку, связался с Кайлом:

– Здорово, старик! – ответил Кинжал.

– Сидишь, Кайл? – поинтересовался дасх. – Если не сидишь, тогда сядь. Твоя протеже, Кайл, обладает еще и телепатическими способностями!

В браслете связи раздался странный шум: похоже, Кайл все же решил сесть и промахнулся.

– Уверен? – хрипло проговорил наемник. – Сайс, ты уверен?!

– Сомнений нет. – Дасх поднялся с пола одним плавным движением, вышел из тренировочного зала, направился в свой кабинет. – Девочка увидела то, что не мог бы увидеть обычный человек… Я бы понял, будь она с Панаркира, там телепатов один на сотню, но с Земли…

– Насколько она сильна? – тут же заинтересованно уточнил Кайл.

– Сложно сказать… Но я это проверю. И если данные подтвердятся… Кайл, ты понимаешь, какой самородок откопал? Совет Тридцати за нее глотку перегрызет и не подавится!

– Дерсенг на их глотки, Сайс! Перебьются! – Голос наемника был возбужденным. – И убирай ее из команды Стилета, после обучения я забираю крошку!

– Как бы… – Сайсиен усмехнулся. – Поздно, Кайл. Ребята сработались, боевая четверка с ней как с ребенком возится. Мелкой там комфортно, и, как это ни удивительно, ее там любят.

– Это неудивительно, это паршиво, твою мать ранину на ночь!

– Не выражайся про мою мать, она была достойной женщиной! – устало оборвал его дасх. – Нет, Кайл, я оставляю ее в команде. Поверь моему опыту – ребята нас еще удивят, а вот Зверек… Что же такое случилось, что девчонка обладает этими способностями? Я изучил ее боевой транс – это выброс адреналина, причем контролируемый, заметь! Но кроме адреналина там что-то еще. А теперь и телепатия! Я в курсе, что у землян до дерсенга способностей, но обычно они так и не проявляются… Лишь изредка, в шоковых ситуациях, подсознание снимает блок и дает еще одну частичку информации…

Кайл подключил изображение – он находился на корабле, в кресле пилота, усталый, заросший, но очень довольный новостями.

– Я не на Трех Мирах, Сайс, когда вернусь, обязательно докопаюсь. У нее был шок, это определенно. Шок, судя по глазам, сильнейший. Я докопаюсь, Сайс, определенно докопаюсь!

– Не сомневаюсь. Я тебя обрадовал, намек твой понял – ее способности будем держать под контролем. Пока все складывается удачно – знаменитый кинжал Кайла стал доказательством того, что малышка твоя постельная грелка, а я… решил никого не разубеждать.

– Сайс, – глаза наемника недобро сузились, – не лезь, куда не просят.

– Да брось! Глаз ты на нее определенно положил. Только… хочешь совет старого друга?

– Рискни здоровьем, мать тво… в смысле дерсенг на твой зад! – тут же поправился Кайл Кинжал.

– Она с тобой не будет работать ни-ко-гда! – Сайсиен улыбнулся.

– Ни-ко-гда – слишком долгий срок, Сайс. Поработай с ее новыми способностями, мне до ранина нужен напарник! – Кайл устало прикрыл глаза. – Меня, к арсигаям, чуть не убили! Старею, тахешесс! Реакция не та, Сайс, восстанавливаюсь, к метаморфам, медленно!

– Набрал бы себе команду из выпускников и не играл бы с хвостом гриора! – жестко ответил Сайсиен. – Я с девочкой работаю. Должен признать, удовольствие обучать такую, как она, невероятное. Этот новый талант проверим, и если получится…

– Главное, чтобы никто не узнал! – Кайл повертел головой, разминая шею. – Все, ушел.

Наемник отключил связь, а Сайсиен снова набрал на браслете код, на этот раз длинный и замысловатый.

– Адыр, проследи за Хелл, – произнес Великий Учитель, отслеживая перемещения наемницы.

– Ну, – ответил тренер, также вглядываясь в браслет, куда поступала информация от системы видеонаблюдения академии, – ей сейчас будет весело, хорошо, а если расслабится, то еще и приятно. Тут Скай и Удав. Пресечь?

– Контролируй. – Сайсиен жестоко усмехнулся. – Зверек действительно расслабилась, встряска лишней не будет. Вмешаешься, когда уже не сможет сопротивляться.

– Скай – шаррис, – возразил Адыр, – Удав на нее зол, у мелкой ни шанса.

– Именно это она и должна понять, – спокойно ответил Сайсиен.

Хелл помнила, хорошо помнила тот первый раз, когда в жизни тринадцатилетней девочки начался этот кошмар под названием менструация. Тогда плачущего уже не ребенка долго успокаивала мама, пытаясь объяснить, что так нужно и теперь это будет каждый месяц. Каждый месяц! Три дня! После этих слов она заревела еще громче, тогда ей сообщили хорошую новость – годам к пятидесяти это пройдет. Слабое утешение, но оно подействовало.

Потом девочка узнала, как эти дни называются еще – «красные пришли», «картина Репина «Приплыли», «критические дни», «кошмарики», «вселенская катастрофа» и «мраки»…

Названий было много. Одноклассницы делились подробностями – у кого когда, как и сколько, мама старалась подбодрить, говорила, что с этим просто нужно смириться, старшая сестра твердила примерно то же – у нее этот кошмар возник на три года раньше.

И вот началось – купаться в ванной нельзя, поднимать тяжести нельзя, а она была сильным ребенком и привыкла к своей силе. Первый раз в эти дни стало плохо, когда, забывшись, Хелл попыталась передвинуть шкаф… последствием стала режущая, пронзительная боль и увеличение числа кошмарных дней в два раза. Тогда, свернувшись калачиком, тихо поскуливая и обняв руками ноющий живот, она начала понимать, почему женщин называют слабым полом… Потом пришла мама, принесла обезболивающие и долго успокаивала, одновременно ругая за совершенную глупость… Рядом с мамой всегда становилось легче, а теперь Хелли была совершенно одна.

Идя по коридорам академии, наемница старалась глубоко дышать, пытаясь унять снова появившуюся боль. Боль подло и коварно усиливалась, словно мстила за то, что в тренировочном зале с ней справились. Хотелось лечь на пол, свернуться калачиком, тихо звать маму и надеяться, что она придет… Хелл усмехнулась, обругала себя в очередной раз за глупые мысли, которым на Трех Мирах не было места. Злость помогла собраться, и наемница выпрямилась, зашагала увереннее, игнорируя состояние организма. Предстояло еще преодолеть лестницу, да и занятий с Джаем никто не отменял. Сжав зубы, она поднималась по ступеням, когда почувствовала чей-то взгляд и подняла голову – ее ждали Удав и его дружок Скай.

Удав был высоким шатеном, под два метра, накачанным, возможно, когда-то симпатичным. Теперь лицо перерезали рваные шрамы, правая рука стала чуть короче – кость восстанавливали по кусочкам, как рассказал ей Стилет. Скай, в отличие от напарника, обладал аристократической красотой, бледной кожей, голубыми глазами и светлой шевелюрой, про него Хелл рассказал Дейв. По словам наемника, Скай происходил из королевской семьи, но у Темных империй появились свои интересы, и планета была захвачена за сутки. Иногда в глазах этого утонченного воина с гибкими, тонкими и удивительно сильными пальцами (здороваться с ним за руку наемники не любили!) мелькала невыносимая тоска. В такие мгновения он словно отрекался от всего мира, уносился в область воспоминаний, потом через какое-то время его лицо искажала полная боли гримаса, и парень вновь превращался в высокородного мерзавца.

– Чего сидим? – бесстрашно поинтересовалась наемница, пряча за беспечностью панический ужас: рядом не было никого из ребят.

– Да вот сидим. – Скай улыбнулся обаятельной улыбкой принца из сказок, но через мгновение его лицо исказилось и улыбка стала кровожадной. – Ждем, с кем развлечься, и дождались уже.

Наемник поднялся и двинулся к ней.

– Что ж вы столько времени даром-то убили? – притворно посочувствовала Хелл. – Из вас такая убойная парочка получилась бы… – Она внимательно оглядела обоих, задумчиво произнесла: – Ты, Удав, был бы мальчиком, а ты, Скай, девочкой, ты же такой гибкий и хрупкий, и кожа у тебя нежная, и волосики длинные.

Бывший аристократ зарычал, прыгнул к девушке – шанса увернуться не было, и через мгновение Хелл билась в сильных руках наемника. Скай оттащил ее в коридор, а Удав неторопливо двинулся следом. Хелл втолкнули в один из тренировочных залов, в это время суток он пустовал, как и коридоры всего пятого этажа. Пролетев по инерции несколько метров, она свалилась на покрытый мягкими матами пол и невольно застонала от дикой боли, прорезавшей низ живота.

– Что, малышка, плохо тебе? – участливо поинтересовался Удав, присев перед ней на корточки.

– И мы не гарантируем, что сегодня сделаем тебе хорошо, – с другой стороны скорчившейся девушки присел Скай, – но, может, потом… со временем… ты и оценишь наши эротические игры…

Судя по его усмешке, это было маловероятно.

– Мать вашу! – Она попыталась сесть, но ей не дали, снова толкнули на маты. – А вас не… э-э… не смущает, что у меня там кровь, а?

– Упс… – Скай рассмеялся низким мрачным смехом. – Удав, ты у нас не из брезгливых?

– Нет. – Удав ржал громко, совершенно не боясь, что их услышат. – Так что я сзади!

– Договорились!

В синих жестоких глазах Ская она разглядела свое отражение. Наемник ухмыльнулся и чуть склонил голову набок, оценивающе оглядывая мелкую. Хелл тоже пристально смотрела на него, пытаясь оценить возможности противника. На что был способен Удав, она уже знала и допустила фатальную ошибку, решив, что Скай слабее. А затем девушка стремительно изменила дыхание, пытаясь вогнать себя в то состояние, которое Сайсиен называл «боевым трансом». Дыхание участилось, в голове зашумело, ярость поднялась волной и заглушила боль. Хелл резко потянулась, молниеносным движением схватила противника за горло, бессознательно пытаясь повторить тот прием, который практически спас ее в доме «Красной розы».

Скай захрипел, попытался разжать ставшие внезапно железными пальцы… Но второй наемник чего-то подобного ждал. Вскочив, Удав нанес удар ногой в живот, заставил Хелл разжать захват, а затем ударил еще раз. Девушка отлетела, впечаталась спиной в стенку, вновь с глухим стоном упала на маты.

– Даркинаре обрагео, тварь! Скарити! Самка свинокрыса! – Скай вопил не от боли – от ярости.

Приподнявшись, Хелл увидела, как из оставленных ею отметин капает кровь. В его глазах была такая злость, что наемница без труда прочитала свой приговор. Почему-то во рту появился металлический привкус… Сплюнув, девушка встала, спокойно посмотрела на взбешенных ублюдков и тихо проговорила:

– Тронете меня – подохнете!

Губы Ская расползлись в ухмылке:

– Маленькая дрянь что-то пропищала? Ты сейчас по-другому запищишь и будешь пищать в такт моим движениям! – Рука наемника потянулась к застежке комбинезона. – Хочешь посмотреть на что-то новенькое, а, крошка? – нагло спросил он, расстегнув одежду.

Хелл посмотрела с подчеркнутым любопытством и очень внимательно, старательно пряча отвращение, потом на ее лице появилась брезгливая усмешка:

– Слушай, Скай, ты вроде неглупый мужик, а ведешь себя как пацан-недоросток. Ты хоть в курсе, что женщинам нравится данный орган исключительно в комплекте с любимым мужчиной? А вот во всех остальных случаях это… достоинство вызывает только рвотный позыв!

Глаза наемника сузились. Комбинезон был поспешно застегнут. Чуть повернув голову к Удаву, но не отводя взгляда от Хелл, Скай совершенно спокойно спросил:

– Удав, ты не против, если я стану первым, а?

– Она вся твоя. – Наемник прошел к снарядам у стены, сел, словно готовился просмотреть представление. – Учитывая, какие способы предпочитаю я, даже лучше, чтобы она к тому моменту была абсолютно расслаблена и могла только постанывать. – Удав заржал.

– Вот и разобрались, – мрачно произнес Скай и двинулся к девушке.

Сдаваться Хелл не собиралась: удар рукой в корпус Скай блокировал без труда, удар левой в горло он перехватил, с силой сжал запястье, второй рукой схватил Хелл за волосы и дернул в сторону, открывая место для маневров. Один резкий удар ребром ладони по незащищенной шее, и наемница поняла, что проваливается в темноту, а странный треск – это треск разрываемого комбинезона.

«Убью! Убью! Убью!» – кричало что-то внутри нее, и когда Скай бросил бесчувственную, как он полагал, девушку на пол, Хелл извернулась и нанесла удар ногой в пах.

Вой наемника прозвучал как приятная музыка для ее ушей! Если бы Скай был один, у нее оставался бы шанс, но она вспомнила про Удава лишь тогда, когда тот нанес очередной страшный удар в живот. Отлетая к стене, Хелл поняла, что это все… Просто все! После второго удара спиной она уже не встанет!

Но стены не было. Неизвестно как между ней и твердой поверхностью кто-то метнул тренировочный мат, и в результате Хелл упала на пол, даже успев при этом сгруппироваться. Сверху на нее свалился тот самый мат, придавив окончательно.

– Вы… – прозвучал знакомый голос Адыра, от которого обычно бросало в дрожь, – оба в кабинет Сайсиена… А после этого вами займусь я… – В голосе учителя боевых искусств прозвучала неприкрытая угроза.

Хелл с трудом села, проследила, как побледневшие наемники покинули зал, затем посмотрела на задумчивого тренера. Во взгляде узких черных глаз было что-то странное, нечто очень непривычное для самого жестокого из ее учителей.

– О чем они думали? – обращаясь скорее к себе, произнес учитель. – Слишком юная, слишком слабая, слишком… хорошенькая! Ее порвут за два года обучения! – И уже глядя в глаза Хелл, спокойно спросил: – Оклемалась?

Сделав над собой усилие, наемница попыталась встать, но тут же со стоном упала.

– Все ясно, – констатировал Адыр, – сделать они ничего не успели, а идти ты все равно не можешь. Как ужасно быть такой слабой, Хелл! Самой не противно?

– Противно! – Она все же встала. – Очень противно быть слабой, ненавижу это ощущение!

Неожиданно на суровом лице появилась улыбка:

– Вот и правильно! И не раскисай тут! – Адыр подошел, аккуратно подхватил ее на руки и понес вниз. – Хелл, ты слабая, но пока тебя тащили по коридору, ты молчала. Почему?

– Стыдно было… – невольно призналась девушка.

– А если бы они тебя искалечили, стыдно бы не было, а, Хелл? – Адыр неодобрительно покачал головой. – Скай и Удав – одни из лучших среди выпускников. Когда они действуют в паре, равных им найти сложно. Они сработались, Хелл! А ты… малолетка сопливая с завышенным самомнением и дурацким неуместным стыдом!

Хелл закусила губу от обиды, но сдержалась. Теперь Адыр нес ее по коридору первого этажа, в ту сторону, где проходили занятия в лабораториях.

– А что будет с Удавом и Скаем? – тихо спросила наемница.

– А ничего, Хелл! – ответил учитель. – Ну даст Сайсиен им по мозгам, я дам по морде, а толку? Отчислить мы их не можем, здесь отчисляют только тех, кто не прошел спарринг. Убивать из-за твоей девичьей чести их тоже никто не будет. Вот так-то! Тут либо сама даешь отпор, либо тебя имеют все, кому не лень… В академии и мужикам не сладко, а уж таким, как ты… – Он хмыкнул, толкнул ногой, казалось, монолитную стену, и та отъехала в сторону, открыв прозрачный лифт.

После спуска они оказались в лаборатории, но в этом помещении явно занимались медициной, а не опытами, как на верхних ярусах.

– Станислас! – громовым голосом позвал Адыр. – Тут наемница с трудом перенесла личные отношения, куда ее?

Откуда-то из-за спины учителя появился невысокий собранный человек с лицом, покрытым шрамами от ожогов.

– Это наемница?! Вот это ты назвал наемницей? Адыр, тебя Сайсиен с крыши уронил, и ты головой приземлился? – Станислас говорил, совершенно не ожидая ответов. – Сколько их было? Совсем порвали девочку? Так, сейчас приготовим операционную, только там труп со стола убрать нужно, а потом…

– Не надо операционную! – Хелл попыталась слезть с рук Адыра. – Ничего они сделать не успели! И не рвал мне никто ничего! Что вы за люди такие?! – Она спрыгнула на пол, игнорируя дикую боль. – Мне бы обезболивающее и отмазку от уроков на сегодня, и все.

Хмуро разглядывая Хелл, Станислас обратился к Адыру:

– У нее кровь там…

– Женские дни, – спокойно пояснил тренер, – Руслан сообщил, чтобы я освободил от занятий. Как раз собирался зал осмотреть, ну, ты в курсе, у меня только рабочие сменились, их контролировать нужно… Тут, гляжу, тащат нашего птенчика по коридору, а она и рада – молчит, только упирается.

– И как? Классно было? – поинтересовался медик у Адыра.

– Да так… Язык у нее хорошо подвешен, а драться совсем не умеет. Все на инстинктах, никакого самоконтроля. Ну, в итоге они ее, она их… пришлось вмешаться.

– Ну вот, – в голосе Станисласа слышалось одно сплошное разочарование, – ты все испортил.

– Да ничего, – пожал плечами преподаватель и, пристально глядя в серые глаза наемницы, добавил: – Еще насмотримся…

В этот момент Хелл поняла, что отомстить Удаву и Скаю должна сама! Иначе это никогда не прекратится.

Станислас приказал раздеться до нижнего белья и встать на странный белый круг, затем направил на Хелл сеть голубых лучей.

– Синяки, ушибы, на нескольких ребрах повреждения… ну… и менструальное кровотечение усилилось, – резюмировал доктор после осмотра. – Желательно бы полежать пару дней, но на это и не надейся. – Станислас швырнул девушке белый халат: – Тебя в коридоре ждут, так что одевайся и вали. – Но едва она попыталась проскользнуть в двери, резко остановил, прижал к изгибу локтя три ампулки и активировал. – Не так быстро, крошка. Кровь тебе остановили, боль сняли, вторая ампулка для быстрого сращивания костей, а третья – это снотворное. До комнаты тебя донесут, и сразу спать. Поняла?

Хелл чуть скривилась, когда содержимое медицинских препаратов вторгалось в ее тело:

– Поняла. Все поняла!

– Вот и умничка. – Медик попытался шлепнуть ее напоследок по мягкому месту, но на этот раз Хелл была быстрее.

Одним движением она перехватила его запястье, вывернула руку, как учил Сайсиен, и заставила встать на колено:

– Слушай, ты… доктор, еще раз… еще только раз попытаешься, и лечить других будет некому!

Отпустив удивленного мужчину, она стремительно вышла в коридор. Ее ждали Бес с выражением ярости на обычно добродушном лице и столь же недружелюбно настроенный Стилет.

– Стилет, – Хелл пристально посмотрела на командира, – у меня есть просьба…

– Мы их порвем, Хелли! – уверенно прорычал Бес.

– Нет. – Хелл твердо посмотрела на Стилета. – Они мои… пожалуйста.

– Соображаешь, о чем просишь? – холодно осведомился наемник.

– И еще как! Прошу тебя…

– Ладно, Хелл, – было заметно, что ответ дался Стилету нелегко, – но только чтобы я был рядом.

– Идет!

Не слушая ее возражений, Бес подхватил наемницу, и все очень быстро вернулись в маленькую трехкомнатную квартирку на девятом этаже. В общей комнате ждали Алекс и Дейв.

– Уроды, – прошипела блондинка, глядя на разбитую губу Хелли.

Дейв Хелл удивил: он подскочил, взял ее из рук Беса и отнес на кровать в комнату девушек.

– Так, сейчас говори, где болит, – быстро произнес наемник и начал давить пальцем внизу живота, – больно?

– Нет, Дейв, ты чего?

– Я врач, Хелли, если ты еще не знаешь, и несколько лет работал на своей родной планете, до того, как… – Щека наемника дернулась. Но задавать вопросы она не решилась. – Так, несмотря на синяк на животе, внутренних повреждений нет. Нормально. Как выкрутилась?

– И меня этот вопрос волнует! – Стилет стоял, опираясь спиной о косяк двери.

– Адыр спас… – шепотом призналась Хелл, чувствуя, что начинает действовать снотворное.

– С чего бы это? – Алекс прошла в комнату, села на свою постель. – Обычно Адыр смотрит, как наемники забавляются, и не вмешивается. Его очередных работничков отымела вся шайка Ригара, а он спокойненько полюбовался процессом и пошел к Сайсиену требовать новых.

Хелл почувствовала, что окончательно проваливается в сон, и прошептала:

– Стилетик… только не трогай их… пожалуйста…

Боевая четверка с изумлением посмотрела на избитую спящую девушку. Халат Дейв перед обследованием с нее снял, и теперь всем были хорошо видны не только кровоподтеки на лице, но и огромные синяки на животе, содранный до крови бок… Спящая Хелл была настолько жалкой и беспомощной, что первой не выдержала Алекс:

– Стилет, я не поняла!

– Она хочет разобраться с ними сама, – выдал наемник.

– Что значит сама? – Дейв с удивлением посмотрел на командира. – Удав и Скай не отстанут так просто. Да, Руслан их отметелил с разрешения Сайсиена, но это им как… они не отстанут, Стилет!

– Знаю, – задумчиво произнес наемник, – но тут Хелл права – не научится защищаться, иметь ее будут в каждом углу академии.

На несколько минут все замолчали, потом заговорила Алекс:

– Мне не один кадык сломать пришлось, и то до сих пор стараюсь от вас не отходить, а Хелл… она же ребенок еще! Нам стоит вмешаться, Стилет.

Командир боевой пятерки укрыл спящую одеялом, развернулся и вышел. Уже у дверей произнес:

– Нужно дать ей шанс! Мы не сможем вечно находиться рядом, а с ее внешностью необходимо уметь постоять за себя. Да и при чем тут внешность! – Стилет резко развернулся, осмотрел наемников. – Она молоденькая девчонка, будь даже уродиной, и то… Дадим ей шанс, девочка уже многого добилась, а вот если не справится… в конце концов, мы одна команда!

Хелл проснулась уже на закате. Она была одна в комнате, и это само по себе оказалось непривычным. Потом увидела коробочку с мазью и бело-синий браслет. Надев его, тут же ощутила легкую вибрацию. Пытаясь остановить, нажала на засветившиеся кнопочки. Из украшения вырвались голубые лучи, сформировались в пирамидку, в пирамидке показалось трехмерное изображение Стилета.

– Очнулась, мелкая? – поинтересовался командир. – Там еще гипкар… эм… крем, короче, так тебе будет понятнее. Нанеси на синяки и ссадины, потом переодевайся и давай на ужин. И Сайсиен тебя ждет. Браслет отныне носишь постоянно. Чуть что – наберешь 3TY57FD 5, это мой код. Запомнила?

– А… ага… – мысленно повторила символы про себя. А потом снова, и снова, и еще раз.

– Вот и умничка. Давай, поторопись, у нас как раз занятия заканчиваются.

В душе одна стена была зеркальная. Рассматривая свое избитое тело, Хелл невольно стиснула зубы – она собиралась мстить. Переодевшись и безмерно радуясь тому, что боли нет, наемница вышла в коридор, закрыла прикосновением ладони дверь.

Коридоры и лестница были свободны, но Хелл не могла сдержать внутреннего напряжения и ежесекундно ожидала нападения. Когда девушка вошла в столовую, на нее пялились, как и всегда, но теперь в глазах у многих была холодная решимость… сломать ее. Все же Скай считался местной звездой. Самих несостоявшихся насильников нигде видно не было, зато от окна приветственно помахали ребята.

– Садись, приключение ходячее. – Стилет пододвинул к ней поднос, на котором среди еды высился и стакан с протеиновым кошмаром.

– О нет! – простонала наемница.

– О да! – спародировал ее Стилет. – Пей и не кривись. – Он обвел хмурым взглядом зал. – Тот факт, что мы с ребятами не тронули этих уродов… показал, что ты беззащитна, малышка! – В голосе командира появилась злость: – Так что теперь, когда ты не с нами, – ты мишень! Все поняла?

– Эти уроды весьма… хорошо дерутся вместе, – печально ответила Хелл.

– Ну так поэтому мы и планировали отловить их поодиночке! – Алекс чуть подалась вперед. – Тебе точно ничего не сделали?

Хелл улыбнулась – ребята, в отличие от Адыра и того странного Станисласа, действительно беспокоились о ней.

– Они ничего не сделали. Не успели. Потом попытались меня вырубить, точнее, Скай…

– Странно, что им не удалось. – Стилет внимательно смотрел на нее.

– Ага, – поддержал Бес, – то, что личико пострадало, говорит в твою пользу, Хелли. Вот если бы на тебе ни ссадинки не было… тогда полный дерсенг!

– Ну и шея Ская тоже говорит о многом, – усмехнулся Дейв, – но вообще… Не стоит тебе одной ходить, поняла?

Кивнув, Хелл принялась за еду.

– Почему этих уродов нет? – спросила наемница.

– Они в лаборатории в медцентре, с ними Руслан побеседовал, – ответил Стилет, – но и не надейся, что это из-за твоей… чести, так сказать. Поимей они тебя, никто бы им и слова не сказал, но они напали, когда ты была не совсем в форме, и покалечили, за это тренер наказал. А вот если бы в другие дни, да при этом следов на теле не оставили… – Неожиданно Стилет подался вперед и, глядя Хелл в глаза, зло произнес: – Тогда бы никто и ничего им не сделал! И когда они оклемаются… ты не ходишь больше одна, поняла?

– Прости, я все поняла. – Хелл оглянулась. Нетрудно было догадаться, что к их разговорам прислушиваются.

Внезапно завибрировал браслет на руке.

– На кнопочку ответа нажми, – с улыбкой посоветовала Алекс, – ага, эта беленькая.

Хелл нажала и услышала голос Сайсиена:

– В мой кабинет, живо!

…Обучение продолжалось… Через три дня в строй вернулись Скай и Удав, их взгляды ничего хорошего не предвещали. Отныне по академии Хелл передвигалась исключительно в сопровождении ребят из своей команды и на девятый день, когда ее у кабинета Сайсиена поджидал Стилет, решилась на активные действия.

– Мне нужна помощь, – тихо попросила девушка.

В глазах Стилета появилось понимание:

– И куда идем?

– В медцентр… но… там я разберусь одна!

– Отлично! Ставлю твой протеиновый коктейль на то, что будешь охмурять Станисласа.

– А ты догадливый. – Хелл подмигнула.

…– Мне надоело ждать! – Скай стоял на лестнице. – Вырубишь Стилета, а я займусь девчонкой.

– Драки на территории академии… – начал Удав.

– К демонам! Делай с ним, что хочешь! Он первокурсник, пусть и талантливый, а ты прошел весь курс Огрини. И вообще, учитывая, что сейчас ночь и все спят… – Скай замолк, как только к ним стали приближаться шаги. – Работаем!

Хелл и Стилет прекрасно слышали, как переговариваются наемники, и не сомневались, что их ждет «сюрприз».

– Поиграем? – Командир подмигнул ей, затем прижал спиной к стене и склонился, словно собираясь поцеловать. – Наверху позиция невыгодная, нас разделят, да и… там не очень удобно.

– Поняла, – прошептала Хелл, обнимая его одной рукой за шею, а второй вкладывая ампулу в вырез комбинезона так, чтобы та активировалась, едва к наемнице прижмутся.

– За тебя возьмется Скай, – прошептал он, не без удовольствия поглаживая ее пониже спины.

– Мне твоя задница тоже нравится, – раздраженно сообщила Хелл, – прекрати. Ты с Удавом разберешься?

– Ага, – Стилет явно вошел во вкус. – Слушай, а я бы с тобой замутил, – произнес он фривольно, но тут же серьезным голосом добавил: – Но нельзя!

– Почему? – не сообразила Хелл.

– За секс с подчиненными вылетают из академии, – усмехнувшись, ответил наемник, – да и вообще, личные отношения в команде недопустимы.

Но Хелл уже не слушала, в ее голове созревал план, еще более коварный, чем предыдущий.

– Мм, Удава вырубай, он мне бессознательным нужен! Они ведь команда?

Стилет уставился на девушку с таким удивлением, что даже лапать перестал:

– Хелли, твою задницу ранинам на завтрак! Это жестоко, малышка… Но… Я – за! Это поумерит пыл у остальных. Только учти – наша задача поиздеваться, не более! Враги нам не нужны! А так, пусть потом доказывают, что ничего не было… Но, Хелл, ты зверь!

С этими словами он, откровенно паясничая, прикоснулся к ее губам, прошелся по ним языком, словно облизывал что-то сладкое, и Хелл едва не рассмеялась, но из образа постаралась не выйти.

– О-о-о, мы их ждем! – По ступенькам неторопливо спускался Скай. – А тут… неуставные отношения! Хелли, что же ты с командиром спишь, а простым парням не даешь?

Хелл нагло обняла наемника и томно ответила:

– Он в постели… мм… высший класс!

В глубине сиреневых глаз Стилета плясали бесенята:

– Хелли, давай поторопимся. Я соскучился.

– О-о-о, я тоже соскучилась. – Ее рука плавно двинулась к его брюкам. – Он у тебя та-а-а-акой большой… и красивый… не то что у этого… – Она бросила полный презрения взгляд в сторону Ская.

Взбешенный бывший аристократ напал первым, выдернул Хелл из рук Стилета и отшвырнул. Падая, девушка услышала звуки схватки, завязавшейся между Стилом и Удавом.

– А как же прелюдия? – возмутилась девушка. – Как же поцелуи?

Вместо ответа на нее навалились сверху, терзая шею жесткими губами, разрывая ширинку брюк. Хелл усмехнулась и, пока Скай отвлекся на обсасывание груди через майку, аккуратно вколола ампулу ему в шею. Послышались стон, хрип, яростное рычание… и наемник замер…

– Эй, ты там живая? – спросил подошедший Стилет.

– Он тяжеленный… сними…

Через мгновение Скай был безжалостно сдернут, а Хелл смогла встать.

– О-о-о, на шее засосы останутся, – прокомментировал Стилет, разглядывая ее, – и майку обслюнявил. Ладно, говори, что будем делать дальше.

Хелл коварно усмехнулась:

– У вас тут записывающие устройства есть?

Без пяти минут четыре завибрировал будильник. Мгновенно поднявшись, девушка рванула в душ, а через минуту уже одевалась. Затем быстро собрала влажные пряди в косу и, застегнув ботинки, рванула из комнаты. Сегодня утром ребята ее не сопровождали, впрочем, она надеялась, что эта мера предосторожности больше не понадобится.

Лестница уже не вызывала ужаса, мышцы ног воспринимали нагрузку хоть и не радостно, но без дрожи.

В резиденцию Руслана она вбежала вовремя, остановилась, озираясь в поисках тренера, и замерла – учитель был не один. Руслан, потешно болтая ногами, сидел вместе с Адыром на перекладине и терпеливо дожидался ее. Хелл медленно, с очень нехорошим предчувствием двинулась к учителям, уже не сомневаясь, что ее ждет серьезный разговор.

– Хелл, – без предисловий начал Адыр, – мне до дерсенга плевать на этих… наемников, но, надеюсь, ты понимаешь, что, когда все узнают… ты попадешь на уроках в сферу моего пристального внимания!

– Со своей стороны предупреждаю о том же. – Руслан улыбнулся. – Ты, конечно, молодец и все такое, и успехи твои радуют, но… Кайл Кинжал за твою мертвую тушку нас кастрирует… он может! Поэтому сама понимаешь. В общем, у тебя есть шанс разбудить сладкую парочку, извиниться и отдать все записи им… или мы начнем тренировать тебя по высшему разряду.

Несколько секунд она переводила удивленный взгляд с одного преподавателя на другого, потом жестко произнесла:

– Учитель Адыр, ваш намек в медцентре я поняла прекрасно, а быть… как вы там сказали про каждый угол? Не хочется! Так вот, я считаю, что это научит остальных держаться от меня подальше!

Мужчины переглянулись, Руслан заговорил первым:

– Хелл, ну набили бы им рожи, и дело с концом! А так ты себя подставляешь, да и вообще, это жестоко, пойми.

– А то, что они собирались сделать, не жестоко? – спокойно спросила Хелл. – Тренер, я понимаю, что вы имеете в виду, но… силой тут ничего не решишь, здесь все сильные. А я самая слабая… пока самая слабая! Я понимаю, что метод подлый, но… Это отобьет у остальных желание применять силу. К тому же ничего страшного мы не сделали.

Адыр и Руслан переглянулись и заржали в голос.

– Ну смотри, наемница, – Адыр гибко соскочил с перекладины, плавно двинулся на выход, – с этого дня все приемы отрабатываешь со мной, а не с добренькой мамочкой Стилетом!

Хелл удивленно посмотрела ему вслед.

– Ну и чего пялишься? – беззлобно вопросил у нее Руслан. – На дорожку, живо!

На этот раз тренер не щадил, и через этот долгий, почти в два раза длиннее, чем на Земле, час, она с трудом переставляла ноги.

– Топай на растяжку! – приказал Руслан и направился к двери.

За те несколько недель, которые Хелл провела в академии, она поняла, что всех преподавателей, кроме Сайсиена, объединяет одно – черный, очень черный юмор! Вот и сейчас тренер с предвкушением ждал двух вещей – чьего-то опоздания, чтобы поиздеваться, и того момента, когда народ обнаружит последствия ночной проделки Хелл и Стилета. Боевая четверка, как всегда, пришла первой. Обменявшись с девушкой хитрыми ухмылками, ребята двинулись на беговую дорожку. Вторым привел свою команду Неврос – пятнадцать членов «Когтей Дракона», по всеобщему признанию лучшей команды в академии, рванули, догоняя боевую четверку. Третьим был Саерз с девяткой «Аваргали» – вторая полностью сформированная команда. Наемники двигались слаженно, как единый организм.

– Хелл, растяжка! – прервал ее размышления Руслан.

И она занялась упражнениями. В школе Хелли не могла встать на шпагат и вообще считала себя крайне неуклюжей, зато теперь… какой шпагат, она и стойку на голове без проблем делала. Шпагат, потянуться к правой ноге, полностью ложась на нее всем телом. Затем к левой. Мостик, перенос веса на руки, стать в стойку, снова мостик и – подняться. Она поймала восхищенный взгляд тренера, невольно заулыбалась.

К тому моменту, когда вбежали последние наемники, стало ясно – Удава и Ская среди них нет. Руслан сие никак не прокомментировал и погнал всех на дорожку. С этого момента, как и всегда, начинался персональный спарринг наемницы с тренером.

– А вот и я, – преподаватель подошел ближе, – ну, сладенькая, ты готова?

– Я не сладенькая! – Хелл рывком поднялась.

– Мм, я собираюсь тебя попробовать, – Руслан жестко ухмыльнулся, – пробовать будем везде! На площадку, сладенькая!

А она считала Руслана адекватным и нормальным. Как оказалось – зря! На этот раз не было ни объяснений, ни мягкости, ни жалости. Прием, обход ее защиты, удар. В очередной раз падая, Хелл задалась вопросом: здесь в учителя только маньяков-убийц берут? Кажется, она спросила это вслух, потому что Руслан нанес удар так, что девушка вылетела с площадки и упала на песок.

– Угадала, птычка! Теперь шевели перушками и прыгай на насест! Хелл, шевелись!

Наемники в очередной раз сбились с темпа, наблюдая, как мастер разделывает под орех, казалось бы, всеобщую любимицу. На этот раз Хелли поднималась медленно, а едва оказалась на спарринг-площадке, встала в боевую стойку.

– Куколка, – издевательским тоном произнес Руслан, – атакуй уже.

– Уступаю вам, учитель! – прорычала она, вытирая кровь, сочащуюся из пораненной губы.

– Как скажешь… сладенькая! – Руслан снова атаковал.

Вот только на этот раз Хелл не позволила ярости затмить разум, перехватила его руку, отступила левой ногой назад, отвела руку тренера в сторону и нанесла удар по колену. Руслан блокировал удар, не делая попыток вырвать правую руку из захвата, нанес ей коленом удар в живот. Хелл отклонилась назад, а затем, не выпуская ладонь тренера, потянула его, избежала удара ногой, позволила Руслану перелететь через себя и, использовав прием Сайсиена, вывернула руку противника, а затем усилила его падение своим весом. Когда Руслан с грохотом повалился на песок площадки, а Хелл придавила его шею коленом, многие из наемников просто свалились со снарядов.

– И-и-и-и, – язвительно вопросил тренер, – дальше что?

– Ну, – смутилась наемница, – я победила…

Мужчина под ней расхохотался, как-то немыслимо извернулся, и в следующее мгновение она лежала на песке спарринг-площадки, а Руслан нагло оседлал. – Итак… сладенькая, – ладони тренера отправились в свободное путешествие по ее груди, – кто тут победил?

– Тренер! Это не смешно! – Хелл попыталась вырваться, но ее собственные руки были прижаты коленями мастера.

– А я не смеюсь, Хелл, – совершенно спокойно ответил Руслан. – Этот прием знают все второкурсники, он прост в исполнении… и вот ты лежишь вся такая… хм… сладенькая, абсолютно невредимая и совершенно беспомощная! Твои действия, крошка?! Будешь мне угрожать изощренной местью или расслабишься и получишь удовольствие?

Умели в академии ставить на место. Хелл несколько секунд яростно прожигала преподавателя взглядом, потом ответила:

– Я использую четвертый вариант!

– А я только два назвал, – усмехнулся учитель.

– Третий вариант – это сопротивление, – пояснила девушка, – поэтому я использую четвертый вариант… Поцелуйте меня!

Левая бровь Руслана взлетела вверх, он со смехом ответил:

– Спасибо, не хочется. У меня ночь и так была весьма бурная.

Вспыхнув от унижения, Хелл все же нашла выход:

– Ну, вы же хотите узнать, что будет дальше?

– Хочу, – спокойно согласился Руслан и, наклонившись к ее губам, с улыбочкой ожидал продолжения.

Хелл использовала переход в боевой транс, который они тренировали с Сайсиеном, и, приподнявшись, нанесла удар подбородком в болевую точку на предплечье. В голове потемнело, но тот факт, что Руслан начал со стоном валиться на бок, стоил потраченных усилий. Вскочив, Хелл с хитрой улыбочкой наблюдала за стонущим преподавателем. Все же имелось определенное удовольствие в том, что рядом кто-то стонет и матерится от боли… точнее, для нее удовольствие заключалось в том, что это не она стонет, как обычно бывало.

– Ну, что же вы, – насмешливо произнесла Хелл, – вы же такой… сладенький, тренер.

Ответом ей был… хохот. Рывок, и Хелл едва успела отпрыгнуть.

– Сладенький, говоришь! – Руслан мгновенно поднялся на ноги. – Ну, крошка, ты попала!

Иногда инстинкт самосохранения срабатывает лучше разумных доводов! От вида его кровожадной улыбки Хелл вздрогнула, затем развернулась, спрыгнула с площадки и рванула к Стилету и ребятам.

– Поймаю – убью! – полетело ей вслед.

Невольно обернувшись, Хелл увидела, что тренер бежит следом, и лицо у него перекошено от злости. «Надо же, какой обидчивый, – подумала наемница, перепрыгивая яму, – интересно, они тут все такие чокнутые?»

Так быстро Хелл еще ни разу в своей жизни не бегала. У нее было ощущение, что от страха за спиной выросли крылья. Дорожку с препятствиями она преодолевала, как птичка, едва не порхая по врытым вертикально столбам, взлетая на стены, перепрыгивая ямы… а сзади раздавались нарочито громкий топот Руслана и его угрозы в адрес «наглой, мелкой, шпанявой». Когда Хелл во второй раз перегнала боевую четверку, поняла, что с бегом пора заканчивать. Руслан, похоже, принял аналогичное решение, мгновенно ускорился, без труда догнав ее, сграбастал и утащил с беговой дорожки. Швырнув на траву, навис над испуганной наемницей и совершенно спокойно, не проявляя ни малейших признаков усталости, спросил:

– Ну, сообразила, что нужно делать, если на тебя нападает заведомо более сильный противник?

Хелл открыла один глаз, потом второй, потом встала. Попыталась привести дыхание в норму, но вышло не очень хорошо – сердце стучало в районе горла, ноги подгибались, точки перед глазами летали роем… или стаей.

– А что нужно делать? – переспросила и тут же осеклась, потому что на этот раз Руслан действительно был в гневе:

– Бежать надо, Хелл, бежать!!! Сообразила?

– Сообразила… – обреченно согласилась девушка. – А сразу сказать нельзя было, да?

Снова ухмылочка и демонстративное разминание пальцев… Стоит ли говорить, что до конца урока она бегала по внутренней дорожке, правда, на этот раз уже в одиночестве…

Едва прозвенел звонок, Хелл поплелась к Стилету, мечтая только об одном – умереть сию секунду. Лишь подойдя ближе, она сообразила, что Руслан никого не отпустил, все стоят и ждут ее.

– Доползла, с-с-с-сладенькая? – язвительно поинтересовался учитель. – Урок усвоила?

– Да, – обреченно произнесла Хелл.

– Не слышу!!!

– Да, тренер Руслан!  Так лучше? – Несмотря на усталость, язвить она тоже умела.

Демонстративно прочистив ухо после ее вопля, Руслан с улыбкой сообщил всем присутствующим:

– А теперь, сладенькие, бегом в столовую! Вас там зна-а-а-а-тный сюрприз ждет!

Наемники переглянулись и рванули в указанном направлении. Стилет обнял Хелл и бросил недовольный взгляд на Руслана.

– Чего он такой злой на тебя? – спросил, едва ушли с тренировочного поля.

– Тут… и Адыр… утром… был. – Хелл, задыхаясь, доложила о беседе.

– Да-а-а, – задумчиво протянул наемник, – в чем-то правы – они, в чем-то – ты. Идем смотреть на наших… сладеньких.

Когда они дошли до столовой, их поразила непривычная тишина. Переглянувшись, Хелл и Стилет поторопились, решив, что Скай и Удав уже проснулись и, видимо, собираются убивать трех оставшихся членов их команды. Когда вошли в столовую, оба, не сдержавшись, выругались. Хелл резко отвернулась. Стилет стоял бледный:

– Тахешесс, народ… это не мы!

– Что именно «не вы», Стилет? – Вперед выступил Неврос. – Договаривай, к демонам! Ты считаешь, что это смешно? – Он схватил один из весьма масштабных снимков гомосексуального полового акта и сунул наемнику под нос: – Так нельзя, Стилет! Нельзя!

Командир боевой пятерки стоял бледный и не мог понять, что произошло. Вчера снимков не было, хотя видео с картинками того, как они обряжали голубков, Стилет с Хелл сделали на кристалл.

– Неврос… – Девушка старательно не смотрела на творящееся безобразие. – Мы их раздели, да. Мы Ская переодели в мое платье и накрасили, тоже да… Но мы не заставляли их… господи, да мы бы никогда… Хотя бы потому, что это слишком отвратительно.

В этот момент раздался стон, и светловолосый, подкрашенный тенями и губной помадой наемник в нежно-голубом платье, с рваными бантиками в длинных светлых волосах поднялся с покрывала, где лежал в обнимку с полуголым, оставшимся в одних трусах Удавом. Учитывая, что платье Хелл едва прикрывало его пятую точку, а в плечах порвалось, выглядел он крайне забавно. Глядя на эту картину, многие, не сдержавшись, захихикали. Скай обвел взглядом присутствующих, потом, повернувшись, увидел Удава в весьма фривольном виде, оглядел свое одеяние… Лицо бывшего аристократа исказилось от ярости.

– Хелл! Сарга! – Он метнулся к девушке, которую инстинктивно закрыл Стилет, и тут взгляд Ская упал на фотографии…

Наемник нагнулся, поднял снимок, затем второй. Платье каждый раз смешно задиралось, но никто больше не смеялся. Скай собрал девять огромных фотографий, повернулся и посмотрел на Хелл и Стилета.

– Твоих рук дело, да, Хелл? – ледяным тоном поинтересовался Скай, выглядевший донельзя нелепо в коротком платье. Таких оскорблений не прощали… Никогда!

Она не успела ничего сказать, как, застонав и обхватив голову руками, начал вставать Удав. Огромный наемник поднялся, покачиваясь, открыл один глаз… Второй не открывался по причине внушительного синяка. Он оценил обстановку, долго разглядывал Ская, затем посмотрел на фотографии… Тишина стала оглушительной – каждый боялся пошевелиться…

Но тут от дверей послышался громкий хохот! Резко повернувшись, все увидели стоящих и нагло ржущих Руслана и Адыра. Хохотали они в прямом смысле до упада, вытирая слезы и пошатываясь.

– Это вы фотографии сделали! – сообразила Хелл.

– Тахешесс, – выругался Стилет, – вы соображаете, что творите? Вы соображаете, как нас подставили?

После слов Стилета оба препода сползли по стеночке, уже натурально всхлипывая от хохота. В коридоре слышался знакомый ржач Джая. Зато никто из наемников не смеялся.

– О-о-о, демоны, пожрите мою печень. – Руслан всхлипывал, положив голову на плечо Адыра. – Я еще ни разу в жизни так не ржал!

– Видят духи степи, – Адыр демонстративно вытирал обильные слезы, – мой живот лопнет от смеха… Ха-ха-ха, Джай, заползай уже!

Джай вошел в столовую бодренькой походкой, посмотрел на Ская и, давясь от смеха, опустился на стул. Он уронил голову на руку, а второй рукой бил кулаком по столу, безудержно хохотал и, видимо, был не в силах остановиться.

– Сюда учителей точно из маньяков набирают, – тихо прошептала Хелл, но ее услышали, и приступ хохота у преподавателей возобновился. – Скай, – девушка посмотрела на наемника, – фотографии мы не делали, мы только переодели… ну… это типа месть… Я думала, смешно будет…

– Не смешно! – холодно произнесла двухметровая деваха голосом Ская.

– Очень смешно, – простонал от двери Руслан. – О-о-о, ранин мне в глотку, это невероятно как смешно!

– Я все записи сохраню!.. – всхлипывая, сообщил Джай, оторвал голову от стола, посмотрел на Ская и заржал снова.

Веселье прекратилось внезапно.

Первым перестал ломать комедию Адыр:

– В общем, так, наемники. – Он поднялся. – Недавно произошел весьма досадный инцидент, о котором вы все знаете. – Адыр кивнул на Ская и Удава. – Эти… сладенькие! Ха! Напали на женщину в то время, когда она была не совсем в форме. Хелл, шаг вперед!

Пришлось выйти, застыть под пристальными взглядами.

– Скай, – продолжил Адыр, – ты был в курсе, что у Хелл с организмом? Отвечать!

– Да.

– Удав?

– И я знал. – Наемник поправил трусы.

– Я наказал вас, – на этот раз заговорил Руслан, – но вы нарушили и второй запрет. Скай, ты был в курсе, что месяц Хелл неприкосновенна?

– Да. – Светловолосый наемник опустил голову.

– И я знал… – Удав, бледнея, посмотрел на девушку.

Джай поднялся и присоединился к комедии под названием «мочи насильников»:

– Вы оба напали на наемницу, которая находится под защитой. И ладно бы, если бы только с сексуальными намерениями. – Хелл судорожно вздохнула и гневно посмотрела на учителя. – Но вы ее избили, прекрасно зная, что девчонка слабее! Решили, что вы тут самые крутые? Так мы круче, и у нас доступ к большому количеству… медикаментов.

Руслан перехватил эстафету:

– Обычно мы закрывали глаза на ваши… игры! Ну, насиловали тут слабейших, так нам слабые и не нужны, но Хелл под запретом! Считайте, что она наша игрушка, и мы очень расстроимся, если ее сломает кто-то… кроме нас! – Руслан, не сдержавшись, рассмеялся.

– Подводим итог, – произнес Адыр. – Сексуальные утехи отныне только за стенами Академии наемников! За нарушение правил будете просыпаться вот в таком виде. – Он кивком указал на Ская и Удава.

– И будете до-о-о-олго думать, действительно ли вы друг друга поимели или это преподы развлеклись и снимки фальшивые! – жестко произнес Джай. – Кстати, а вы, – он взглянул на ряженых, в глазах которых появилась надежда, – а вы… в общем, думайте тоже! – не стал дарить надежду Джай. – Все всё поняли?

– Да, – прозвучал нестройный хор голосов.

Но на этом разборки не закончились.

– Хелл, – Адыр повернулся к бледной девушке, – за воровство ампул со снотворным из лаборатории будешь ассистировать Станисласу при двух… а лучше трех вскрытиях. Вот чтоб запомнила на всю оставшуюся учебу!

– А запись, как ты строишь ему глазки, отвлекая внимание от наглого грабежа, мы сохраним и будем показывать как пример… истинно женской тупости, – сообщил Руслан, и все трое снова заржали, на этот раз исключительно над Хелл.

– Всё, приступать к завтраку! – скомандовал Адыр. – Скай и Удав не переодеваются!

– Почему? – возмутился Удав.

– Потому что когда у бабы критические дни, ее нельзя бить в живот!!! – рявкнул Джай, и все испуганно замерли, ибо этот учитель никогда не позволял себе повышать голос.

…Вечером Хелл торопливо бежала по серым переходам на занятие к Сайсиену. Опоздала она по единственной причине – на браслет пришло сообщение от мастера: «Кинжал возьми». Пришлось вернуться.

Однако ее ожидал сюрприз.

– Привет, – хмуро произнес стоящий у двери Кайл Кинжал.

– Вечер добрый. – Хелл не видела его достаточно долго, но с удовольствием не видела бы и дольше.

– Поехали, – кратко приказал наемник.

– Эм… у меня занятие с Сайсиеном, – попыталась возразить девушка.

– У тебя занятие со мной! – отрезал Кайл. – На выход!

– А… правила запрещают… – Она не успела договорить, как наемник оказался рядом и, схватив ее за предплечье, сжал, причинив невыносимую боль.

– На выход, я сказал!

Пришлось идти за ниасе.

Алгар ожидал на территории академии, практически возле входа, но Хелл совершенно не понимала, как Кайл смог сманеврировать между деревьями.

– Слышал, ты тут развлекалась без меня. – Сев в кресло пилота, наемник пристально посмотрел на Хелл.

– Да так, немного.

Кайл стартовал, и, держась за кресло, наемница имела возможность увидеть, как он маневрирует между деревьями. И увидеть, и оценить, и заодно несколько раз попрощаться с жизнью. Беседа продолжилась, едва вылетели на открытое пространство:

– Я задам только один вопрос – кинжал в момент нападения был с тобой?

– Н-н-нет…

– Паршивый ответ, Хелл, – растягивая слова, произнес ниасе. – Совсем паршивый! Я тебе зачем оружие дал, а?

Девушка молча сжалась.

– Идиотка, – начал Кайл с малого. – Дура безмозглая! Чем ты думала?

Хелл продолжала молчать, так как хорошо знала – теперь не вмешается никто. Ни Адыр, ни Стилет… никто!

Алгар приземлился во дворе перед уже известным ей домом. Кайл выпрыгнул из кабины, девушке пришлось идти следом. Шагая за наемником, она с ужасом ожидала дальнейших событий. В том, что Кайл Кинжал опасен, сомнений не было.

Они вошли в гостиную, наемник остановился. Некоторое время молча стоял, затем удар – и кресло отлетело к стене, на полу оказались уже ошметки дерева и ткани.

– Как ты могла расхаживать по академии без оружия? – взревел наемник. – Это тебе что, школа благородных девиц?

Хелл все так же молчала, боясь сказать хоть слово.

– Пошли, – приказал Кайл, практически взлетая по ступеням.

Наемница нехотя поднялась следом. Они вышли на площадку, расположенную на крыше дома. Отсюда хорошо просматривалась пустыня за городом, виднелись и окружающие дома, но Хелл невольно отметила другое – кровь на полу. Бурые пятна на подобном выжженной глине покрытии.

– Страшно? – заметив ее взгляд, поинтересовался Кайл.

– Н-н-нет.

– Не ври мне! – Он начал стремительно раздеваться, в результате остался только в свободных штанах. – Чего замерла? Обувь сняла, куртку тоже, остальное можешь оставить.

Хелл подчинилась и, следуя примеру ниасе, отбросила все снятое к стене.

– Хорошо. – Наемник достал свой кинжал, крутанул клинок на ладони. – Нож, Хелл, это одно из первых орудий человека.

– Да? А я думала, что первым орудием была дубина… – не сдержалась девушка.

– Дубиной и обезьяна пользуется, – Кайл усмехнулся, – а ножом только человек. Теперь пасть закрыла, и чтобы я больше слова не слышал.

Она кивнула.

– Обучать ножевому бою я буду тебя сам. Следи за руками. – Движения кистью Кайл проделывал почти молниеносно, так что клинок порхал, словно крылья бабочки. При этом наемник не забыл и о теории. – Оружие бывает разным, Хелл, но у ножа свои преимущества. Нож – это бесшумное оружие, это компактное оружие, в ближнем бою он бывает эффективнее даже джишки. Теперь что касается кинжала. – Наемник остановился, удерживая клинок вертикально. – У кинжала масса преимуществ по сравнению с ножом. Это и обоюдоострое лезвие, и защита ладони, и балансировка, позволяющая использовать оружие для метания. Тот, что держу в руках, и тот кинжал, который у тебя, это не обычные клинки, Хелл. Это изделия деймасов. Всех возможностей этих кинжалов не знаю даже я, одно могу сказать точно – нанесенные ими порезы заживают крайне долго и очень болезненно.

Вопросов накопилось много, но Хелл молчала.

– Основные положения – прямой хват, – Кайл продемонстрировал, – диагональный и обратный хват. Но мы с тобой будем учить то, о чем остальные могут только догадываться. Встань на одну линию со мной и повторяй каждое мое движение. Каждое, Хелл!

Это была работа – напряженная, безостановочная, на пределе сил и возможностей. Отработка каждого движения до идеальной точности, до безукоризненного исполнения. Одна из стен в этом странном помещении на крыше увеличилась втрое и стала зеркалом. Не просто зеркалом – одной сплошной камерой наблюдения, и стоило Хелл неверно повторить что-то за наставником, стена безжалостно окрашивалась в красный цвет. Тринадцать часов безостановочных тренировок с Сайсиеном через двадцать часов занятий с Кайлом Кинжалом показались детской забавой. Она несколько раз обессиленно падала, но наемник вкалывал очередной стимулятор, и Хелл снова поднималась. На единственную попытку пожаловаться Кайл хмуро предложил: «Может, тебе еще и повторную встречу с желающими поразвлечься организовать, а?» Жалоб больше не было.

Когда на улице стемнело, мягко осветились стены и пол, и тренировка продолжилась. В какой-то момент искусственный белый свет сменился мягким желто-красным. На секунду вскинув голову, девушка поняла, что уже светает.

– Рассвет, – протянул Кайл.

– У меня занятие с Русланом, – вспомнила Хелл.

– Такое пропускать нельзя, – наемник усмехнулся, – идем, отвезу тебя.

Он подошел к стене, нажал на вспыхивающие от его прикосновений зоны, и на широкую ладонь выпал небольшой серый кристалл.

– Это запись базовых упражнений, – пояснил Кайл, – передам его Сайсиену, и будешь заниматься час дополнительно техникой ножевого боя.

Хелл попыталась возразить, но сил говорить не было. Надо так надо.

– Ты молодец, должен признать. – Наемник подошел к сваленным вещам, начал одеваться. – Способности у тебя есть, Хелл. Нагрузки переносишь достойно, с кинжалом больше не расставайся. Меня на Трех Мирах некоторое время не будет, но Сайсиен за качеством твоих тренировок проследит. Все, буренка, на выход!

Навыки ножевого боя пригодились в тот же вечер. Хелл с Бесом возвращались после занятия с Великим, когда шедшего впереди наемника остановили двое второкурсников. Оба ростом не уступали Бесу, еще двое подошли сзади.

– Так, значит, ты и есть Хелл, – произнес красноглазый и темнокожий, подходя вплотную.

– Типа того, – согласилась наемница и отработанным за ночь движением достала кинжал.

Второкурсники переглянулись, растворились в сумраке коридора. Хелл удивленно взглянула на Беса, тот не менее удивленно переводил взгляд с нее на кинжал.

– Это известный многим прием Кайла, – после некоторого времени их совместного молчания произнес приятель. – Он им обычно только одно действие производит…

– Да? Какое? – заинтересовалась Хелл.

– Как тебе помягче сказать, – протянул наемник, – это как бы личный прием Кайла Кинжала, которому практически нечего противопоставить, и этот удар нацелен на… фатальное поражение важного органа.

– Какого? – Хелл старательно вспоминала изученные и отработанные накануне приемы.

– Важного. – Наемник несколько смутился.

– Странно, – задумчиво вернув кинжал в ножны, Хелл потопала вперед, – а Кайл об этом ничего не говорил.

Больше неожиданных встреч в темных коридорах не было.

Через три местные недели красные пришли снова. Начались, когда Хелл, изметеленная Адыром, ответственно исполняющим свое обещание, топала на практические занятия в лабораторию. На этот раз девушка, ничуть не смущаясь, предупредила Сайсиена, и силовые упражнения были заменены дыхательными. Утром Хелл встала со всеми, а прибежав на площадку, демонстративно направилась на малую беговую дорожку, где за неделю до нее столь же демонстративно бегала Алекс.

Стоит ли говорить, что несколько дней наемники шарахались от Хелл, как от ранина, – совместный урок Джая, Руслана и Адыра усвоили все.

«Хорошее дело – критические дни, – подумала Хелл, наслаждаясь легкой пробежкой по внутренней дорожке, в то время как остальные наемники потели на полосе препятствий, – жаль, что всего три дня…»

Глава 9

Телепат

Шла третья неделя занятий. Хелл с трудом приспосабливалась к новому исчислению времени, так как слишком привыкла к семидневке, а десятидневка сбивала все ее биологические часы, не говоря о тридцатичасовых сутках.

Они сидели в столовой и неторопливо опустошали тарелки. Ужин оставался единственной трапезой, во время которой можно было не спешить. Обычно Хелл вечером ела с Сайсиеном во время урока, но сегодня учитель сказал, что занят, и отправился встречать какого-то важного гостя.

– Что-то подозрительно тихо сегодня… – задумчиво заметил Стилет.

Хелл повернулась, осмотрела зал. После того как преподаватели весело посмеялись над ними, за Скаем и Удавом закрепилась кличка «сладенькие». Никто из обучающихся этого слова не употреблял – слишком хорошо все знали мстительную натуру обоих наемников, зато учителя отрывались вовсю. Через несколько дней в женских платьях проснулись еще трое парней – как выяснилось, они, нарушив запрет, приставали к двум работникам кухни… Раньше на такое смотрели сквозь пальцы, теперь наказывали… В отличие от Ская и Удава, над которыми подшучивать попросту опасались, Ройт, Гаверс и Шенло стали объектами издевательств. Пробегая мимо, наемники, не церемонясь, могли толкнуть их, поставить подножку или пошутить в свое удовольствие. Ройт, Гаверс и Шенло, сжав зубы, терпели, но по ночам усиленно качались на тренировочной площадке, отрывая время у сна.

– Ага. – Алекс тоже решила рассмотреть народ в столовой. – Скай как-то подозрительно на тебя поглядывает, Хелли.

– Да пошел он… к дерсенгу в зад! – Хелл ковырялась вилкой в тарелке, выбирала кусочки сладкого корня патара из зеленых листьев салата. – Хотя… одного я никак не могу понять…

– Чего именно? – Стилет поправил майку и требовательно взглянул на девушку.

– Я тогда не перешла в боевой транс, это странно, – ответила она, – вроде как мы с Сайсиеном отрабатывали переход по полной программе, а в тот момент у меня в сознании как бы блок стоял.

– А что сказал Великий Учитель? – тут же поинтересовался Дейв.

– Ничего! Он эту тему вообще обошел, и у меня такое странное ощущение… нехорошее такое… – Хелл бросила нервный взгляд на Ская, тот, не отрываясь, продолжал задумчиво смотреть на нее. – У меня стойкое ощущение, что это было сделано специально, – пробормотала девушка.

– Бред! – Бес поставил кружку с чаем так, что жалобно звякнули столовые приборы. – На кой это учителю? Джай, Руслан и Адыр – они из одной команды и всегда любили поиздеваться над нашим братом, но Сайсиен другое дело.

Слово «Сайсиен» Бес произносил с трепетом, словно говорил о божестве. Глядя на него в этот момент, Хелл почувствовала себя взрослой женщиной, которой приходится рассказывать ребенку о несправедливом устройстве мира.

– Бес… Сайсиен не так прост, как кажется, – тихо, помня о кристаллах видеонаблюдения, прошептала Хелл, – иногда я вижу, как он на меня смотрит, и…

– На тебя все так смотрят, – усмехнувшись, оборвал ее Стилет, – привыкай, еще лет двадцать так будут смотреть, потом отвыкать придется.

– Нет! Он смотрит на меня, как на… средство добиться чего-то. Я бы сказала, что у него есть планы, и он меня в этих планах будет активно использовать.

– Хелли, – Алекс стянула у нее одно из пирожных, – сейчас тебя обучают, потом еще год ты будешь отдавать большую часть заработка, а после академии сорок процентов с заказа пойдет капитанам, поэтому на тебя и взирают как на потенциальную прибыль.

– Странно… интересные тут порядки… – Хелл снова осмотрела столовую. Что-то едва ощутимо менялось, сердце сжалось от предчувствия… – Народ, ничего не ощущаете?

– Нет, – Стилет напрягся, – а что?

– Все в норме, – лениво отозвался Бес.

– Наверх пора топать. – Алекс стянула у Хелл еще одно пирожное.

– Сегодня ты нервная. – Дейв пристально посмотрел на девушку.

Но Хелл что-то чувствовала… Ее дыхание изменилось, слух словно обострился, девушка не могла понять, что происходит.

– Сейчас в столовую войдет кто-то странный, – неожиданно для самой себя прошептала она, и боевая пятерка повернулась в сторону двери.

Космопорт на Трех Мирах носил название «Дюна». Кораблей было немного, так как этот порт предназначался только для приезжих. Глядя на черный, сравнительно маленький одноместный отракир, Великий Учитель невольно улыбнулся – Дархино Отранег Шасмархасси всегда любил подчеркнуть свою уязвимость, но те, кто решался проверить его силы на деле, жалели о содеянном недолго – короткой была их жизнь после нападения на телепата.

Корабль красиво приземлился. Трап сверкающей голубой лентой протянулся к поверхности земли, и Дархино легкой походкой направился к старому другу. Чуть скривившийся Сайсиен ощутил, как его начали сканировать, и выставил ментальный блок. Эссириец усмехнулся и прекратил лезть в его голову.

– Рад приветствовать великого Дархино Отранег Шасмархасси! – Сайсиен вежливо поклонился.

– Рад видеть старого друга и боевого товарища. – Дархино тоже поклонился, приложил ладонь к шее, что означало знак уважения, не высшего, конечно, но ведь Сайсиен и не был эссирийцем. – У меня не очень много времени, так что показывай свой объект.

Великий Учитель улыбнулся, кивнул и по дороге к двухместному алгару начал рассказывать:

– Это не обычный наемник. Я не до конца уверен в реальном существовании телепатии, к тому же мне хотелось бы проверить свою догадку, поэтому предоставлю тебе возможность обнаружить его лично. Кстати, за долгие годы, которые я возглавляю Академию наемников, такой обучающийся появился впервые.

– Темнишь, Сайсиен. – Дархино усмехнулся, но по его загоревшимся глазам дасх понял, что эссириец заинтригован и вызов принял.

– В любом случае – развлечение я гарантирую!

Через час они стояли перед дверями в общую столовую.

– Если найду твоего телепата… с тебя обучение моего сына. – Дархино серьезно посмотрел на Великого Учителя.

– Пришлешь его в академию, – усмехнулся дасх. – Надеюсь, к тому времени я еще буду жив.

– Надеюсь! – холодно отозвался Дархино и подошел к открывшейся при его приближении двери.

…Дверь в общую столовую распахнулась, и в проеме появился некто. Уверенно шагнул вперед, и проход снова закрылся. Более того – сверху опустилась стальная пластина, словно запирая столовую. Пришелец с невозмутимым выражением лица начал неторопливо осматривать наемников.

Хелл с удивлением разглядывала огромные, на пол-лица, миндалевидные глаза серебристого цвета, точеный орлиный нос, очень тонкие, едва заметные губы и отливающую серебристым мерцанием кожу. То, что она сначала приняла за плащ, оказалось длинными, опять же серебристыми, волосами. Одет пришелец был в белоснежную тунику и брюки туманного оттенка, заправленные в серые сапоги на плоской подошве.

От созерцания непонятного явления, которое еще и носило сережку в одном ухе, тоже серебристую, Хелл отвлекло бормотание. Повернувшись, она заметила, что наемники ведут себя очень странно: Бес беспрестанно повторял: «Я дерево», Алекс монотонно раскачивалась и тоже что-то шептала, Стилет сидел, уставившись в одну точку, Дейв, закрыв глаза, усиленно тер виски. Оглядевшись, Хелл увидела, что и остальные наемники вели себя не менее противоестественным образом, зато серебряный пришелец с самодовольной ухмылкой осматривал всех, словно искал кого-то.

– Ребят, вы чего? – удивленно спросила девушка.

– Дерсенг на мой корабль, – яростно зашептал Бес, – какого ранина они решили пустить сюда эссирийца?

– Хелл, это телепат, – простонал Стилет. – Не знаю, что эти уроды опять задумали, но сия тварь сейчас сканирует наши головы! Постарайся думать о чем-то отвлеченном – если он залезет в мозг, головная боль на три дня обеспечена!

Не совсем понимая, о чем говорит командир, наемница продолжала наблюдать за массовым психозом в столовой. Через несколько минут один из наемников с руганью попытался вырваться через двери в пищевой блок, но его словно отбросило невидимой рукой… Еще один попытался уйти через вход для обслуги, но и его постигла та же судьба, парень вынужден был вернуться на свое место. Никто не ел, никто не озирался по сторонам. Хелл никак не могла понять, что тут вообще происходит, и переводила взгляд с незнакомца на наемников.

Эссириец повернулся к их столику, заметив ее взгляд, подмигнул удивленной девушке и пристально посмотрел на Стилета. Командир глухо застонал, за ним Дейв, потом Бес. Беса странный тип мучил долго, и когда гигант захрипел от боли, Хелл не выдержала. Схватив увесистый плод, который Алекс называла михр, девушка швырнула его в пришельца. Все, сидевшие в столовой, разом выдохнули.

– Хелл, к демонам, Хелл, ты можешь не лезть, куда не просят?! – прорычал Стилет.

– Не могу, – ответила девушка, повернувшись к нему, – этот придурок чуть не угробил Беса.

– Хелли… – простонала Алекс.

– Мы к тебе только привыкли… – с отчаянием произнес Дейв.

Хелл повернулась и посмотрела на типа с серебряными глазами – он улыбался… а михр завис в воздухе.

«Очень глупый поступок, крошка!» – неожиданно раздалось в ее голове.

Голос был неприятным, чуть скрипучим, полным ядовитой насмешки. Несколько секунд она осознавала тот невероятный факт, что этот урод говорил внутри ее головы, а потом пришла в ярость.

«Да пошел ты, – подумала Хелл, – придурок в серебряных сапожках!»

Улыбка пришельца стала шире, он направился к ним. Медленно так направился, уверенно.

– Беги, дура! – раздался вопль, и, оглянувшись на голос, девушка поняла, что кричал Скай.

«Не такой уж он и мерзавец, оказывается!» – пронеслось в голове, но смысла в рекомендации Хелл не видела.

Посмотрев на наемника, девушка осознала, что теперь все присутствующие глядят на нее, и больше никто за головы не держится. А вот ее собственная голова словно оказалась в тисках. Внезапно в мозгу начали проноситься образы – Сайсиен, Джай, Стилет, наемники… Причем все было как на видеозаписи, которую отматывают назад, и когда события дошли до того момента, когда Кайл Кинжал привел ее в академию, до Хелл дошло, что  этот ублюдок делает. Как тело перешло в боевой транс, она и не сообразила, но в руке оказался кинжал Кайла, а затем наемница атаковала пришельца разученным с Адыром ударом «Олькомбе».

Эссирийца факт нападения изумил больше, чем саму Хелл, но серию выпадов он отразил легко, блокируя удары кинжала, а затем ее отшвырнуло воздушной волной. Хелл приземлилась на обе ноги и мгновенно атаковала снова. Серебряный тип увернулся, на этот раз ее отбросило к двери и вжало в стену все тем же сильным порывом ветра, которого тут быть просто не могло.

– Нападение на эссирийца… ай-яй-яй… Знаешь ли ты… о Хелл, что нападение на нам подобных карается смертью?… – Серебряный, подвижный и пластичный, как ртуть, пришелец подходил все ближе.

– А вы что, редкие животные и охраняетесь законом Альянса? – Хелл, как пригвожденная к стене бабочка, пыталась вырваться, но сделать ничего не могла. – Если вы такие редкие, сидели бы в заповеднике и тихо-мирно… размножались!

Тихий смех заполнил пространство столовой, но одновременно он бил по мозгам!

– Мы охраняемся не законом, – серебряный остановился в трех шагах от нее и теперь пристально рассматривал наемницу, – мы охраняем себя сами! Хелл… забавно… ты так глубоко спрятала собственное имя и сейчас не открываешь его… Ты даже внутренне называешь себя «Проклятие». Забавно. А теперь посмотрим, что же ты скрываешь, крошка…

Он сделал еще шаг, и перед мысленным взором девушки понеслись… – день, когда Кайл принес ей одежду и сообщил, что тренировать ее будет не сам, а отдаст в Академию наемников… Потом «прокрутились» сутки до этого, когда она смотрела в зеркало на свои седые глаза и была не в силах понять, почему они изменили цвет и поседели вместо волос. Потом девушка словно бы во второй раз пережила нападение в борделе и момент, когда начала убивать… Ломающиеся под ее пальцами кости, запах крови, ощущение эйфории… и… Что-то не выдержало внутри! Хелл зарычала, теряя контроль над собой, выгнулась, состояние боевого транса усилилось. Теперь она чувствовала все свое тело, в голове стало кристально чисто, а воспоминания прекратили раскручиваться, потому что девушка оборвала их. Совершенно неожиданно Хелл увидела странную серебристую поверхность планеты, на которой никогда не была. Смерть серебристого пришельца, не этого, а другого, которого никогда не знала… Странные, словно невесомые, города… В том, что все это ей не показалось, наемница убедилась, глянув на заметно увеличившиеся глаза этого серебряного. Он повалился на колени, захрипел, из носа полились струйки зеленоватой жидкости. Хелл поняла – это его кровь!

Стальная пластина разблокировала выход, дверь распахнулась, вбежал Сайсиен и мгновенно встал перед серебряным, закрыв от него Хелл. Едва зрительный контакт разорвался, девушка с глухим стоном повалилась на пол, почти потеряв сознание. По ее лицу текло что-то странное, прикоснувшись и посмотрев на окровавленные пальцы, она поняла, что именно. А потом тело скрутила дикая, невыносимая боль, настолько страшная, что она начала тихо стонать, не найдя в себе сил сдержаться. Сквозь пелену боли Хелл смотрела, как легко, словно ничего и не произошло, поднимается с колен ублюдок с серебристыми волосами, как незаметно вытирает струйки своей зеленой крови и брезгливо смотрит на девушку, возле лица которой на полу уже образовалась лужица красной жидкости. Затем на скрючившуюся наемницу обратил внимание и Сайсиен… Встретившись взглядом с учителем, Хелл увидела его торжествующую улыбку и провалилась в темноту, искренне радуясь потере сознания.

– Ты был обязан предупредить! – Надменный неприятный голос ворвался в сознание, и Хелл приоткрыла глаза. Серебряный расхаживал по тренировочному залу Сайсиена, а она… лежала на покрывале на полу. – Ты же знаешь, что у нас самки не обладают телепатией! Я и подумать не мог!

– Прости, Дархино. – В мягком голосе Сайсиена, однако, вины не ощущалось. – Не мог удержаться от возможности щелкнуть тебя по носу. К тому же хотелось проверить, действительно ли у нее это есть, или…

– Сайсиен! – Тип остановился напротив дасха. – У нее был очень слабый дар… Был слабый, а теперь усилился! Ты не понял?

– Нет, – искренне ответил учитель.

Со стороны сереброволосого последовало тихое, но весьма угрожающее рычание:

– Сайсиен, ты помнишь, сколько процентов мозга сознательно использует обычный человек, в том числе и землянин? Не более семи! И то это у них гении, все другие около четырех! Остальное – подсознание, а оно, как ты знаешь, обладает практически неограниченным потенциалом. Девчонка – обычный человек, у нее были слабые способности, хотя она видела чуть больше обычного землянина, но в момент шока… а затем и повторного шока, когда ее собирались изнасиловать в борделе, головной мозг активировался, подсознание сломало барьер сознания. Ну а события в вашей столовой вообще выходят за грань моего разумения. Ты понимаешь, о чем я?

– Ты расскажешь. – Сайсиен улыбнулся.

Пришелец грустно покачал головой:

– Без тормозов девочка, всех ее возможностей я предугадать не могу. Она относится к тому редкому типу людей, которые не ломаются в подобных ситуациях, а становятся сильнее… Спасибо, что спровоцировал меня… друг . – Это слово серебряный словно выплюнул. – Своего ты добился – телепатически девчонка усилилась. Кстати, зачем срежиссировал нападение на нее этих… «сладеньких»?

– Так нужно было. – Сайсиен улыбнулся шире. – Зверек как-то расслабилась, необходим был стимул… очередной.

– Вот как? – Тот, которого учитель называл Дархино, гадко ухмыльнулся. – А теперь я тебя «щелкну по носу»! Так, кажется, ты выразился? – И с нескрываемым торжеством серебряный произнес: – Твоя подопечная уже несколько минут активно прислушивается к нашему разговору, так что я покидаю Три Мира в надежде, что крошка выцарапает твои отвратительные узкие мелкие глазенки!

Оба перевели взгляд на Хелл.

– Быстро ты пришла в себя, – с досадой произнес учитель.

Хелл открыла глаза полностью, посмотрела на Сайсиена очень недобрым взглядом и попыталась встать. Ее тошнило. От ситуации, от учителя, от слабости!

– Странно, – проговорила Хелл, – у меня как-то обнаружилась нехватка ругательств! Причем не хватает ругательств именно по отношению к вам, Великий Учитель!

На нее посмотрели, как на объект эксперимента. У Дархино снова увеличились глаза, у учителя, наоборот, еще больше сузились.

– Один недостаток у твоей игрушки имеется, – произнес серебряный.

– Тоже заметил? – с грустью спросил Сайсиен.

– Это слишком очевидно – плевать она хотела на собственную жизнь, а вот за тех, кто ей дорог… Глупое, странное, абсолютно нелогичное поведение, эдакое стремление к самопожертвованию! Она этого… Беса… едва знает, а защищать бросилась, как мать дитя… И ведь между ними нет этой… как это у вас… а, сексуальной связи. – Дархино осмотрел девушку с головы до ног. – Тренировать ее я не буду! Может, она и интересный экземпляр, к тому же самка, а это… необычно. Но тратить силы и время на бесперспективный проект смысла не вижу. У людей эмоции сильнее разума, у этой… и подавно.

– Жаль, – Сайсиен был явно расстроен, – впрочем, я ожидал чего-то подобного.

– Ну не знаю. – Хелл все же поднялась и теперь обнаружила, что они с пришельцем одного роста. – По мне, так и вам эмоции не чужды. По меньшей мере, бешенство в ваших глазах я определенно разглядела…

– Убил бы! – произнес телепат. – Но любопытно, что из тебя состряпает Сайсиен. Материал неплохой, правда, непредсказуемый и хилый.

– Хелл, – учитель строго посмотрел на наемницу, – ступай к себе. Завтра, как всегда, жду после занятий с Джаем. Ступай.

Она не реагировала на слова учителя несколько томительных секунд, потом развернулась и вышла.

Лишь оказавшись в коридоре, девушка судорожно вздохнула и прислонилась к стене – слабость у нее была убийственная.

– Хелл, ты как? – Из сумрака слабо освещенного коридора вышел Скай.

Взглянув в сторону, откуда наемник предположительно пришел, Хелли заметила ботинки Дейва, потом, присмотревшись, разглядела и его самого, мирно почивающего у стеночки.

– Прости, я просто хотел поговорить. – Скай смотрел на наемницу спокойно.

– Ну и говори. – Хелл неожиданно поняла, что страха особо-то и нет.

– Не здесь, идем в сад.

Наемница усмехнулась.

– Интересно, а выбор у меня есть? – поинтересовалась девушка.

– Нет, – честно ответил наемник, – Дейва я вырубил раньше, чем он послал сигнал, твой браслет связи валяется в столовой рядом с такой огромной лужей крови, что просто удивительно, как ты еще стоишь, кинжал там же. – Неожиданно Скай усмехнулся: – А кричать и звать на помощь ты не станешь – гордая. Тебя понести?

– Сама дойду! – зло ответила Хелл и двинулась к выходу из здания, придерживаясь рукой за стеночку.

Они вышли в сад, прошли мимо гигантских деревьев с гладкими стволами и широкими горизонтальными ветвями. Хелл с некоторым испугом смотрела на них после обещания Руслана, что именно на этих деревьях они будут отрабатывать прыжки и тренировать глазомер.

– Боишься? – словно прочитав ее мысли, поинтересовался Скай.

– Опасаюсь, – спокойно ответила девушка.

– Резонно. – Он шел впереди, показывая дорогу. – На нашем курсе многие при отработке ломали здесь руки, ноги… хм… и шеи. Вам все это еще предстоит.

– Такая уверенность в словах, – съязвила Хелл, – ты просто даришь мне надежду! Это так на тебя не похоже…

Скай мгновенно остановился, резко развернулся, окинул ее полным ярости взглядом.

– Черт, – не сдержалась Хелл, – если ты собираешься сообщить мне, что я дерьмо, то не стесняйся в выражениях! Мне только что практически об этом же сообщили, так что первым ты не будешь! Да и вторым тоже… и даже третьим… В последнее время узнаю о себе много малоприятного.

Несколько секунд они стояли, обмениваясь злыми взглядами. В полумраке, разгоняемом светящимися полусферами на дорожках, лицо Ская казалось мертвенно-бледным, но глаза Хелли видела отчетливо, впрочем, как и ходящие желваки.

– Хелл, я хочу знать, – еле слышно произнес наемник, – ты меня ненавидишь?

Сначала у нее удивленно взлетели вверх брови, затем губы исказила насмешливая ухмылка:

– Скай! Какого ответа ты ждешь? – Хелл устало оперлась спиной о дерево. – Любви точно не питаю. Впрочем, это чувство у наемников отсутствует как таковое. Ну, если уж мы сегодня разоткровенничались, то отвечу предельно честно – ты вызываешь страх! Я ответила на твой вопрос?

– Почему страх?

Устало покачав головой, девушка спокойно сказала:

– Я не смогла перейти в боевой транс в тот момент, когда вы с Удавом напали. И так как точно знаю, что это не влияние Удава, остается предположить, что это твоих рук дело. И еще одна странность – я не потеряла сознание, даже при сильных ударах. Хотел, чтобы все почувствовала и запомнила?

Наемник не стал скрывать очевидного:

– Да, хотел.

– Ублюдок ты, Скай! – беззлобно произнесла Хелл.

– Да, это так.

Хелл была обескуражена его поведением.

– Вот и поговорили, – без надежды на избавление от неприятного общества произнесла девушка. – Я могу идти?

Правда, по поводу «идти» имелись вполне резонные сомнения, так как к ее состоянию, скорее, подходило определение «ползти», и хуже всего, что для Ская это было очевидно.

– Я торне захватил, – неожиданно произнес наемник, – идем, еще немного.

Торне… после недолгих размышлений Хелл вспомнила, что это разновидность пледа, но с подогревом, такой был у Кайла. Мыслей по поводу того, на кой ему понадобилось покрывало в саду, было много, и все напоминали о весьма мрачных для нее перспективах.

– Я могу тебя понести, – увидев тень сомнения на ее лице, произнес Скай, – так будет быстрее.

– А-а-а, – дошло до Хелл, – изнасилования в стенах академии запрещены, а мы вне стен… умно! – Она оттолкнулась от дерева и последовала в указанном наемником направлении.

– Ага, – усмехнулся он, глядя на ее шатающуюся походку.

Они в молчании прошли еще несколько десятков метров, и Хелл увидела фосфоресцирующее расстеленное торне с двумя бокалами и небольшими свертками рядом.

– Присаживайся, – гостеприимно предложил Скай, устраиваясь на покрывале, которое мгновенно трансформировалось в подобие кресла.

Хелл последовала его примеру и с наслаждением откинулась на спинку теплого, чуть пружинящего сиденья.

– Какое блаженство, – не удержалась девушка, – в академии нет ничего мягкого. Кресла, диваны и даже кровать жесткие.

– Да, – Скай с загадочной полуулыбкой глядел на нее, – посмотри, что я тебе приготовил.

– И что? – лениво спросила Хелл.

– Шоколад, – следя за ее реакцией, произнес парень, – молочный и сладкий.

Хелл села прямо, недоверчиво посмотрела на наемника и потянулась к сверткам. В блестящей упаковке из пластика виднелись забавные завитушки из светлого шоколада. Он не был молочным в земном понимании, скорее, белым, зато сладким и очень вкусным.

– Спасибо, – дожевывая содержимое второй упаковки, поблагодарила Хелл, – а как ты узнал?

– Стилет расспрашивал поваров о молочном шоколаде, и я так понял, что это для тебя. Вот и достал немного…

Открывая третью упаковку, Хелл проанализировала информацию, в итоге выдала:

– Но… как ты покинул академию? Ведь выходного еще не было, а студентам…

– У меня есть связи, Хелл, – ответил наемник.

– А ты кусочек не хочешь? – не удержалась от очередного вопроса девушка.

– Нет, я его не ем, но хотел сделать тебе приятное…

– Спасибо… – она с некоторым изумлением смотрела на парня, – а зачем?

Теперь на нее с удивлением взирал наемник. Через еще две упаковки съеденного шоколада он произнес:

– Ты мне нравишься, Хелл!

Очередное освобождаемое от несъедобной обертки лакомство внезапно выпало из рук. Не то чтобы она сильно удивилась – все же Хелл была единственной женщиной в академии, которая не умела, как Алекс, давать отпор… но если играть в дурочку, так играть до конца.

– Скай… – Широко распахнулись глаза, на лице появилось искреннее удивление. – Скай, я не думала…

– Хелл, – он чуть подался вперед, приблизился к ней, – Хелли… какое твое настоящее имя?

Разглядывая его красивое лицо, девушка с грустью думала над создавшейся ситуацией, и она ей совершенно не нравилась.

– Скай, – Хелл поднялась, – если уж быть откровенной, ничего не выйдет! Заводить любовников я не планирую, так что без вариантов. А попытаешься действовать силой – учти, на этот раз отпор будет в несколько раз мощнее.

Он хмыкнул, сплюнул в сторону:

– Ты сейчас слаба, как обычная шлюха! Я мог разделаться с тобой в любую секунду!

– Скай, – она с ледяным спокойствием смерила его взглядом, – да, я слабее, чем ты! Особенно сейчас… вот только учти – я своей жизнью особо не дорожу, а вот для тебя очень важно остаться живыми и невредимым!

– Но там, в столовой… ты испуганно смотрела на эссирийца, Хелл, и тебе было страшно! – прошипел наемник.

– Там, в столовой, – парировала Хелл, – я опасалась не за себя, а за ребят из моей команды, так как нам еще полтора года учиться!

– Резонно. – Скай подошел ближе, взял ее за руку. – Хелли… я сказал, что мог бы завалить тебя, но не стал этого делать, потому что… ты нравишься мне. И с каждым днем все больше…

Хелл попыталась выдернуть руку, но сила была на его стороне.

– Слушай, естественно, что я тебе нравлюсь… я-то тут единственная, а Алекс тебе рожу в момент надраила бы! Отпусти!

– Девочка с седыми глазами, – неожиданно нежным, ласковым голосом произнес Скай, – не отказывай мне… дай время, и я докажу, что не такой ублюдок, как ты думаешь…

Почему-то мир начал расплываться, утрачивая четкость линий и контуров, и в то же время все звуки теперь были слышны отчетливее. И поскрипывание деревьев на все усиливающемся ветру, и отдаленное гудение силовых установок, сдерживающих песок, и чья-то ругань вдалеке. Слабость отступала, дыхание изменилось, чувства обострились и нахлынули воспоминания… Рассматривая лицо наемника, Хелл вспомнила, сколько раз ей признавались в любви… Да, пожалуй, немало… Первое признание она выслушала в четырнадцать, от соседского парнишки. Второе – в пятнадцать, после просьбы о поцелуе… воспоминания были тошнотворными, но забавными… парень тогда поцеловал кошку, которая ей этого не простила и, вырываясь из рук, больно оцарапала ладони. Лица третьего она и не вспомнила бы, даже если бы увидела, не зря говорили на ее родной планете – «темнота друг молодежи». Вот так было и с тем парнем. А потом… потом она увидела Его, и остальные перестали для нее существовать. Так бывает, когда из сотни лиц начинаешь видеть лишь одно, и сердце стонет – это твое. Есть ли любовь с первого взгляда? Есть, она это знала точно. Любовь – это когда ты встречаешься с ним глазами, и весь мир катится к чертям. За одну его улыбку она готова была умирать… вот только умер он… Сколько раз Хелл гнала от себя по ночам одну мысль: «Почему?» Почему его больше нет? Почему она жива… а его просто уже нет! … Почему… Ты ходишь, дышишь, живешь… а его больше нет!

Скай отпустил ее руку и невольно сделал шаг в сторону.

– Хелл, – в десятый раз, уже не опасаясь того, что их услышат, окликнул он. – Хелл, к демонам, да что с тобой?!

Девушка плакала молча. Она рыдала, но через мгновение этого было уже не понять, так как на бледном лице вновь застыло спокойное, чуть насмешливое выражение. И воспоминания сменились яростью, причины которой она даже понять не могла.

– Скай… отвали от меня!

Развернувшись, наемница легко побежала к главному входу. Он так и остался стоять, глядя ей вслед. Не шевельнулся он, и когда с дерева спрыгнул Руслан.

– Скай, – тренер походкой ленивого тигра двинулся к нему, – не ожидал… Так долго организовывал свидание, а девушка от тебя сбежала… теряешь квалификацию, сладенький. – Руслан гадко ухмыльнулся. – Похоже, мужики тебе пришлись по нраву, а?

Скай не посмел ответить, слишком хорошо знал нрав учителя.

– Плохо, Скай, – с дерева спрыгнул и Джай, – мы тут, понимаешь ли, вместо того, чтобы в борделе развлечься, вынуждены караулить одного наемника, который воспылал чувствами к одной наемнице. И как? Осознал, что ты в пролете?

– Осознал, – хмуро ответил Скай. – Разрешите идти?

– Стоять! – Руслан прошел к торне, взял одну из шоколадок, внимательно прочитал состав, подсветив себе браслетом. – О Джай, тут кое-что по твоей части, хотя и так все понятно.

– Что это? – Джай поймал брошенную ему упаковку, вгляделся в надписи, затем вскрыл, попробовал одну из конфет. – Скай, – после пробы выдал учитель, – Скай, я восхищен! Протащить на территорию академии афродизиак, да еще и скормить его нашей доверчивой девочке… О-о-о, далеко пойдешь.

– Таки я оказался прав. – Руслан жестоко ухмыльнулся. – Джай, как ты смотришь на то, чтобы сегодня отменить поход к местным прелестницам?

– Мм, – протянул преподаватель теории, – предлагаешь проследить за девочкой, которая находится на стадии перевозбуждения?

– Полагаю, это будет забавно, – Руслан широко улыбался, – готов сделать ставки на то, кто станет первым!

– Принято! – Джай усмехнулся. – А ты, Скай, валишь на площадку и бегаешь по первой беговой до утра!

Лицо наемника перекосилось от подобной перспективы, но пришлось выполнять.

Ощущая странный прилив бодрости и силы, Хелл добежала до лежащего без сознания Дейва. Попробовала привести его в чувство, но ни удары по щекам, ни надавливание на определенные точки, которые как-то показывал Сайсиен, результата не дали. Сняв с руки друга переговорное устройство, девушка надела браслет связи, набрала код Стилета.

– Стилет, тут Дейва вырубили, спустись, а? Мне его не дотащить.

Ответ пришел мгновенно:

– Сейчас будем!

Сев на пол, она начала осматривать Дейва на предмет повреждений – только шишка на затылке, и то – явно полученная при падении. Возник вопрос: как же Скай вырубил его? Со стороны входа послышались торопливые шаги. Обернувшись, Хелл увидела преподавателей, которые застыли, удивленно разглядывая композицию из двух доходяг – сидящей и лежащего.

– Как-то вы быстро… – протянул Руслан.

– Заездила мужика за пару минут, – усмехнулся Джай, – Эй, малявка, как самочувствие?

– Мастер, – Хелл тяжело вздохнула, – я не малявка!

– Да брось! – Джай подошел ближе, присел на корточки, начал осматривать Дейва. – У вас на Земле совершеннолетие наступает в двадцать три, а тебе семнадцать, значит, малявка! – резюмировал он.

– Скай?! – скорее утверждал, чем спрашивал Руслан. – Опять он со своими шионьенскими штучками.

– Какими штучками? – переспросила Хелл.

– Потом расскажу. – Джай резко перевернул Дейва на живот, с силой надавил на позвоночник у основания шеи, послышался легкий хруст. – Все, – учитель поднялся, – сейчас придет в себя.

– Хелли, – Руслан подошел ближе, присел рядом с ней на корточки, – ты не сказала, как себя чувствуешь…

– Нормально, – девушка неопределенно пожала плечами, – устала сильно, а так в норме.

Учителя переглянулись и обменялись понимающими улыбками.

– В общем, так, – произнес Джай, – сейчас явятся Стилет с Бесом, отдаешь им Дейва и пойдешь с нами.

Хелл впервые рассмотрела браслет на руке учителя и поняла, что перемещение наемников отслеживают. На маленьком экране были отчетливо видны два зелененьких огонька, приближающиеся к двум зеленым и двум красным.

– Красненькие это вы, – она схватила Джая за руку и начала рассматривать показатели, – зеленые это первокурсники, синие это второкурсники, Сайсиен… он яркий и желтый, его гость нейтрально-белый, значит, не наш, а это… а, прислуга… они серенькие, да?

– Все правильно. – Джай мягко высвободил руку и поднялся, услышав шаги приближающихся Стилета и Беса.

Наемники бежали быстро. Оба были в свободных брюках и майках, и оба явно только вскочили с постели. Стилет остановил Беса движением руки, с каким-то напряженным вниманием посмотрел на Руслана и Джая.

– Хелл, ты как? – был его первый вопрос. Дождавшись кивка, командир боевой пятерки взглянул на Дейва: – Кто это сделал?

– Скай, – спокойно ответила наемница, – учитель Джай что-то Дейву вправил, сказал, что все в норме.

– Ясно. – Стилет снова с какой-то настороженной враждебностью взглянул на преподавателей, те ответили наглыми, полными превосходства ухмылками, и в глазах ее командира появился проблеск понимания. – Бес, хватай Дейва, Хелл, пошли спать.

– Хелли идет с нами, – потягиваясь, произнес Руслан.

– Хелл, спать! – В голосе Стилета послышался приказ, и она мгновенно подчинилась, резко поднявшись, подошла к нему.

– Стилет, – с ухмылкой произнес Джай, – Стилет, ты оспариваешь распоряжение преподавателя?

Наемник усмехнулся, повернулся к Хелл, внимательно посмотрел на ее глаза и безапелляционным тоном приказал:

– Быстро наверх! В душ, желательно ледяной! Приду, проверю показатели температурного режима. Исполнять, живо!

– Стилет!!!

Хелл с удивлением взглянула на Руслана.

– Я командир, мне и решать, что будет с членами моей команды!

Было в голосе Стилета нечто такое, что очень не понравилось Хелл, но определенно командиру она доверяла больше, чем Руслану и Джаю. Развернувшись, девушка побежала к лестнице, практически не чувствуя усталости, столь же быстро добралась до комнаты. Алекс уже спала, поэтому, стараясь ее не будить, Хелл разделась на ходу и бесшумно направилась в душ.

– Сайсиен в тебе не ошибся, Стилет. – Джай жестом остановил взбешенного Руслана и продолжил: – Наемник, ступай к медикам, возьми астанкар JP 548890, и, как только Дейв придет в себя, пусть вколет ей. Еще… – он оглядел командира боевой пятерки с ног до головы, – ты молодец, Стилет. Иди!

Бес, так ничего и не сообразив, подхватил стонущего Дейва, перекинул через плечо и направился к лестнице. Стилет же спустился в лаборатории, долго искал, но в итоге нашел Станисласа, потребовал препарат и стоически выдержал полный искреннего изумления взгляд медика. Препарат наемнику после недолгих переговоров с Джаем все же выдали, и вскоре Стилет уже открывал двери их маленькой трехкомнатной квартирки.

– Что с Хелл? – едва увидев его, спросил Дейв, уже пришедший в себя и сидящий на диване.

– Расширенные зрачки, учащенное дыхание, измененная температура тела, ярко выраженное покраснение на губах, бледное лицо, красные глаза, мутный взгляд, – начал перечислять Стилет. – И самое любопытное – резкие, рваные движения.

– Шармисский афродизиак! – Дейв взволнованно вскочил. – Требуется…

– Астанкар JP 548890? – усмехнувшись, спросил Стилет, протягивая другу ампулу с мутноватым бело-голубым содержимым.

– Да, – Дейв удивленно посмотрел на друга, – откуда знаешь? Ты же не медик…

– Я – нет, – Стил устало потер виски, – Джай сказал.

– Так, теперь мои вопросы. – Бес встал. – Это че за хрень дерсенговая там внизу творилась?

– А чего тут непонятного? – Командир боевой пятерки направился в комнату девушек. – Там наличествовали одна перевозбужденная семнадцатилетняя девчонка и два препода, которые от подобных подарков судьбы не отказываются.

– Думаешь, – Дейв пристально посмотрел на Стилета, – думаешь, они стали бы… тахешесс!

– Ну развлечение они из этой ситуации устроили бы явно, либо сами, либо погоняли бы ее по пустыне, превратив все это в очередной урок. Малышке в любом случае еще предстоит нагоняй. А мне вот интересно, как она получила такую дозу и почему при этом нормально и адекватно себя ведет?

– Мало ли. – Дейв пожал плечами. – Хотя, учитывая схватку с телепатом… Может, сказались перенапряжение нервной системы и большая кровопотеря.

Они тихо вошли в комнату Алекс и Хелл. Лекси проснулась мгновенно, Хелл продолжала безмятежно спать. Несколько секунд наемники с удивлением смотрели на улыбающуюся во сне девушку. Дейв нарушил молчание первым:

– Может, не колоть ей ничего? Спит спокойно, признаков ломки не наблюдается.

– Странно это. – Стилет подошел ближе, прикоснулся к щеке, лбу, затем наклонился и прислушался. – Температура нормальная, дыхание тоже в норме.

– Но все признаки шармисской отравы были. – Дейв тоже подошел к Хелл, приставил датчик к изгибу локтя. – Лекси, она всегда так спит?

– Нет, не всегда, – Алекс потянулась и сладко зевнула, – она иногда кричит, иногда плачет. Очень часто просыпается. Но Сайсиен сказал, что это нормально, у нее была трагедия, и, похоже, личная.

– А что кричит? – тут же поинтересовался Стилет.

– Она на своем кричит, – как маленькому, начала объяснять Алекс, – а я земного не знаю!

– Так поговори с ней, – Бес подошел, сел на кровать Алекс, – успокоила бы, узнала, что там такое страшное случилось-то.

– Тахешесс, слезь с моей кровати, сломаешь еще! – Алекс недовольно попинала приятеля ногами, прекрасно зная, что Бес мстить не будет. – Не говорит она, замыкается в себе.

Все снова посмотрели на безмятежно спящую Хелл.

– Так, ладно, колоть ей ничего не будем, – принял решение Стилет, – может, у землян что-то не так с кровью, а может, после шока и взаимодействия с тем телепатом для нее эта гадость шармисская, как плевок по обшивке корабля. Короче, всем спать.

Весело пилинькает мобик! Она срывается с кухни, вбегает в свою комнату, читает сообщение: «Жду возле ореха… очень-очень жду…»

И несчастный мобик покрывается десятком поцелуев, кружится вместе с ней по комнате.

– Мам, мой милый пришел, можно я?…

– Иди уже, чудо влюбленное, – лицо у мамы серьезное, но в уголках глаз смешинки, – смотри, не допоздна сегодня, а то сама с отцом разговаривать будешь!

– Мам, – она продолжает вальс, – я тебя люблю!!! Я всех люблю! Я весь мир люблю-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!!

Мама только смеется в ответ, но для девушки уже вся вселенная сосредоточена там, у огромного ореха на искусственном озере. И крылья счастья парят за спиной, когда она бежит по дорожке навстречу своему сердечку, потому что ее сердце давно ей не принадлежит… С тех пор как их глаза встретились…

И она бежит к нему, уже видит его силуэт в сумраке, видит, что и он идет к ней навстречу…

Странно тренькает мобик, как-то резко и пронзительно.

«Макс, гад! – проносится у нее в мыслях. – Опять лазил в мой моб. Приду домой, прибью!»

– Подожди, я отвечу… – Она тянется к устройству, но плоский черный гатжет внезапно ломается в ее руках, а вслед за устройством начинает исчезать дорога…

– Хелл! Хелли, да что с тобой! Хелли! – Алекс продолжала ее трясти и остановилась лишь тогда, когда поняла, что девушка проснулась. – Хелли, – наемница обняла подругу за плечи, достав салфетку, начала вытирать слезы, – Хелли, что тебе снилось?

Хелл, все еще всхлипывая, ответила:

– Мне снилось, что я дома… что все хорошо и что ничего этого не было… Алекс, мне снилось, что он жив… – Послышался тяжелый стон, и она сжала губы, словно боялась проговориться. Сумела, сдержалась, чтобы через мгновение тихо спросить: – Алекс, Стилет приходил?

– Ага. – Блондинка пересела на свою кровать, взяла браслет, посмотрела на время. – Ты не ложись, тебе уже минут пять до побудки осталось, потом к Руслану. А-а-а, – она сладко зевнула, – а я спать буду, раз ты молчать собралась.

Хелл тоскливо посмотрела в окно. В академии окна в спальнях почти всегда были открыты, и только слабый силовой полог защищал от попадания частиц песка. Первые дни девушка с удивлением глядела, как в силовом поле яркими синими огоньками вспыхивали уничтожаемые пылинки, теперь уже привыкла, но зрелище все равно было потрясающим. А еще Хелл свыклась с тем, что доверять никому и никогда нельзя! Особенно среди наемников… И все же возникали вопросы, которые она хотела задать – и получить ответы.

Спрыгнув с кровати, девушка, как была в коротких шортиках и маечке, выскользнула из спаленки. Быстро преодолела пространство общей комнаты и приоткрыла дверь в спальню ребят.

– Стилет, можно тебя на минутку? – Хелл спрашивала шепотом, надеясь, что рассказы Дейва про безупречный слух их командира были правдой.

К удивлению Хелл, подскочили все трое, оторопело уставились на ее силуэт, подсвечиваемый вспышками сгорающих на окнах пылинок.

– Кажись, подействовало, – хмуро произнес Бес, – но почему именно тебя, а, Стилет?

– Да, нужно было вколоть нейтрализатор, – сокрушенно, словно обращаясь к самому себе, сказал Дейв, – а если вколоть сейчас, она весь день сонная будет.

– Закрыли шлюзы! – грубовато приказал Стилет. – Хелли, что случилось?

С некоторым удивлением девушка осмотрела всех троих и уже несколько неуверенно произнесла:

– Я… поговорить хотела…

Стилет облегченно выдохнул и указал на постель:

– Иди сюда, не стой на полу – замерзнешь. Бес, завидуй молча, это первое, а второе – выключи свет!

В комнате и так было темно, но, видимо, это являлось каким-то кодовым выражением, потому что Бес тут же потянулся к тумбочке и достал маленькую коробочку. После недолгих манипуляций возникло яркое свечение, затем все вокруг вновь погрузилось в сумрак.

– Это агаторган, – с гордостью пояснил здоровенный наемник, но, заметив непонимающий взгляд подопечной, добавил: – Он глушит кристаллы преподов, теперь можем говорить спокойно, не опасаясь прослушки.

– А, здорово. – Хелл подошла к кровати Стилета, несмело присела на краешек, раздумывая, с чего начать.

– Начни с того, что тревожит, – словно прочитал ее мысли приятель, а в следующую секунду потянулся, сграбастал и, подтащив к себе, укрыл одеялом. – Если хочешь, ребята могут выйти, – мягко добавил командир боевой пятерки.

Хелл посмотрела на уже активно демонстрирующих глубокий сон Дейва и Беса и отрицательно покачала головой:

– Они и спящих неплохо изображают.

Стилет за ее спиной только хмыкнул, затем лег на подушку, положил руки за голову и выжидательно посмотрел на Хелл. Девушка села в первую позу, рекомендуемую той странной-странной наукой, которую Сайсиен называл шааз, и начала рассказывать:

– В столовой тот, который весь серебряный, он меня искал. – Брови Стилета полезли вверх, но наемник не перебивал. – Точнее, он не знал, что меня, Сайсиен не сказал ему, кто из студентов обладает зачатками телепатии…

– Ни дерсенга! – Бес подскочил, забыв о конспирации. – В нашей команде телепатка!

– Бес! – Стилет недовольно поморщился.

– Понял, молчу!

Хелл с улыбкой продолжила:

– Но этот Дархино отказался меня тренировать, хотя учитель на это рассчитывал.

– Плохо, – спокойно произнес Стилет, – было бы невероятно, если бы получилось. А что тебя так тревожит, ведь ты решилась прийти ко мне?

– Нападение Ская и Удава спровоцировал Сайсиен… об этом тот Дархино сказал, и учитель не стал отрицать, наоборот, заявил, что так надо было…

Хелл ожидала реакции Стилета, но тот молчал. В бликах вспышек лицо командира боевой пятерки наполовину подсвечивалось, и профиль четко очерчивался. Наемник молчал, но, судя по сжатым губам, мысли его были далеки от гуманных.

– Хелли, – наконец произнес Стилет, – если учитель сказал, что так надо, значит, так надо. Пойми, из тебя лепят идеальную машину для убийства, и, судя по тому, как ты реагируешь на мои слова, ты не против, так?

– Да, – прошептала девушка.

– Значит, терпи, малышка. Так нужно. – Стилет внимательно смотрел на нее. – А теперь продолжим. Скаю не дадут закончить академию, его давно пытаются убрать, а этот ублюдок всегда выходит сухим из воды, и подозреваю, не все его способности раскрыты. Но мне не нравится, что убрать его хотят, подставив тебя!

– Да, Скай меня на свидание приглашал, – Хелл вздохнула, – пытался сказать, что ему нравлюсь, а я хотела сделать вид, что верю… но не получилось.

– Пока не забыл, – Дейв поднялся, видимо, устав изображать спящего, – Хелли, не суй в рот всякую гадость, а? Чего он тебе дал такого, что у тебя были все признаки возбуждения от шармисской отравы?

Удивление на ее лице медленно, но верно сменилось пониманием.

– Шоколад, – прошептала девушка, – белый, очень вкусный шоколад. Странный немного, но вкусный. В нем был яд?

– Не яд, а возбудитель. – Стилет с неодобрением посмотрел на нее. – Хелл, Дейв правильно сказал – не суй в рот всякую гадость. Это наемники! Когда они говорят, что цвет белый, всегда стоит допустить, что он может быть черным!

– Вы тоже наемники, – угрюмо ответила Хелл.

– Я твой командир, Хелл, – Стилет неожиданно ласково улыбнулся, – и не позволю причинить тебе вред, не позволю забрать тебя из команды. Ты уже наша.

– А говорил, что только месяц будешь меня защищать. – Хелл и сама начала улыбаться.

– А мы не обычная команда, – Стилет посмотрел на ребят, – у нас главный принцип – защищать своих. Нас мало, и мы тут подумали, что больше нам и не надо.

– Это точно, – Бес снова лег и сладко потянулся, – а вообще, мелкая, после того, что ты устроила в столовой, автоматически стала одной из нас. Хотя меня впервые бросилась защищать сопливая девчонка… а все равно приятно, – с неожиданной теплотой произнес грубиян.

И тут завибрировал браслет, призывая к побудке. Хелл с тяжелым вздохом слезла с кровати и направилась к себе. Едва она вышла, Стилет тихо сказал:

– А неплохая у нас команда получилась, надо бы название хорошее придумать… но это позже!

Заплетая чуть влажные волосы, Хелл спускалась по лестнице. Волосы у нее были длинные, наверное, потому что мама всегда говорила, что это ее главное украшение. Когда она после борделя оказалась у Кайла, первым желанием девушки было коротко постричься, но ее неожиданный покровитель запретил, сообщив, что в дальнейшем волосы станут еще одним оружием в ее арсенале. Пока они только мешали. Закончив плести, Хелл скрепила косу резинкой и уже быстрее побежала вниз, направляясь на тренировочную площадку.

– Не опоздала, молодец, – встретил появление наемницы Руслан, – сегодня обойдемся без растяжки.

Хелл не ответила, она удивленно наблюдала за человеком, нарезающим круги в предрассветных сумерках.

– Тренируете нового ученика? – полюбопытствовала девушка.

– Ха, – Руслан усмехнулся, – это Скай наказание отбывает.

– Из-за Дейва?

– Из-за тебя, мелкая! – Тренер с хищной, но вместе с тем любезной улыбочкой спросил: – Так ты у нас гордая, да? С первого раза не понимаешь?

Проанализировав ситуацию, Хелл отступила на шаг, потом еще на один, когда увидела, как Руслан достает тонкую черную плеть.

– Учитель, не надо, – чуть хрипло попросила девушка, – я все поняла, я дура и признаю это… учитель!

– Ничего ты не поняла, – Руслан взмахнул плетью, – видимо, первый урок был не для гордых, да? Ты хоть соображаешь, что могло произойти вчера, а? – Он снова с довольной ухмылкой взмахнул плетью. – Так что там делать надо, если перед тобой заведомо более сильный противник?

«Я дура, – с отчаянием думала Хелл, убегая от психованного тренера с плеткой, но он неизменно настигал, придавал ускорение, и тогда бежать приходилось еще быстрее, – хотя… с другой стороны, вот как раз бежать я вчера и не могла!»

– Тренер! – Она остановилась на бревне, с трудом удержалась, но не стала перепрыгивать на следующее. – А если бежать нет сил, что тогда делать?

Руслан тоже остановился, вот только ему сохранять равновесие на врытом вертикально бревне трудностей не доставляло.

– Хелл, слышала о такой штуке, как второе дыхание?

– Ну…

– Так вот, детка, иногда нет сил сражаться, а бежать силы есть всегда. Но… – с некоторой угрозой продолжил он, – сегодня у нас будет отработан еще один навык.

– Какой? – нервно сглотнув, спросила Хелл.

– Сегодня ты будешь учиться звать на помощь! А не молчать, как покорный тонсе, следуя за олькомбе!

– Э-э-э, а кто такие тонсе и олькомбе? – неуверенно спросила Хелл.

– Р-р-р, у Джая спросишь, он тебе и картинки продемонстрирует! Беги, наемница, беги!

Помчавшись прочь от неадекватного тренера, Хелл решила, что в следующий раз обязательно даст отпор всем, лишь бы ее больше так не гоняли.

К концу часа занятий она задыхалась, сердце стучало в районе горла, дыхание вырывалось со свистом, но криков о помощи не было. Руслан на этот раз даже не отслеживал время появления наемников, настигая упрямую студентку, которая едва не падала, но молчала, как на допросе.

Стилет, Бес, Дейв и Алекс угрюмо смотрели на это действо и не знали, как вмешаться.

– Это сколько он ее уже гоняет? Она едва не падает. – Бес невольно сжал руки в кулаки.

– Больше часа. – Дейв профессиональным взглядом окинул наемницу: – Хелл на пределе, уже наблюдается нарушение координации движений, а впереди бревна, там равновесие держать нужно.

– Руслан, задрал! – яростно прошипел Стилет.

– Я разберусь. – Алекс легко побежала к Хелл, но ее маневр засек тренер, для которого такая пробежка не была ни сложной, ни изматывающей.

– Наемники! Все на малую беговую! Живо!

Алекс остановилась на полпути, неуверенно посмотрела на Стилета, и командир ответил ей одними губами:

– Действуй.

Наемница кивнула и грациозно помчалась к Хелл, перехватила ее почти у самого участка с бревнами и, развернув, спрятала за спину.

– Тренер, – почти промурлыкала Алекс, – и чего, интересно, вы добиваетесь?

Руслан несколько оторопел, удивленно посмотрел на Алекс.

– Хелли, не стой, беги к тренажерам медленно, восстанавливай дыхание, как я учил, – три вдоха, три выдоха. Вперед. – Хелл с благодарностью взглянула на подругу и побежала в указанном направлении. Тренер переключил все свое внимание на Лекси. – Алекс, – в его голосе появились те же странные, чуть мурлыкающе нотки, которые столь искусно использовала наемница, – у нас соблазнение преподает Алишес, но я смотрю, тебе эти уроки уже ни к чему.

– Зачем учить дышать, если это и так дано от рождения. – Девушка сексуально облизнула губы и подмигнула ему.

– Алекс, доведешь ты меня до неправомерных действий прямо на глазах у всех! – беззлобно произнес Руслан.

– Ну что вы, тренер, – блондинка, чуть изогнувшись, поправила и так идеально уложенные волосы, – советами ведь замучают. Опять же размеры сравнивать начнут, а оно вам надо?

– Иди уже, – Руслан устало покачал головой, – с тобой, Алекс, спорить невозможно.

– Знаю. – Сексуальная улыбка, полный грации поворот… Затем, полуобернувшись, Лекси произнесла: – Но согласитесь, в данной ситуации я и вас спасла… если можно так выразиться.

– Иди уже, Алекс! – рыкнул Руслан. – Ее ты спасла, не меня.

Уже убегая, девушка не сдержалась:

– Тренер, вам опять в доме «Таншери» отказали? – И, еле увернувшись от летящей в нее плетки, добавила: – Не переживайте, борделей на Трех Мирах много… ха-ха!

Хелл едва успела добежать до тренажерной площадки, как раздался крик Руслана:

– Наемница Хелл, к Сайсиену, быстро!

Обернувшись, она увидела, что тренер отключает свой браслет, кивнула и уже шагом направилась к учителю.

Знакомые мрачные коридоры настроения не поднимали. Хелл, конечно, понимала, что Академия наемников не предполагает яркого декора, но однотонные серые стены определенно давили на психику. Дойдя до двери в кабинет Сайсиена, Хелли на секунду остановилась, сосредоточилась и постаралась простить учителя. Видеть его сейчас, после того, что она услышала накануне, было более чем неприятно.

– Входи уже, – послышался окрик из кабинета. Пришлось подчиниться.

Мягкое касание, и дверь, пропуская ее, отъехала в сторону. Едва Хелл вошла, дверь столь же бесшумно закрылась. Сайсиен был не один, напротив учителя сидел тот самый серебряный и ласково ей улыбался.

– Меня зовут Дархино Отранег Шасмархасси, и я согласен тебя тренировать, – произнес телепат, продолжая улыбаться, – вернусь через полгода, к тому времени, надеюсь, телепатические упражнения уже не будут причинять тебе такую боль.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Хелл. Вспомнив реакцию Стилета, она добавила: – Надеюсь оправдать ваше доверие.

– Что-то растеряла ты сегодня весь свой яд. – Дархино встал. – В смысле не язвишь, впрочем, мне это нравится. Не провожай, Сайсиен, это было бы смешно… в пятый раз.

Эссириец покинул кабинет Великого Учителя. Хелл, не знавшая, что они всю ночь пили, ругались и мирились, провожали друг друга то до космопорта, то до академии, так ничего и не поняла. Сам Дархино выглядел идеально трезвым, дасх же всегда был чуток не от мира сего, поэтому по нему определить силу недавних возлияний не представлялось возможным.

– Зверек, – Сайсиен пристально смотрел на несколько растерянную наемницу, – как ты? Похоже, восстановилась быстро.

– Ага. – Не дожидаясь приглашения, девушка села в кресло. – Со времени нашей последней встречи меня уже успели накормить шоколадом с каким-то шармисским возбудителем, потом гоняли по большой беговой больше часа. Но суть не в этом – мне не слишком нравятся ваши методы, учитель.

– Я знаю. – Сайсиен устало улыбнулся. – Но это только начало, Зверек.

– Вы об этом хотели поговорить? – несколько враждебно поинтересовалась Хелл.

– Нет. – Великий Учитель встал. – Я хотел поговорить о том, что информацию о Дархино и своих возможностях ты должна держать в секрете. Потому что… потому что мы готовим тебя как партнера Кайла Кинжала, а если в Совете узнают, что ты телепатка… просто перекупят.

Хелл задумчиво водила пальцем по подлокотнику:

– Учитель, я не хочу работать в паре с Кайлом, я хочу остаться в команде Стилета…

– Зверек, – подойдя ближе, дасх сел рядом с девушкой, – команда Стилета нужна была нам, чтобы ты выжила в академии, но после окончания обучения ты будешь работать с Кайлом.

– С ребятами или ни с кем! – упрямо произнесла Хелл.

– Этого я и опасался. Что ж, время покажет. Историю с шоколадом поведай.

Хелл рассказала, спокойно и чуть насмешливо, правда, насмехалась она больше над собой.

Реакцией на ее рассказ было невозмутимое:

– Странно, нужно проверить состав твоей крови. Сейчас ступай на тренировку.

Неторопливо, а если говорить откровенно, то совсем медленно, растягивая удовольствие, Хелл возвращалась на площадку тренера-монстра. Телепатов, экстрасенсов, гадалок и на Земле было полно, но сейчас девушка понимала, что Сайсиен говорил о чем-то, совершенно не связанном с потусторонним миром, которого так опасались на ее родной планете. Снова и снова она прокручивала в воспоминаниях то странное ощущение, которое возникло, когда девушка дала отпор Дархино. Тогда Хелли словно увидела кусочек из его жизни, часть мира, в котором жили тонкие сереброволосые люди, двигаясь плавно, словно по воздуху. Определенно новое умение ей понравилось, и Хелл уже с улыбкой поторопилась на тренировочную площадку.

– Кайл, – Сайсиен смотрел на уставшего друга, – как скоро вернешься?

– Не скоро, к демонам. – Кайл Кинжал, судя по окружающему его сине-серому пейзажу и дыхательной маске, находился на Гриор. – Дело затянулось. Как там моя крошка?

– Ну… телепатия есть…

– Полный восторг! И какой уровень?

– Помнишь эссирийца, с которым мы работали на Отамре?

– Дархино? Этот пижон? Помню.

– Ее уровень чуть ниже, но все же достаточно высок. Правда, там трудиться и трудиться, но девочка целеустремленная.

– А чего такой кислый? – бесцеремонно поинтересовался Кайл. – Он опять тебя перепил, и вы снова ругались всю ночь, как две сварливые шлюхи?

– Не совсем…

– Что значит «не совсем»? – Кайл снял браслет, повесил его на ветку, отчего изображение немного зарябило, и исчез. Вернулся быстро, перезарядил джастред. – Так что там у тебя?

– Твоя протеже определенно прижилась в команде Стилета!

– А я что говорил! – Кайл довольно улыбнулся. – Боевая четверка – необычная команда, нестандартная для наемников, но главное – Стилет умный и ответственный парень, явно взял мою девочку под крылышко.

– Ты несколько недооцениваешь Хелл. – Сайсиен с усмешкой смотрел, как наемник оттирает с лица кровь убитого зверя. – Девочка не скрывает желания остаться в команде и не хочет работать с тобой.

– Ну и? – несколько раздраженно поинтересовался Кайл. – Пусть желает и пусть остается… пока академию не закончит, а там уж… Хелл была неуправляема, пока ни к кому не привязалась, а теперь появилось целых четыре рычага управления. Брось, Сайсиен, я знал, к кому ее отправляю, и знал, зачем. Все идет, как надо.

– Ты заблуждаешься, но это твое право. – Великий Учитель с грустью посмотрел на пустые бутылки от сидхая. – Все, силы и удачи, Кайл.

– Сила со мной, Сайсиен. Девочку мою береги!

Глава 10

Первое задание

Ночь… Глухие раскаты грома и всполохи молний освещали темное, затянутое тучами небо. Запах дождя и озона смешивался с запахом гари. Где-то внизу раздался крик, но он потонул в грохоте, хлынувшем с небес. Вспышка молнии озарила пятерых всадников на крылатых скерах – огромных белоснежных птицах, которых жители Ларканы использовали для перелетов на короткие дистанции.

– Хелли. – Крик Стилета заглушил свист ветра, но девушка отчетливо слышала его через встроенный в серьги передатчик. – Хелл, будь рядом с Алекс, действуй, как она, никакой инициативы! Поняла?

– Поняла! – Наемница отвечала уверенно, да и держалась внешне спокойно, но браслет на ее руке передавал параметры пульса и дыхания, поэтому командир боевой пятерки прекрасно знал о состоянии подопечной.

Стилет и его команда были достаточно известны и до поступления в академию. В отличие от остальных наемников, они всегда действовали с ювелирной точностью, плюс в команде имелась Алекс, поэтому для убийств высокопоставленных лиц их нанимали и раньше. Заказ на убийство Верховного жреца Ларканы пришел еще до того, как окончился первый месяц после поступления Хелл в академию, но Стилет принял решение взять нового члена команды с собой, несмотря на недовольство Сайсиена. Разговор в кабинете Великого Учителя был запоминающимся.

Сайсиен: Стилет, я готов отпустить боевую четверку, но Хелл не подготовлена, а рисковать ею я не намерен.

Стилет: Великий, разве не вы привели мелкую в мою команду? И не надо вот так вздыхать, задание несложное, а для Хелл самое время понять, во что она вляпалась, это раз. И второе – я не намерен оставлять ее в академии без прикрытия!

Сайсиен: Стилет! Ты с Кайлом Кинжалом сам говорить будешь!

Стилет: Хелл – член моей команды, и точка!

Сайсиен: На задание шесть дней!

Стилет: Девять стандартных суток!

Сайсиен: Свободны все… Зверек, остаешься тут на ночь!

Провожая команду жалобными глазками, наемница еще не знала, что поспать удастся только на корабле. Всю ночь Сайсиен обучал ее приемам защиты и самообороны. И если первые несколько часов он заставлял ее отрабатывать на андроиде все болевые точки, то остальную часть времени вынудил обороняться от собственных ударов. Хелл всегда поражалась учителю – массивный и тучный с виду, дасх отличался удивительными пластичностью и скоростью. Его удары были так молниеносны, что сам он казался смазанной тенью, а бил учитель на этот раз, не щадя девушку. Хелл медленно отступала, блокируя удары, но Великий Учитель неизменно находил незащищенные участки и безжалостно поражал цель. К рассвету она научилась на автомате блокировать удары и почти мгновенно переходить в боевой транс. Она и не знала, что Сайсиен может быть настолько жестоким и безжалостным! К утру наемница уже мечтала просто убить его и даже попыталась атаковать, у нее оставалось только одно желание – чтобы все это прекратилось!

Неожиданно все кончилось, когда Хелл, попытавшись нанести удар ногой в корпус, упала на мягкий пол тренировочного зала Сайсиена.

– Ты молодец. – Великий Учитель опустился рядом и устало вздохнул. – Зверек, у тебя огромный потенциал.

Девушка перевернулась на спину, судорожно вздохнула, чувствуя, как тело переполняет боль:

– Сколько времени прошло?

– Четырнадцать часов… ты продержалась четырнадцать часов, а ведь не минуло и гаш с начала тренировок…

– Гаш – это как месяц… – Она не спрашивала, скорее, утверждала.

Гордости за себя Хелл совсем не ощущала, только усталость и боль, и еще дикое желание умереть, чтобы никогда больше не испытывать подобного…

– Ну, зато теперь я знаю, что количество нагрузок можно увеличить. – Учитель плавно поднялся, игнорируя ее протяжный стон. – Зверек, у тебя вылет через тридцать минут. Подъем, Зверек. Встать!

Хелл подчинилась, медленно поднялась, собрав волю в кулак, направилась в свою комнату. В это время у наемников закончились тренировки с Русланом, и возвращающаяся толпа потрясенно замолчала при виде избитой, покрытой ссадинами, шатающейся девушки.

– Хелл, – к ней подошел Неврос, командир «Когтей Дракона», – кто тебя так?

– Сайсиен, – простонала девушка, обходя наемника. Затем добавила, решив не упустить такой возможности, чтобы поиздеваться над всеми: – Он на мне новые техники отрабатывает… говорит, потом введет эту дисциплину в общий курс.

Все вздрогнули, и сочувствие к ней сменилось сочувствием к себе родимым. Новость шокировала, учитывая то, что Хелл преподы как бы берегли, а вот остальных наемников – нет.

– И это ночная тренировка? – спросил Ройт.

– Ага, – беззастенчиво солгала Хелл, – готовьтесь…

Подниматься по лестнице было сложно, но душу грело напряженное молчание за спиной. Зато члены ее команды, пропустившие тренировку из-за того, что собирались на задание, появление избитой наемницы встретили отборными выражениями, которые ей никто не переводил, но Хелл уже знала, что это мат, причем какой-то шаерзский.

– Я надеюсь, у него есть этому логическое объяснение! – Стилет подошел к Хелл, резко приподнял за подбородок израненное лицо, вгляделся в зрачок. – Это продолжалось всю ночь?

– Да. – Как ни странно, боевую четверку девушка уже воспринимала как семью, поэтому не скрывала ни своего состояния, ни эмоций. – Стилет, вылет сейчас?

– Да, малышка, давай в душ, твои ссадины Дейв обработает уже на корабле, времени нет.

– Ясно…

Пошатываясь, она вошла в их с Алекс комнату, стоически перенесла горестный стон подруги и, раздевшись на ходу, потопала в душ. Только став напротив зеркальной стены под струями теплой воды, Хелл в полной мере осознала свое состояние – на бедре, ребрах, голенях и запястьях расплывались огромные синяки, точнее было бы сказать, что эти части тела превратились в одну сплошную гематому. Губы были разбиты, на лбу ссадина, повсеместно виднелись следы от ударов. В душевую вошла Алекс, никогда не испытывавшая стеснения по поводу полной обнаженки:

– Однажды я связалась с бандой на Ракаде. Скарити полная, вот когда меня пропустили через всю банду, видок у меня был примерно такой же…

Вздрогнув, Хелл повернулась к подруге:

– Тебя… все?!

– Хелли, – Алекс усмехнулась, – ты где жила? В питомнике для нежных девиц? Это жизнь, Хелл, или тебя, или ты! Привыкай!

– Не хочу, – мрачно ответила девушка, выключая теплую воду и включая ледяную, – лучше умереть, чем позволить, чтобы…

– У-у-у, ты идеалистка, Хелли. – Алекс, игнорируя ее сопротивление, выключила воду и включила режим сушки. – Тебе повезло, что попала в академию, да и с нашими ребятами нам повезло, а для других… жизнь наемницы дерьмо, Хелл, помни об этом.

– Скорее, это одна сплошная боль. – Наемница вышла из душевой и с благодарностью посмотрела на Алекс, увидев, что подруга собрала ее рюкзак. – Спасибо.

– Проехали. – Лекси подмигнула. – Я как встала утром, а тебя нет, так и поняла, что Сайсиен метелит нашу Хелли по полной. И, Хелл, насчет дерьма я серьезно, ты сейчас идешь на первое задание, нам придется убивать… Убивать многих!

– Да я как бы в курсе, что не по головке народ гладить будете. – Девушка начала быстро одеваться. – Алекс, я не подведу, честно.

– Хелл, – блондинка тяжело вздохнула, – вообще паршиво, что нас отрывают от учебы, но с другой стороны, это деньги, а деньги лишними не бывают.

Хелл оделась за минуту, игнорируя боль. На этот раз на ней были короткие шорты и топ. А вот поверх спортивного нижнего белья она натянула черный облегающий комбинезон. Съемными в нем были только перчатки, они крепились элатром. Комбинезон с трудом сошелся на груди, и Алекс с усмешкой взялась помогать.

– Тахешесс, Хелл, – наемница сокрушенно посмотрела на подругу, – у тебя слишком тонкая талия.

– И в чем проблема? – поинтересовалась девушка, подумав, что у нее еще и ребра стали видны.

– Проблема в том, что ты выглядишь слишком хрупкой. У тебя от рождения такое строение тела?

– Не-а, – наемница еще раз посмотрела в зеркало, – я лет с четырнадцати затягивалась, хотела иметь тонкую талию, чтобы… быть красивой…

– К демонам, у тебя таки это получилось, вот только в черном сиаб ты выглядишь не как наемница, а как… Снимай, короче!

Стянув с девушки комбинезон до пояса, Алекс быстро намотала на талию подруги эластичный пояс, затем, подумав, перебинтовала грудь, сделала ее менее приметной.

– Вот, – блондинка отступила на шаг, – так лучше!

– Последняя воительница, которая прятала грудь, кончила плохо, – угрюмо произнесла Хелл, застегивая комбинезон.

– Расскажешь, – потребовала Алекс, занимаясь своей обувью – мягкими черными сапогами, которые плотно обхватывали ногу до колена. – У тебя такие тоже есть. Возле кровати положила, ага, эти. Теперь смотри. – Наемница протянула руку к подошве, нажала на три еле приметных выступа, и высокий каблук с мягким шипением трансформировался в литую подошву. – Технологии Шенг, весьма удобная штука.

– Слушай, – Хелл проследила, как Алекс снова нажимает на подошву и увеличивает появившийся каблук еще на пару сантиметров, – а зачем наемницам каблуки?

– Хелли! – Алекс возмущенно посмотрела на нее. – Мы женщины, Хелл, и об этом забывать нельзя!

– Почему? – Девушка поэкспериментировала с каблуками.

– Потому что женственность – это наше секретное оружие, малышка. – Алекс достала коробочку с чем-то черным. – Поверь, этим нужно пользоваться.

И вдруг та, которая только что говорила о женственности и красоте, принялась намазывать на свою кожу черную гадость, скрыв этим жутким гримом половину лица.

– Э, Алекс, а чего это? – удивленно спросила Хелл.

– Оделась? – Блондинка взглянула на девушку. – Иди сюда, и тебя намажу. Это харн, им мы скрываем лица на заданиях, удобно и традиционно. Так сказать, фенечка Трех Миров. – Хелл терпеливо стояла, пока Алекс превращала в полумаску ее лицо. – Вот, хорошо, теперь волосы. – Волосы собирались в высокий хвост, а затем заплетались в тугую косу. – Потом научу тебя, как вплетать лезвия.

Алекс подмигнула и достала тонкие стальные спиральки с лезвиями. Все это наемница ловко вплела в собственную косу, обойдя тонкими пальчиками острые части и закрепив волосы еще одним тонким лезвием.

– А ты порезаться не боишься? – удивленно спросила Хелл.

– Человек ко всему привыкает. – Алекс протянула руку к стене и поставила маленькую пирамидку на полочку. Пирамидка мигнула, и рядом с наемницей появился ее трехмерный образ. Лекси критически осмотрела свое изображение, но затем удовлетворенно кивнула. – Иди сюда, посмотри, как ты выглядишь.

– Что это? – удивленно спросила Хелл.

– Это сенир. Удобнее, чем зеркало, правда?

– Это точно. – Девушка подошла к пирамидке и вздрогнула, когда рядом появился ее трехмерный образ. Хелл обошла изображение вокруг, поправила комбинезон, который тут именовался сиаб. – Да, точно лучше, чем зеркало!

– Ну так технологии же. – Алекс надела пояс с чем-то, похожим на бластеры.

– Это бластеры? – спросила начитавшаяся научной фантастики Хелл.

– Чего? А что такое бластеры? Малышка, это мои любимые GR 244908, или по-простонародному джишки. Они классные. Во-первых, тут по три тысячи зарядов, а во-вторых, бесшумно стреляют. Потом покажу. Все, на выход.

Ребята встретили их появление критическими взглядами, и если Алекс удостоилась одобрительного кивка Стилета, то при виде Хелл он недоуменно поднял бровь, а затем хмуро изрек:

– Малышка, ты сражаться будешь сиянием своих серых глазок? Марш назад, поищи пояс для кинжалов и возьми тот серебряный клинок, который тебе оставил Кайл.

Сказано все было так, что не возникло желания возражать. Хелл вернулась, достала пояс, вложила в ножны кинжал, вошедший следом Стилет протянул ей такую же джишку, как у Алекс, но меньше размером.

– Это на тысячу зарядов. Стреляет иглами, у тебя яд смертельный, у Лекси там снотворное. Я настроил под тебя, Хелл. А теперь на выход, время не ждет.

Хелл с улыбкой оглядела боевую четверку. Все были затянуты в черные сиаб, все в гриме, который наподобие маски закрывал половину лица. Бес – огромный, выше двух метров, накачанный здоровяк, совершенно лысый, с крупными чертами лица и глазами красно-коричневого оттенка, смотрелся великолепно. Глядя на него, Хелл не сомневалась, за что парню дали такую кличку. Дейв – рослый красивый блондин, который походил бы на изображения земных ангелов, если бы не подчеркнутая сиаб мускулатура и карие глаза, которые иногда смотрели с какой-то тоской, причем это выражение в его глазах появлялось, когда наемник глядел на Алекс. Стилет нравился Хелли больше остальных – он и ростом оказался пониже, всего сантиметров на десять выше нее, и глаза у него были темно-бирюзовые, как яркая фиалка синего оттенка, а еще на губах Стилета играла неожиданно добрая, очень ласковая улыбка.

– Э, мелкая, – окликнул Бес, – долго рассматривать нас будешь?

– Да я только начала, – смутилась Хелл, но тут же добавила: – И вообще, вам на меня пялиться можно, а мне на вас нельзя, так получается?

– Пялилась ты только на Стилета, остальных просто рассматривала, вот они и бесятся. – Алекс подтолкнула ее к выходу. – Идем уже, глазастая ты наша.

Хелл оглянулась и заметила торжествующую улыбку командира. Хмыкнув, она ответила Алекс:

– Стилет тут самый земной, естественно, на него мне смотреть приятнее.

– Хелл, а смолчать не могла? – демонстративно разобидевшись, Стилет прошел мимо. – Эх, мелкая…

Весело переругиваясь, они прошли к окнам. Командир уверенным движением закинул Хелл на спину и спрыгнул вниз. На этот раз девушка глаза не закрывала, фиксировала все действия Стила, потому что вот так слететь с девятого этажа, используя выступы для торможения свободного падения, она втайне мечтала уже месяц.

– Ничего, научишься, – словно угадал ее мысли парень.

Он мягко приземлился, рядом спрыгнул Бес, бросил обоим рюкзаки, которые взял на время спуска.

– Так, – произнес командир боевой пятерки, едва вся команда оказалась в сборе, – у нас еще встреча с парой наемников, поэтому сейчас Алекс и Хелл идут на корабль, а мы на встречу в «Огненную Кошку». Вопросы?

– Вопросов нет, – с улыбочкой ответила Алекс и потянула Хелли за собой, – ждем вас.

Наемники несколько секунд смотрели им вслед, а затем разом взметнулись на крыши домов. Хелл остановилась, услышав шуршание песка, и стала с удивлением смотреть, как в утренних сумерках три черные фигуры по-кошачьи перепрыгивают со здания на здание, едва не взлетая, бегут по крышам, пробираются по тонким проводам.

– Видать, опаздывают, а Стилет этого не любит, – прокомментировала Лекси, – ты так странно на них смотришь…

– Так это вообще странно, – Хелл взглянула на наемницу, – а дорога тогда зачем?

– Ну-у-у, – несколько мечтательно произнесла Алекс, – понимаешь, когда достигаешь определенного уровня, от физических нагрузок испытываешь удовольствие. Они сейчас наслаждаются и скоростью, и тем, что могут контролировать каждое движение, каждую мышцу… Я тоже пробежаться хочу, но ты не в форме…

– Ну, беги, если хочешь, – предложила Хелл. – Джай показывал карту, до космопорта всего одна дорога, так что заблудиться мне не грозит.

Алекс рассмеялась.

– Хелли, – блондинка потрепала девушку по щеке, – ты еще такой ребенок! Дорога-то тут одна, а препятствий много. Идем уже, бесстрашная моя!

По дороге шли не торопясь, и Лекси, пользуясь моментом, вовсю поучала Хелл:

– Это главный город наемников, тебе Джай по ходу рассказывал, но наверняка упустил массу моментов.

– Я так поняла, что это единственный город наемников на Трех Мирах.

– Не единственный, есть еще поселения.

Они шагали по гладкой блестящей дороге из расплавленного песка, Алекс грациозно ступала на своих высоких каблуках. Для Хелли, привыкшей бегать на шпильках даже дома, вызывая тем самым завистливые взгляды подружек, было неприятно узнать, что ее походка подобна «топоту пьяной беременной свинокрысы».

– Кто такие свинокрысы? – не удержалась от вопроса Хелл, которой и вправду оказалось весьма далеко до грациозной Алекс.

– Понимаешь, по идее это результат скрещивания крыс, они же живучие, и разного домашнего скота… в общем, все проводилось под лозунгом: «Даешь дешевое мясо»! – чуть растягивая слова, пояснила Лекси. – Ну и, как всегда, хотели как лучше, а получилось дерьмо дерсенга. У Джая спросишь, он тебе и картинки покажет.

– А кто такой дерсенг? – продолжила расспрашивать Хелл.

– Дерсенги – это здоровенные твари с пастью, которая может пожрать наш корабль за пять секунд, а ты ему как… как блоха примерно. Милые такие тварюшки, они на Акитаре-семь плодятся, а вот летать… летать способны и вне атмосферы данной планеты, как выяснилось после некоторых экспериментов с местной флорой… В общем, с этим тоже к Джаю, он вроде мелкую любит. – Блондинка подмигнула.

– Алекс, – Хелл вспомнила ситуацию с Русланом, – а почему тебя никто из наемников не трогает, а ко мне все пристают?

– Ну-у-у, – Лекси коварно улыбнулась, – сейчас тебе покажу, а ты смотри и учись.

Впереди, у стены, сидело несколько наемников внушительного вида, даже в предрассветном сумраке было заметно, что они весьма пьяны. Рваные комбинезоны, запах алкоголя и изрядно потертое оружие, которое девушки заметили, подойдя ближе, стали довершающими элементами их образа.

– Лекси, может, не надо? – испуганно прошептала Хелл.

– Хелли, они в любом случае не дадут пройти мимо, но ты постой в сторонке и не вмешивайся.

Их действительно заметили, двое отошли от стены, преградив дорогу. Один жест Алекс, и Хелл остановилась, нервно глядя на то, как ее подруга, бросив возле Хелл рюкзак, вальяжной, чуть ленивой походкой подошла к амбалам вдвое шире самой Лекси. Подавив желание набрать код Стилета на браслете, Хелл стала следить за развитием событий. Алекс не просто шла к наемникам, она двигалась, как львица, – мягко, гибко, грациозно и в то же время неотвратимо.

– Э-э, куколка, не проходи мимо, – наемник со шрамом на лбу, глубоким и еще не зажившим, сделал шаг вперед, – и подружку зови, мы добрые, мы не обидим.

Их хохот был дружным и громким. Те трое, которые сидели у стены, тоже встали и направились к Алекс.

– Мальчики, – низкий сексуальный голос наемницы прервал гоготание, – у вас, мои милые, есть два варианта. Вариант первый – вы сваливаете, и я вас не трогаю, и вариант второй – вы становитесь методическим пособием по приемам избиения алкоголиков для моей подруги. Выбирать вам!

Несколько секунд парни молчали, пытаясь понять, что им хотели сказать. Затем тот, который начал говорить первым, хмуро произнес:

– Сама нарвалась, скарити!

– Как пожелаешь, милый… – Голос Алекс, казалось, источал мед, но движения…

Наемница взметнулась вверх, стала похожа на вихрь, в смертоносности которого Хелл убедилась, когда на ее сиаб упало несколько капелек крови. Криков и стонов не было – наемники привыкли сражаться и гибнуть молча. Менее чем через минуту Алекс переступила через два корчащихся от боли тела, с улыбкой посмотрела вслед трем убегающим парням и невыразимо-грациозной походкой хищницы направилась к Хелл, на ходу вытирая капающую с волос кровь.

– Запомни, малышка, – сообщила Алекс, – какой бы крутой и известной ты ни была, как бы ни был известен твой покровитель и как бы не была престижна наша академия, всегда найдется пара пьяных мразей, которые ничего не слышали о твоей крутизне.

Нервно сглотнув, Хелл достала салфетку, вытерла кровь с черной ткани и с грустной усмешкой ответила:

– Я имела в виду несколько иные методы твоего убеждения.

– Это какие? – Алекс подняла рюкзак, и они снова зашагали по дороге. – Сексуальные?

– Ну-у-у-у, как бы да, – Хелл несколько смутилась, – умеешь ты…

– Малышка, – блондинка с улыбкой посмотрела на нее, – чтобы уметь управлять чужим желанием, надо вначале принять и познать свое, а ты… просто еще мелкая.

Подавив очередное: «Я не мелкая!» – девушка поинтересовалась:

– Лекси, а сколько тебе лет, а?

– У-у-у, какая ты некультурная, – наемница рассмеялась, – мне сорок два, Хелли, ты мне в дочери годишься.

Споткнувшись на ровной дороге, девушка ошарашенно воззрилась на Алекс:

– Лекси, тебе больше двадцати пяти никто не даст!

Снова послышался издевательский хохот подруги.

– Ты неправа, Хелли, – продолжая посмеиваться, ответила Алекс, – на некоторых планетах мне с удовольствием дадут и пожизненное, не то что каких-то двадцать пять лет.

Они уже вышли из города и теперь шли по дороге между песчаными холмами.

– Хелл, твои понятия о возрасте несколько… субъективны. – Алекс пнула ногой камешек на дороге, и он со звоном покатился вперед. – Пойми, в академию мало кто попадает до тридцати пяти, обычно лишь к сорока. У нас обучаются лучшие, чтобы стать лучшими из лучших. Ты – это исключение из правил, и это исключение бесит многих.

Хелл дошла до камешка и тоже пнула, он покатился на сторону Алекс, та включилась в игру. Несколько минут они гоняли свой импровизированный снаряд, пока после неловкого удара Хелл камень не полетел по дуге в песок. Спровадив камешек печальными вздохами, девушки продолжили путь.

– Лекси, а как ты стала наемницей? – поинтересовалась Хелл, не зная, будет ли вообще получен ответ на вопрос и можно ли спрашивать о подобном.

Но, к ее удивлению, блондинка ответила:

– Я родилась на Рангае, «мать» в переводе с нашего. – В голосе Лекси неожиданно послышались грустные нотки. – В двадцать три вышла замуж, на тот момент была танцовщицей, мы выступали в одном из главных атеа… мм… как же перевести… а, вот, театров планеты. – Теперь Хелл поняла, откуда столь невероятная, завораживающая пластика тела Алекс. – И все бы ничего, но вышла я замуж за обеспеченного банкира, а он оказался игроком…

Девушка замолчала, отвела глаза в сторону, а Хелл не выдержала:

– И что случилось?

– А что могло случиться в моей ситуации? – Алекс улыбалась, а в глазах блестели слезы. – Однажды он проиграл все, включая и известную на весь Рангае меня. Проиграл шайке местных огому… мм… бандитов, вот.

Хелл смотрела на улыбающуюся подругу и боялась задать следующий вопрос, но наемница продолжила рассказ сама:

– Ну попользовались мной их главари… пару месяцев, поснимали, как я танцую обнаженная… Скарити я была!

– Почему? – еле слышно спросила Хелл.

– Была бы умнее, не рыдала бы и не сопротивлялась, а соблазнила главного да поизображала, что все круто, а он самый великий могун, и все было бы в норме, а так… Они меня продали. – Голос Алекс упал до шепота, почти заглушаемого гудящими силовыми установками, которые ограждали город от песков пустыни. – В бордель продали… я не… не смогла сбежать сразу. Но потом охмурила одного молоденького заумника, вернулась на Рангае, а мой… супруг… к тому времени уже имел другую… из нашего же атеа! – Алекс горько усмехнулась. – А ведь любила его, простила ему все, просто хотела вернуться и быть рядом…

Хелл с ужасом слушала обычные слова, за которыми скрывалась страшная правда об этой всегда улыбающейся девушке с красивыми карими глазами. Алекс шла по жизни смеясь, никому не показывая, как больно ей было.

– И что ты сделала?

– Я убила его, Хелл. Спустилась вниз, выбрала самый большой нож, поднялась, оттащила ту скарити за волосы и всадила этому… в горло, в сердце, в живот… Нанесла, наверное, сотни ударов! – Она на мгновение замолчала, а затем с наслаждением произнесла: – Сотни дарящих блаженство ударов! Жаль, что он так быстро подох!

Некоторое время они шли молча, солнце уже поднялось и теперь освещало пустыню с двумя небесными телами над ней, придающими фантастичности этим красновато-желтым песчаным волнам. Хелл старалась отвлечься, Алекс – забыться.

– А те, которые получили тебя, те бандиты… – не выдержав, спросила Хелл.

– У-у-у, деточка, – Алекс снова рассмеялась, – тоже есть кому мстить? – Хелл спокойно выдержала проницательный взгляд. – Да, я убила их. Не так быстро, как хотелось, и не так мучительно, как мечталось, только спустя долгие восемь лет, но – да!.. – В голосе наемницы послышалась гордость. – Я их убила… всех!

И снова они молча шли по дороге. Спустя несколько минут Алекс продолжила:

– Когда убила своего мужика, у меня был только один путь – бежать. У нас крайне жестоко наказывают убийц, и я сбежала. Долго скиталась по планетам, меняла любовников… убивала, каждый раз испытывая при этом удовольствие… А потом все изменилось, потому что я родила… – Хелл замерла, остановилась посреди дороги, уставилась на подругу. Лекси рассмеялась и продолжила: – Да, у меня мальчик, ему уже двенадцать стандартных. Он живет с моими родителями, вижу его редко… а зачем я ему, вот такая мать! – Алекс в совершенно не свойственной ей манере сплюнула на дорогу. – Убийца и шлюха, а не мать!

– Алекс! – Хелл с непониманием смотрела на наемницу. – Алекс, ты неправа… Мама это всегда мама, а ты… ты хорошая, Алекс, ты очень хорошая! А если бы уступила тогда и не убила того… урода, скольких бы еще он продал бандитам… И…

– Хелл, – устало оборвала ее блондинка, – Хелл, ты ребенок. Пораскинь мозгами и соображай – сколько у меня врагов? Сотни, Хелл. Теперь сопоставь, кого им будет проще достать, меня или моего ребенка? – Хелл побледнела. – О, соображаешь, малышка. У наемников не может быть родных и семьи, мы не зря храним в тайне свои имена и никогда не говорим о прошлом. Есть те наемники, которые привозят семьи на Три Мира, но… Это ублюдочный мир, а я не хочу, чтобы мой сын рос среди ублюдков. Так зачем ему такая мать?

– Незачем, – еле слышно ответила Хелл, – но все равно нужна!

– Когда-нибудь у меня будет очень много денег, – мечтательно улыбнувшись, произнесла Алекс, – я изменю внешность, заберу своего малыша, и мы будем счастливы… без мужиков!

Хелл смолчала, но поняла истину – вот уже двенадцать лет Алекс разбогатеть не может и не хочет понимать этого, потому что все так же называет сына малышом… Стало больно, очень больно…

– А как ты попала в академию?

– С трудом, – Алекс снова рассмеялась, – меня Стилет нашел на Ардане, вытащил из тюрьмы. Мерзкое местечко. Ему нужна была женщина для одной операции, сама не знаю, почему выбрал меня. К тому времени их было уже трое – Стилет, Бес и красавчик Дейв. Мы сработались сразу… Стилет замечательный командир, это как достать алмаз из кучи дерьма свинокрысов! Впрочем, и сама уже видишь.

– Да, – согласилась Хелл, – Стилет мне нравится, остальные тоже. Только вы какие-то странные наемники, не такие, как все.

– Возможно, из-за этого Сайсиен тебя в нашу команду и поставил. Вообще в академии Стилет собирался набрать ребят, но теперь посмотрим… ты у нас со способностями, может, и оставит только тебя… если выживешь! А ты выживешь, Хелли, есть в тебе что-то…

Они шли молча по блестящей дороге из расплавленного песка навстречу поднимающемуся солнцу. Хелл не спрашивала, почему идут пешком, вместо того чтобы взять алгар, как поступал Джай, да и думать девушке в этот момент не хотелось.

– Хелл, – Алекс подошла ближе, обняла за плечи, – знаешь, рассказала тебе, и стало легче. Я ведь никому и никогда не рассказывала, а тебе захотелось довериться. Улыбнись, малышка, зато теперь я знаю, что такое дерьмо дерсенга, и больше… больше я никому не позволю!

Хелл думала о том, что будь она на месте Лекси – сломалась бы, покончила с собой, возненавидела весь мир. А Алекс живет, улыбается, заводит любовников, не теряет веры в то, что в ее жизни еще будет счастье.

– Ты удивительная, Алекс, – прошептала Хелл, – удивительная и очень добрая. Этого никто не смог у тебя отнять…

– Ох, малышка, доброта наемника вещь относительная. Мы убиваем, и убийство для большинства из нас славная игра, которую еще и оплачивают. Так, кончаем разводить сантименты, вон ангар впереди. Ты раньше такие космопорты видела?

– Я никакие не видела, – честно призналась Хелл.

– О-о-о, – Лекси с интересом посмотрела на нее, – а как так? Как же ты на Три Мира прилетела?

«В клетке со связанными руками…»

– Ночью, – вслух произнесла Хелл, – не хочу говорить об этом!

Лекси расспрашивать не стала. Блондинка быстро прошла вперед и теперь уверенно приближалась к огромным воротам. Остановившись в шаге от ржавых железных створок, подняла вверх руку. Темно-зеленый туман вырвался из двери, коснулся ладони, и под ногами Алекс вспыхнул светящийся круг.

– Хелл, иди ко мне. – Девушка подчинилась и вступила в круг света. – Теперь руку вверх… Хелл, перчатку сними, ага, вот так. Руку не отдергивай! – Зеленый туман коснулся ладони, больно впился тысячей игл, затем рассеялся. – Молодец, сдержалась, – похвалила Алекс, – теперь тебя стражники признавать будут.

Круг погас, створки дверей приоткрылись, пропуская наемниц. Алекс бесстрашно шагнула во мрак первой. За огромными дверями был длинный тоннель, по которому они шли не менее десяти минут почти в кромешной мгле.

– Это потому, что ты в первый раз, – объяснила Алекс, – потом с другой стороны заходить будем. Все, почти пришли.

Впереди показался неяркий свет, прорезаемый голубыми вспышками, неясный гул начал усиливаться, по мере их приближения превращаясь в оглушительный шум. Гудели силовые установки, люди в грязно-зеленых комбинезонах сновали от корабля к кораблю, а сами корабли… Хелл в изумлении остановилась, разглядывая космических монстров разной величины и конструкции.

– Алекс, а потолок у этой пещерки есть? – спросила Хелл.

– Не-а, если рассматривать это как потолок. Есть силовой полог, удерживающий все ненужное снаружи и беспрепятственно пропускающий наши корабли, если коанити дают добро. Одна из секретных разработок наших, еще узнаешь. А вообще такие вопросы к Бесу, он лучше разбирается, а я так, слеганца. Идем уже.

Их появление заметили, впрочем, странно было бы не заметить две тоненькие, затянутые в черный сиаб женские фигурки на фоне мужчин в бесформенных зеленых сиаб. На них смотрели, забросив работу, о чем-то переговаривались, громко хохотали.

– Не обращай внимания, – Алекс чуть притормозила, ожидая подругу, – это в основном рабочие, нас они побоятся тронуть. – С трапа одного из ближайших кораблей, огромного черного «краба», спрыгнули двое в черном, с такими же, как у наемниц, черными «масками» на лицах. Хелл мысленно отметила выпирающие плиты мышц и невероятную подвижность движений. – А вот теперь боись, – прошептала Алекс, – это Третий круг. Тахешесс! Не вовремя!

Один из мужчин что-то крикнул, спрыгнули еще четверо. Судя по всему, путь девушек лежал рядом с «крабом». Блондинка уверенно шла вперед, но руку недвусмысленно положила на джишку, и этот жест Хелл уловила. Казалось, наемники не собирались мешать им, но стоило Хелл и Лекси поравняться с молчаливой группой, как события стали развиваться стремительно. Один из парней взвился вверх и приземлился позади Алекс, за долю секунды лишив ее оружия, второй в мгновение ока оказался впереди, перехватил обе ее ладони. И все это было проделано столь быстро, что глазу их фигуры казались смазанными, словно они растворились в пространстве, а затем возникли уже рядом с Лекси. Теперь Хелл поняла, что академия учит лучших, превращая их в непобедимых.

– Алекс, радость моя, – прошептал тот, который удерживал наемницу за руки, – собиралась уйти, не поздоровавшись?

На Хелл никто даже не смотрел, видимо, сразу признали в ней слабого бойца.

– Дайт, катись лизать зад дерсенгу! – выругалась Алекс, но окончание ее фразы потонуло в общем хохоте.

– Лекси, мой бледный цветочек. – Повинуясь незаметной для наемниц команде, тот, который стоял сзади, перебросил джишки другому наемнику, а сам перехватил запястья Алекс, завел их за спину и одновременно блокировал ногой возможный удар наемницы. Дайт, освободив таким образом руки, с наслаждением исследовал все изгибы тела Алекс, а затем жестоко, явно стараясь унизить, поцеловал.

Блондинка стояла спокойно, словно все это происходило не с ней, а когда наемник прервал поцелуй, с отвращением сплюнула.

– Ах ты, шлюха! – Он нанес удар кулаком в лицо, Алекс с трудом увернулась, но все равно получила по щеке.

И Хелл понесло.

– Ублюдок, – едва сдерживая ярость, произнесла сероглазая наемница.

Вот теперь все обратили внимание на нее. Один из присутствующих с наглой, полной превосходства ухмылкой спокойно двинулся к девушке. Хелл не шевелилась, даже не делала попытки прикоснуться к оружию, но ощущала, как меняется ее восприятие, как замедляется все вокруг. Она поняла, что снова перешла в то странное состояние, которое Сайсиен называл боевым трансом. Перешла без усилия.

– Шака, в ней что-то изменилось, – вдруг произнес Дайт, – вроде слабая, ходит, как обычная девка, а сейчас что-то не так…

– Тебе показалось, – уверенно ответил тот, которого назвали Шака, – у нее вся рожа избитая, видать, славно над ней ночью поработали… ну так я не брезгливый, мне хватит.

Хелл была откровенно поражена поведением наемников.

– Не боитесь, что придется ответить за это? – Она говорила спокойно, совершенно не испытывая страха.

– Детка, – неожиданно тихо произнес Шака, – у тебя глаза странные… Такого цвета не бывает…

– У меня и жизнь не сахар. – Хелл улыбнулась, сейчас ей казалось, что все вокруг словно заторможенные, но девушка старалась не шевелиться, чтобы не выдать своего состояния.

– Шака, назад. – Дайт, судя по всему, был командиром, это чувствовалось и по его голосу и по проницательности. Отпустив Алекс, он прыгнул, почти в мгновение оказался в шаге от Хелл. – Боевой транс третьего уровня, – с нескрываемым восхищением произнес наемник, – перешла мгновенно, без болевого шока. Девочка, ты кто?

– Хелл.

– Не ругайся так, маленькая еще, – без тени улыбки произнес наемник.

– Я – Хелл, – пояснила наемница, – а ты?

– Я Дайт, – наемник протянул руку, – командир «Мрака». Ты на первом курсе с Алекс? – Хелл кивнула, но своей руки не протянула. Наемник хмыкнул, принимая ее выбор. – Если закончишь живая, спроси в любой забегаловке Дайта Мертвяка, я возьму тебя в команду, мелкая.

– Я подумаю. – Хелл смотрела на него настороженно, не теряя бдительности.

– Тебя Сайсиен натаскивает? Так бьет по лицу только он! Силы и удачи, Хелл.

Она уже знала, что это как ритуальная фраза, поэтому ответила:

– Силы и удачи, Дайт, – и улыбнулась, потому что чувствовала – сейчас он нападет.

Смазанной тенью командир «Мрака» метнулся к Хелл, словно запуская вдолбленные в нее Сайсиеном рефлексы. Отойти, прогнуться назад, уходя от удара и двигаясь чуть быстрее, нанести удар в незащищенную шею. Наемник выставил блок. Он мог бы уйти от атаки, Хелл чувствовала это, видела и по его движениям, и по довольной ухмылке, но Дайт не шевелился, позволяя ей удерживать его. Она осознала, что это была проверка, и поняла, что прошла ее.

– Ты быстрая, – прошептал наемник, так как их лица были рядом, – но недостаточно быстрая для меня. – Движение, и он вырвался из захвата так, словно для него это не составляло труда. Даже дыхание не изменилось. Хелл тоже выпрямилась. – Зато после обучения равных тебе будет мало… Хелли…

– Я прошла проверку? – с усмешкой осведомилась девушка.

– Вполне. – Дайт смотрел на нее с улыбкой. – Мое предложение ты слышала, детка.

– Слышала. – Хелл кивнула и прошла вперед.

Алекс вернули обе джишки и отпустили из захвата. В молчании обе наемницы покинули команду «Мрака», и лишь когда отошли достаточно далеко, Алекс произнесла:

– Мы были любовниками… Я его бросила…

– Это не повод для того, чтобы нападать на тебя сейчас. – Хелл пыталась успокоиться.

– Он мужик, Хелли. – Алекс улыбнулась, теперь внушительный синяк на скуле стал заметнее. – Кому же приятно проснуться и обнаружить, что тебя бросили? Гордость там пострадала и самомнение. Они наемники, детка, они обид не прощают.

– Уроды!

– Не спорю. Но знаешь, что странно… Он никогда не предлагал мне стать членом их команды, Дайт отбирает лучших.

– Видимо, и его готовил Сайсиен. – Хелл пожала плечами. – Неважно.

– Неважно? – Алекс усмехнулась. – Дайт Мертвяк устраивает состязания для тех, кто к нему мечтает попасть. А хотят многие, и битва там до смерти.

– Лекси, давай честно – Стилет круче Дайта, и добрее, и лучше. Это даже для меня очевидно.

Впереди показался черный, сравнительно небольшой корабль в форме капли, и Алекс ускорила шаг:

– Это наш, Хелл, полгода его не видела!

Люк зашипел от прикосновения Алекс. Хелл последовала за подругой на корабль, и вход за ними плавно закрылся, одновременно на потолке зажглись десятки маленьких лампочек, освещая узкий белый коридор.

– Итак, слушай внимательно, – Лекси с улыбкой обернулась к подруге, – если топать вправо, там рубка управления. Идем налево и упираемся в каюту.

– Тут только одна каюта? – тут же спросила Хелл.

– Ага, там у нас как раз есть пять коек, а вообще да, кораблик маленький, поэтому тут только каюта, медотсек, в нем хозяйничает Дейв, санитарный отсек с удобствами, рубка управления и внизу – грузовой отсек. Тесновато, зато мы наш кораблик любим.

– Так чисто, – задумчиво заметила Хелл.

– Ага, убираем по графику, за порядком следит Бес, он вообще на чистоте помешан. Идем сначала в каюту, покажу, где твой шкафчик будет. – Алекс свернула влево, Хелл за ней.

Каюта оказалась маленькой, бело-голубой. По стенам виднелось пять коек, достаточно узких, но длинных. Они были сделаны из пластика серого цвета, спальных принадлежностей не имелось. Посреди каюты красовался небольшой овальный стол. Возле двери располагались высокие прямоугольные шкафчики.

– Это будет твой, – Алекс указала на крайний у двери, – а это твоя койка, хотя, может, Стилет тебя и переложит ближе к себе, чтобы наставлять, пока нормальные люди спят.

При слове «спят» Хелл невольно зевнула и подумала, что остальную часть корабля осмотрит позже.

– Алекс, пока ребят нет, можно я посплю?

Лекси понимающе улыбнулась:

– Ложись, сейчас покажу, где твой летер.

Летером оказалось нечто наподобие спального мешка. Как объяснила потешающаяся над удивленной Хелл Лекси, летер принимал форму тела, подстраивался под очертания фигуры и под температуру хозяина. Недолго думая Хелл разулась и легла поверх летера, не залезая внутрь. Уснула она мгновенно – бессонная ночь не прошла даром.

Проснулась Хелли от того, что ее целенаправленно раздевали, причем весьма умело справляясь с застежками.

– Алекс, ты чего на нее намотала, как она, по-твоему, дышать будет? – послышался недовольный голос Дейва, и Хелл открыла глаза. – Привет, мелкая. Ты спи, я ссадины обработаю, чтобы заживали быстрее.

Она села, позволив приятелю стащить комбинезон до пояса, снять с нее эластичные бинты, и снова легла. Дейв смазывал синяки чем-то розовым, с приятным запахом, и боль постепенно отступала. На койках сидели Стилет и Бес, Алекс уже смыла грим, зато на ее скуле поблескивало то же вещество, которым теперь Дейв смазывал Хелл.

– И что дальше? – Стилет обращался к Алекс, видимо, возобновляя прерванный разговор.

– А дальше Дайт Мертвяк предложил Хелл вступить в его команду, если она закончит обучение, – хмуро произнесла Алекс.

Повисло молчание, затем Стилет, чуть повысив голос, позвал:

– Хелл, ты не спишь?

– Поспишь тут…

– Хелл, чего там произошло? Растолкуй своими словами.

Наемница зевнула, лениво наблюдая, как Дейв стягивает с нее теперь уже нижнюю часть комбинезона, потом ответила:

– А чего произошло? На Алекс напали наемники третьего чего-то там. Когда он Лекси ударил, я думала порвать их всех… не знаю, как сдержалась… Глупо, они же сильнее, но желание убивать было огромным.

– Хорошо, что сдержалась, – серьезно произнес Бес, – Дайт вас обеих порвал бы голыми руками. Странно, что пожалел…

– Не стал бы он убивать, – Алекс усмехнулась, – он не идиот, да и не убивает женщин. Поиздевался бы, да и отпустил, видел же, что в сиаб, значит, на задание идем.

– Дайт Мертвяк не скарити, это факт. – Стилет смотрел на Хелл, и под его задумчивым взглядом наемница поежилась. – Хелли, что он такого в тебе увидел, что позвал в команду?

Немного поразмыслив, девушка ответила:

– Он тоже с Сайсиеном занимался и потому определил мое состояние сразу, как какой-то боевой транс третьей степени. Я сама не в курсе, как это, и вообще, с чем это едят, но возникает ощущение полного выброса… адреналина. Кажется, что все замедляются, а я становлюсь быстрее и сильнее. Приятное ощущение, мне нравится. В общем, от этой моей способности слюни текут и у Сайсиена, и у Руслана с Джаем, один Адыр не в восторге. Потом, когда это чувство утихает, появляется слабость, голова чуть кружится… а так нормально.

– Боевой транс? – Дейв на мгновение прервал спасение ее тела от ссадин и синяков, потом неожиданно сильно надавил на мышцы икр. – Я и смотрю, у тебя все тело напряжено, думал, после ночи с учителем. И зрачок расширен еще, хотя странно, только проснулась ведь, а здесь светло. Деточка, а ты с секретом.

– Ага, – Хелл зевнула и улеглась поудобнее, собираясь уснуть снова.

– Хелл, мы взлетать будем, пристегнись. – Бес встал, потянулся и вышел из каюты. За ним последовала Алекс, а Стилет и Дейв улеглись на койки и тщательно пристегнулись.

– А Лекси? – удивленно спросила Хелл.

– Она второй пилот, – зевая, ответил Стилет, – страхует на взлетах. Все, я спать.

Хелл, глядя на Дейва, перетянулась широким ремнем и, повернувшись на бок, уснула. В какой-то момент навалилась тяжесть, потом тошнота, но просыпаться сил не было.

Ее разбудил мощный храп, от которого, казалось, тряслись стены. Подскочив, Хелл увидела раскинувшегося Беса, который совершенно наглым образом храпел, а больше никого в каюте не было. Спрыгнув с койки, наемница надела длинную майку, оставленную, по-видимому, Алексой, и потопала в рубку управления.

Еще в коридоре услышала смех и с улыбкой пошла быстрее. Лекси сидела в широком кресле перед мигающим пультом управления и весело что-то рассказывала. Перед ней был прозрачный купол, и казалось, что звезды мелькают, пролетая мимо. Стилет с Дейвом сидели в креслах у стены, рядом с ними виднелось еще одно свободное кресло, но Хелл села рядом с подругой.

– Выспалась? – поинтересовался командир.

– Вроде того, – Хелли прислушалась к очередной руладе Беса, – он всегда так… спит?

– Только если выпьет. Именно поэтому мы обычно дрыхнем, пока Бес ведет, потом спит он. – Дейв встал, подошел к Хелл, приподняв лицо за подбородок, вгляделся в зрачки. – Ну все норм, мелкая, жить будешь.

– В этом я и не сомневалась. – Хелл дернула головой, освобождаясь, – Дейв, а что такое боевой транс третьей степени?

– Да чтоб я знал, – Дейв вернулся к Стилету, – это такая призрачная, толком не изученная величина, к преподам с расспросами. Но вообще обычно такое состояние достигается при помощи стимуляторов, а если тело способно войти в транс само, то это здорово, тут не поспоришь.

– Ясно, что ничего не ясно. – Хелл хмуро посмотрела на панораму звездного неба.

Алекс взглянула на нее, протянула руку, потрепала по коленке:

– Хелли, смотри на жизнь проще, и вообще, улыбайся чаще.

– Я и смотрю. – Почему-то наемнице было грустно. – Космос, это всегда так красиво?

– Не-а, мы сейчас на подлете, поэтому идем в обычном режиме на кристаллах. А основную часть пути летим на черных… У Беса спросишь, я ни дерсенга не смыслю в этом, летим и летим, а как летим – не мое дело. Кстати, – блондинка обернулась к Стилету, – ждем инфу к размышлению.

Стилет загадочно улыбнулся, долгим взглядом посмотрел в космос и начал рассказывать:

– Заказ на Верховного жреца Ларканы. Все достаточно просто – приземляемся в космопорту, оттуда своим ходом добираемся до питомника скер. Для нас готовы специально обученные скер, которые способны летать в грозу. Дальше добираемся до главного храма, или как там называется Отилонг. Проникаем, убиваем, сматываемся. Главное заказчика не засветить. Но это в общих чертах, основной инструктаж на месте. Алекс, ты и Хелл прикрываете, обе будете среди младших жриц. Ларкана давно в составе торговых путей, поэтому там межмирный язык, проблем не возникнет.

– А в чем проблемы возникнут? – поинтересовалась Алекс.

– Проблема в том, что заказчик не в курсе, почему шесть команд до нас не справились с заданием… Их судьба неизвестна. Прорвемся, нам не впервой.

– Стилет, – Хелл глубоко вздохнула, – а за что этого жреца убивать?

– Вот об этом лучше не думай. – Бес вошел в рубку управления, широко зевнул, и Алекс испарилась с его места.

– С пробуждением, – усмехнулся Стилет. – Хелл, мы не вникаем в суть заказа, но по идее дело в том, что правитель Ларканы Герес Дорлег хочет торговать напрямую с другими планетами, а жрец Огитарн выступает против, ибо жрецы контролируют торговлю, религия у них такая. В общем, все, как и всегда, замешано на деньгах, привыкай.

Хелл не совсем поняла и переспросила:

– А разве деньги – достаточный повод для убийства?

Четыре пары глаз изумленно уставились на нее. Первым заговорил Бес:

– Мелкая, тебя в детстве головой часто роняли?

– Хелл, мы наемники, не забыла? – Дейв неуверенно рассмеялся. – Или это шутка?

– Нет, – Стилет внимательно смотрел на девушку, – она не шутит, она не понимает. Хелл, из какого питомника тебя к нам бросили? Ты хоть убивала раньше?

Хелл вздрогнула и ответила:

– Да!

– Скольких? – поинтересовалась Алекс.

– Восемь человек! – Хелл почувствовала, как ее замутило, и, отвернувшись, посмотрела на звезды.

– Кажется, я принял поспешное решение, – тихо произнес Стилет. – Хелл, может, останешься на корабле?

– Нет, – сероглазая наемница улыбнулась, – все равно нужно учиться. Я вижу, что с моей моралью в вашем мире придется тяжело, будем менять…

– Мораль? – с усмешкой спросила Алекс.

– Нет, мир, – рассмеялся Стилет.

– Может, и мир. – Девушка с грустью посмотрела на приближающуюся серо-зеленую планету.

Ночь… Глухие раскаты грома и яркие вспышки молний. Они летели больше часа, лавируя среди грозовых облаков. Скер обладали странным запахом, крайне неприятным, сладковато-приторным запахом гниющей плоти. Впрочем, это было не удивительно, если учесть, что основным их рационом являлась вонючая рыба. Когда они проходили по питомнику мимо разлагающихся останков огромных рыбин, Хелл старательно прикрывала нос.

Сейчас Алекс и Хелл были в белоснежных туниках до пят, на запястьях, шее, в ушах и даже на щиколотках поблескивали массивные золотые украшения. Если так одевались все младшие жрицы, не возникало сомнений, почему Верховный жрец не хочет отдавать прибыльную сферу. В серьги встроили передатчики, браслеты наемников скрыли под массивными золотыми украшениями, поверх туник накинули пластиковые накидки, чтобы запах скер не выдал их в храме.

– Мы на подлете, – послышался в ушах голос Стилета.

Сотни огней освещали огромное здание из красного полупрозрачного камня. Дворец сиял и переливался под струями воды – впереди шел дождь, а наемники еще летели там, где падали первые капли.

Хелл вглядывалась в сумрак, вспоминая план дворца, который Стилет заставил девушку заучить наизусть. А сама идея нападения была проста – Алекс убивает жреца, Хелл страхует Алексу, Дейв на подхвате, Стилет и Бес прикрывают. Иначе не получалось – Хелл и Алекс вполне могли сойти за младших жриц, а вот остальным приблизиться к Верховному было невозможно.

Закрыв глаза, наемница словно увидела перед собой карту с красными маячками их боевой пятерки. Все было продумано и распределено, напрягали лишь слова Стилета: «Действуем согласно обстоятельствам… как и всегда!» Хелл не являлась профессионалом, но для нее было очевидно – подготовка к заданию не на уровне.

– О чем задумалась? – спросил Стилет, подлетев ближе.

– О нас. – Хелл отвечала в микрофон, прекрасно понимая, что сквозь шум ветра парень ее не услышит, как, впрочем, и она его – в этих условиях проще было пользоваться передатчиком.

Стилет уверенно сидел на скер, удерживаясь лишь ногами, в то время как остальные держались и за шерег у основания седла. На командире боевой пятерки красовался черный сиаб, на лице маска – типичный костюм наемника на задании, Дейв и Бес оделись так же, и только они с Алекс в серых пластиковых комбинезонах смотрелись несколько нестандартно. Вероятно, эта мысль пришла в голову и Стилету, потому как наемник, посмеиваясь, переводил взгляд с Хелли на Лекси и обратно.

– И вот что я тут подумал, – начал Стилет, – вы сейчас похожи на сборщиков отбросов! – А затем уже серьезно заметил: – Хелл, держи эмоции под контролем. Действует Алекс и только Алекс, ты страхуешь, не более.

– Поняла, не переживай за меня. – Хелл посмотрела на приближающийся дворец. – Из чего он построен?

– Ты любопытная, – Стилет улыбнулся, – это криолит, местный камень. Он полупрозрачный, если его не обрабатывают аскадом, вот видишь крышу?

– Ага. – Хелл вгляделась в красное нечто, отдаленно напоминающее треугольную черепицу, но таких огромных размеров, что различались эти детальки на крыше даже с огромного расстояния.

– Так вот, это тоже из криолита, но обработанного. Плотный, к дерсенгам, материал, не пробить сразу. Но, с другой стороны, такого больше нигде нет. – Командир взглянул на подчеркнуто спокойное лицо девушки и, переключив передатчик, тихо спросил: – Хелл, ты боишься смерти?

Росчерк молнии озарил слабую улыбку на ее накрашенном лице, последовавший за вспышкой гром приглушил нервный смех. Хелл молчала несколько мгновений, но все же ответила:

– Почему ты спросил?

– Я все никак не мог понять, почему Дайт Мертвяк предложил тебе членство в их команде. Теперь понял – ты, Сайсиен и Дайт, вы похожи одним – слишком хотите умереть, чтобы бояться смерти, и в то же время слишком горды, чтобы позволить себе подохнуть. Ты так и будешь играть со смертью, малышка. – И, отвернувшись от Хелл, скомандовал всем остальным: – Следите в оба, сдается мне, тут кроме нас есть еще наемники. Если заметите датарцев – сваливаем!

Хелл кивнула в ответ, как и все остальные, хотя понятия не имела, кто такие датарцы, зато теперь однозначно поняла, что от Алекс не отступит ни на шаг.

– Хелл, направляй своего скер за Лекси! – Стилет, как всегда, держал все под контролем.

Хелл чуть сжала бока птицы коленями, ощутив уже привычную дрожь в мышцах. Почему-то все были уверены, что она с первого же раза научится управлять этим белоснежным и безумно вонючим созданием, она действительно научилась, да и выбора особенно не было. Чуть нажав на основание шеи птицы (управлять было несложно), заставила пернатую лететь вниз. Лекси обернулась, помахала ей, привлекая внимание, указала на стену – наемница поняла, что придется прыгать, и это не обрадовало.

Стараясь повторять все движения блондинки, Хелл посадила скер на стену, хлопнула тварь по шее, отдав таким образом приказ взлетать, и спрыгнула, стараясь попасть на поверхность широкой ограды дворца. Лекси приземлилась грациозно, на обе ноги, а Хелл промахнулась и едва успела ухватиться за стену, ободрав при этом и тонкий сиаб и перчатки.

– Эх ты, – Алекс подала руку, помогла забраться, – тренировки, малышка, тренировки и еще раз тренировки. Тебе необходимо развивать координацию!

– С-с-спасибо! – Хелл вскочила на стену, взглянула на ободранные перчатки и порадовалась, что пострадали только они, а не руки. – Куда теперь?

Лекси подмигнула и тихо произнесла:

– Ты девчонка еще, но на будущее – мягче реагируй на критику!

Алекс быстро пошла по стене туда, где виднелись крыши дворцовых пристроек. Она не боялась, что их заметят, – серые сиаб надежно скрывали в сумраке, и даже всполохи молний не делали наемниц заметными. Хелли пошла следом, стараясь ступать столь же бесшумно. Из дворца доносились заунывное пение и грустная мелодия, похоже, там проходило коллективное блеянье гимнов. Спрыгнув со стены на крышу, Лекси обернулась, дожидаясь Хелл, и наемница поторопилась. Балансируя на краю крыши, они добрались до смотрового окошка, Алекс ловко открыла его и прыгнула первой. Дождавшись тихого свиста, спрыгнула и Хелл. Едва поднявшись, начала, следуя примеру подруги, снимать серый сиаб. Алекс одобрительно кивнула и, забрав у девушки пластик, бросила его на остатки собственной одежды – через мгновение белое пламя беззвучно пожрало то, что служило им накидками.

– Мы не имеем права оставлять следы, – пояснила Лекси, – начинаем.

– Начинаем что? – переспросила Хелл.

Поведя обнаженными плечами, Алекс сексуально улыбнулась:

– Каждый раз на задании я испытываю наслаждение! Тебе тоже понравится, Хелли, это как жить!  Со временем начинаешь жить именно на заданиях, когда накал эмоций и вкус опасности пьянят сильнее объятий мужчины… Хелл, не смотри на меня, как на больную, – обиженно прикрикнула Алекс, – мы идем развлекаться, именно так это и воспринимай.

– Уверена?

– Абсолютно. – Наемница прогнулась, разминаясь. – Дело простое, Хелли. Маскируемся под жриц, пробираемся к Верховному, и я аккуратно его снимаю. Главное, чтобы смерть выглядела карой небесной, в этом случае нашу оплату увеличат втрое.

– Ясно.

Коридоры вели в другие коридоры. Стены, серые, полупрозрачные, отражали их фигуры в белоснежных одеяниях. Золотые браслеты оттягивали руки, цепи на шее раздражали. Хелл вообще все раздражало – эти коридоры, эта ситуация, но особенно – заунывное пение внизу. Ступеней не было, просто коридоры плавно уходили вниз, видимо, обвивая центральный зал. Лекси молчала, и, прислушавшись к звуку их собственных шагов, Хелл поняла, почему – коридоры усиливали любой звук в десятки раз. Алекс обернулась, на лице ее не было и тени улыбки, наемница догадалась – что-то идет не так. Некоторое время Лекси продолжала молча стоять, к чему-то прислушиваясь. Обернувшись к Хелл повторно, указала на браслет – та подключилась к связи.

«Тут мстители, – послышался голос Стилета. – Вижу двоих – мастер и ученик. Задание отдает гнилью. Отходим!»

Хелл и Алекс переглянулись. Отход представлял некоторую сложность – скер-то уже улетели. Лекси указала вниз, Хелл кивнула – придется пытаться выйти через главный вход. Они в одежде младших жриц, так что это может сработать.

И наемницы продолжили спуск. На нижнем уровне сквозь стены коридора просвечивали тысячи огней в главном храме, виднелись белые группки жриц и серые жрецов, отчетливо просматривалась ярко-красная мантия Верховного. Ритуал был в разгаре. Еще один виток коридора, и то, что Хелл украдкой разглядывала сквозь полупрозрачные стены, предстало перед глазами. Главный храм Ларканы оказался огромным. Сводчатый потолок, словно украшенный полупрозрачными балками, поддерживаемый тончайшими колоннами, сверкал, отражая свет тысяч светильников. Сами светильники удивляли – маленькие конусы, в которых дрожали белоснежные сгустки света. Она даже остановилась, разглядывая сверкающие конусы, но Алекс дернула за рукав, привлекая ее внимание. Как оказалось, не зря: к ним торопливо шли четверо жрецов в серых хламидах. Приблизившись, первый чуть склонился и зло прошипел:

– Вы нарушаете ритуал, с-с-сестры! – После чего указал, как пройти к Верховному.

Сохраняя молчание, наемницы двинулись в указанном направлении. По связи прозвучало забористое выражение Стилета, а затем и тихий приказ: «Не атаковать!»

Они с Алекс медленно, стараясь сохранять степенный шаг, двигались к группе заунывно поющих служительниц культа в таких же одеяниях. Хелл с трудом заставила себя опустить голову и смотреть в пол. Встав в строй роскошно одетых младших жриц, они синхронно раскрыли рты, имитируя пение, но Хелли, не удержавшись, взглянула вперед. Они двигались к центру. Там находился черный плоский камень, к нему была прикована тоненькая обнаженная девушка. Именно это бросилось в глаза. «Жертвоприношение, – мрачно подумала наемница, – чертово жертвоприношение!»

Девушке на черном камне было от силы пятнадцать. Маленькая, хрупкая, по-юношески длинноногая, дрожащая от ужаса. Страх зиял в ее распахнутых темных глазах, но ни слез, ни криков, ни просьб не было.

С трудом оторвав взгляд от жертвы, наемница взглянула на Верховного жреца Ларканы – немолодого, подтянутого, явно сильного человека в длинном ярко-красном хитане. Поверх красной материи сверкали толстые золотые цепи, а золотой пояс подчеркивал торс и давал понять, что мужчина не обзавелся животом. Хелл невольно сравнила главу религии Ларканы и того правителя, который наставлял их перед заданием, – жрец был властным, сильным, явно тренированным, а правитель толстым, неприятным и с одышкой. Неудивительно, что один завоевывал власть авторитетом и религией, а второму ничего другого не оставалось, как использовать подлые методы, то есть нанимать убийц.

Пение из заунывного становилось угрожающим, все взгляды были направлены на беззащитную жертву, прикованную к черному камню, и, пользуясь этим, Хелл рассматривала окружающее. Круг из жриц, одетых в белоснежное, плотно обступил алтарь. Ближе к месту жертвоприношения стояли увешанные золотом старшие жрицы, за ними младшие, включая и их с Алекс. Вокруг жриц – круг жрецов в серых хламидах. На возвышениях у стен храма виднелись разодетые в золотое, пурпурное, синее представители знати, которые с интересом следили за действом.

«Уроды. – Внешне Хелл подпевала жрицам и сохраняла восторженное выражение лица, но мысли контролю не поддавались. – Чтоб вас всех дерсенг сожрал!»

Размышления прервала Алекс, словно невзначай прикоснувшись к руке девушки и сжав ее мизинец, она дала приказ об отступлении. Хелл с удивлением посмотрела на подругу, Лекси взглядом указала на одну из колонн и повторила приказ. Посмотрев в указанном направлении, Хелл ничего не увидела, но возражать даже не подумала.

Отступив, наемница позволила Алекс пройти себе за спину, затем сделала шаг назад, все еще не разворачиваясь и стараясь не привлекать к себе внимания, но что-то пошло не так. Сдавленный крик Лекси вынудил наемницу вздрогнуть и украдкой обернуться – Алекс стояла, зажатая двумя странными лысыми темнокожими тварями с ярко-зелеными глазами. Один из гуманоидов рванул белую тунику и выхватил джишку – Лекси обнаружили! А Хелл нет. Стилет неоднократно инструктировал, как вести себя в подобных случаях – стоять, смешаться с толпой, бежать, выжить.

Она и стояла. Стояла, не двигаясь, пока Алекс тащили к Верховному жрецу. Стояла и молчала, когда твари сдирали с наемницы украшения и белую одежду, под которой были короткие черные шорты и майка, а также пояс с двумя джишками… точнее, уже с одной. Стояла и сдерживала слезы, когда Верховный жрец хлестко ударил Лекси по лицу с такой силой, что наемница упала. Поднималась она с трудом.

«Хелл, не выдавай себя, – раздался в ушах четкий приказ командира, – тебя не засекли. Мы ее вытащим в любом случае!»

Почему-то, когда жрец ударил Алекс повторно, картинка стала смазанной, словно размытой, и Хелл украдкой смахнула слезы. Девушка все ждала, что вот сейчас появятся Бес или Стилет и спасут Лекси, что они не позволят… последовал третий удар, и с губ Алекс потекла струйка крови…

«Хелл, тебе нужно уходить, – послышался напряженный голос Стилета, – поднимайся тем же путем, которым пришли. Мы ждем!»

Она не пошевелилась, продолжала смотреть, жрец что-то орал Алекс, а перед глазами пронеслись воспоминания о том, как стройная блондинка в свете поднимающегося солнца легко шагала по дороге из расплавленного песка. Алекс снова ударили, на этот раз в живот, и, захрипев, наемница упала на колени, но даже не взглянула в сторону Хелл, до последнего давая ей возможность уйти.

«Хелл! – Крик Стилета заставил вздрогнуть. – Хелл, мать твою, уходим, это приказ!»

А жрец протянул руку и взял переданный ему изогнутый нож… «Нижний хват, – пронеслось в голове, – он не пугает – убивать будет». Сердце стучало где-то везде, так, что пульсация отдавалась и в голове, и в животе, и в руках, жар опалил тело, пальцы на мгновение потеряли чувствительность, а затем отозвались теплом… Она слышала крик Стилета, но не слушала его слова. Вот так, в одно мгновение делается выбор – спастись самой или попытаться помочь. Хелл поняла, что не сможет жить, зная, что даже не попыталась сделать хоть что-то. Плавное движение, и она коснулась маленькой джишки под тканью белоснежного одеяния. Не доставая, нажала на спусковой элемент, активируя оружие, направила дуло в сторону Верховного жреца, положила указательный палец на астен… и все же медлила, медлила, не желая обрывать десятки жизней…

Верховный жрец Ларканы требовал у младшей жрицы ответа на вопрос, почему та предала его. Он еще не осознал, что это не одна из его послушниц, и ярость объяснялась просто – не мог поверить, что в ряды последователей затесались предатели. Он выплескивал ярость, избивая жрицу и требуя связного ответа. Та упорно молчала, не выказывая признаков раскаяния. Еще один аккуратный, но сильный удар, и жрица упала навзничь с глухим стоном, но продолжала молчать.

– Клинок! – глухо приказал Огитарн.

Он и не подозревал, что этот приказ станет приговором… для него…

Едва жрец занес нож над шеей Алекс, Хелл нажала на астен, и сотни отравленных игл вырвались, прорывая ткань ее белоснежного платья. Наемница целилась в Верховного жреца, но дрожащая рука вынесла смертельный приговор десяткам людей вокруг. Первыми, захрипев, упали старшие жрицы, задетые иглами, затем повалились те, которые стояли ближе к Верховному. Сам он упал не сразу. Тщетно пытаясь спастись, заслонил лицо ладонью, и в рукав его хитана впились десятки маленьких смертоносных игл. Умирал жрец молча, оседал, с яростью глядя в глаза Хелл, каким-то чутьем определив, что убивает именно она – младшая жрица, по щекам которой блестящими дорожками текли слезы.

К сожалению, определил убийцу не только он.

– Беги!

Полный отчаяния крик Алекс вывел девушку из странного оцепенения, заставил вздрогнуть всем телом. Хелл отступила, нервно оглядываясь и с ужасом осознавая, что дальше будет хуже. Паника! Страх и ужас превратили ранее благочестивых жриц и жрецов в стадо, имя которому было – толпа! Обезумевшие служители бога, поддавшись животному страху, рвались к высоким дверям, единственным в этом храме, отталкивая тех, кто слабее. Надо всем этим безумием веял страшный крик – «Гараста».

Но Хелл не слушала криков, не видела схватки у дверей, в которой жрецы отбрасывали жриц, и женщины падали, расцвечивая белоснежные одеяния красными пятнами, – она искала тех, кто схватил Алекс. Оглядывала все огромное помещение, но видела лишь служителей и гостей, бегущих к выходу.

Когда с треском рухнули двери и грохот отразился гулким эхом от стен, стало тише – люди теперь орали за пределами храма. Хелл еще несколько минут стояла, все так же держа джишку, и напряженно осматривалась – темнокожих не было! Наемница медленно направилась к Алекс, та лежала рядом с трупом Верховного жреца.

Блондинка смотрела на девушку со смесью ужаса и благодарности, потом тихо произнесла:

– Хелли, дура ты малолетняя, Стилет же сказал тебе, что тут мстители!

Девушка еще раз оглядела опустевший храм и едва слышно спросила:

– Алекс, а кто такие мстители?

Наемница посмотрела с удивлением, а затем начала тихо хихикать, одновременно пытаясь встать, что было непросто, учитывая лежащий на ее ногах труп одного из жрецов. Стилет, до этого молчавший и, судя по дыханию, совершавший пробежку, ответил в передатчик такой отборной руганью, что Хелл поняла только два слова – дерьмо и дерсенг. Но затем командир все же соизволил снизойти до приказа:

– Мы двигаемся к вам, должны успеть!

– Хм, – Хелл задумалась, – а почему вы покинули огневые точки? Не проще ли расстрелять их оттуда, а?

– Дура малолетняя! – грубо ответил командир.

Не реагируя на странное поведение членов команды, Хелл продолжала осматривать храм. Алекс уже встала и даже вооружилась джишкой, поднятой с пола, – видимо, выпала у тех, кто обыскивал девушку.

Тихий стон! Хруст костей! Алекс замерла, не отрывая взгляда от алтаря. Хелл медленно обернулась и перестала дышать. Темнокожий сидел рядом с прикованной к алтарю жертвой. Сидел на корточках, пристально глядя на наемницу и разрывая когтями горло того, что уже стало трупом.

Мир пошатнулся! А затем стал резче, и четче, и медленнее! Она вставила в кобуру джишку и отработанным движением достала кинжал. Чернокожий, продолжая неотрывно смотреть на Хелл, поднес когти к губам, слизнул капающую кровь. А затем прыгнул, за долю секунды сократив расстояние до минимума.

«С-с-сволочь, – материться на земном, пусть даже мысленно, Хелл отучили с детства, зато оставался шаерз. – Тонсе, переваренный дерсенгом!»

– Шкади тхамоешсс, – произнесла тварь, облизывая окровавленные губы.

– Ты сдохнешь, – ответила Хелл, становясь в правостороннюю стойку.

Он атаковал, приблизившись на шаг, и нанес удар когтями по вооруженной руке. Отступив левой, Хелл ушла от выпада и почти сразу контратаковала, удерживая кинжал диагональным хватом. Удар! Выпад! Хелл перехватила рукоять нижним хватом и рассекла черную когтистую ладонь. Чернокожий не ожидал ни подобной скорости, ни боли, ни удара, разорвавшего его руку надвое. Вой оглушил наемницу, но уроки Кайла Кинжала не прошли даром – миг, и она уже ожидала нападения, встав в правостороннюю стойку. Чернокожий вновь атаковал с шага, на этот раз не задействовав израненную руку и нанося удар левой. А Хелл словно сражалась на тренировке с Кайлом – пропустить удар, перехватить запястье противника, контратака и вновь удар – используя верхний хват. Удар и рывок по диагонали вверх, отработанным до автоматизма движением… Вот только раньше она не резала живую плоть, удерживая убиваемого и глядя при этом в нечеловеческие глаза.

Удар ногой отбросил умирающего. Мститель повалился на труп жреца, сотрясаясь в конвульсиях.

Хелл, как завороженная, смотрела на чернокожего и не могла оторвать взгляда. Алекс оказалась неправа – это не было упоительно и сладко, это не приносило легкого ощущения, от которого кружилась голова и сознание захватывала эйфория! Было противно, горько и тошно. Гадко и тошно! А с алтаря продолжала капать ярко-алая кровь сегодняшней жертвы… Эта кровь словно отрезвила, вырвала из состояния забытья.

– Хелли, сзади!

Справа метнулась тень. Со стороны нападающего было глупостью начать бой с ближней дистанции. Хелл нанесла удар левой рукой в корпус и практически сразу перехватила запястье правой – удар Кайла Кинжала в паховую зону заставил противника замереть. Покрепче ухватив рукоять, Хелл освободила кинжал и нанесла удар в сердце. Чернокожий медленно осел на пол, чтобы уже никогда не подняться. Нагнувшись, девушка рывком выдернула клинок, чуть скривившись от того, что теперь ладонь была испачкана густой зеленой кровью, и выпрямилась.

Боевой транс медленно отпускал, делая картины мира менее четкими и яркими, а дыхание почему-то участилось, как и сердцебиение.

Она отступила от трупа, обернулась, ища взглядом Алекс, и на мгновение перестала дышать. Этих странных гуманоидов было еще трое! Трое, и все направлялись к ней! Алекс вскинула каким-то чудом уцелевшую у нее джишку и расстреляла приближающихся. С нарастающей паникой Хелл осознала ужасное – ни одна из игл не причинила чернокожим вреда. Они даже не повернулись в сторону светловолосой наемницы.

Наемница ощущала, как дрожат перенапряженные мышцы, как отступает странное ощущение легкости, и понимала, что с этими уродами ей не справиться. Она даже схватку с одним из них потянула бы с трудом. Но трое… В сознании прозвучали слова Руслана: «Так что там делать надо, если перед тобой заведомо более сильный противник?»

– Беги, наемница, беги! – сама себе ответила Хелл и рванула к выходу.

Хриплый смех и порыв ветра – они были быстрее, но ее избивали слишком долго, чтобы вдолбить истину – всегда будь готова к нападению! Рубящий удар на бегу, вой, и она вырвалась из храма на заливаемый струями дождя двор. Не сбавляя темпа, помчалась вслед за толпой, планируя скрыться среди этих отставших от основной массы служителей церкви.

Это был бег на пределе возможностей, когда ощущения обострены, когда каждый шаг контролируется, а все чувства направлены на предугадывание действий преследователя. Кто-то из чернокожих бросил странный блестящий предмет, и она с трудом увернулась, едва не поскользнувшись и не растянувшись в вязкой жиже, размытой струями дождя. Вой позади показал, как взбешены ее страшные противники. И снова бег… Она прорвалась сквозь толпу испуганных людей, на ходу избавляясь от белоснежного одеяния жрицы… Лихорадочно сорвала псевдозолотые украшения, надеясь затеряться в толпе.

Толпа – это всегда зверь. Испуганный, встревоженный или спокойный, но зверь. И сейчас она ощущала страх, присущий всем тем, кто бежал прочь из храма. Хелл не могла понять, почему они бегут, почему не появилась стража и не атаковала убийц Верховного жреца, почему все так странно и нелогично. Вероятно, сказался ужас неподготовленных к массовому побоищу людей. Они мчались по грязной сырой дороге, падали и поднимались, вставали и бежали снова. Их было не более сорока человек, в основном мужчины… Хелл оглянулась и поняла, почему все происходит именно так, – в свете вспыхивающих молний она увидела, как черная тварь добивает жрицу… Значит, преследование продолжалось и черные твари нападали на тех, кто в белом… А она была в белом! Думать о моральных принципах не было времени, Хелл снова оглядела обезумевшую толпу и выделила мужчину в темном плаще…

Подбежать ближе, словно невзначай толкнуть, аккуратно срезать шнурок и одним движением надеть украденный плащ… Мужчина так и не поднялся, Хелл постаралась об этом не думать… и о раздавшемся позади истошном женском крике тоже…

Она еще много раз падала и поднималась в редеющей толпе беглецов, и когда впереди показался сумрачный лес, Хелл оглянулась, увидела, что ее преследователи заняты убийством очередной жертвы, и рванула к спасительному скоплению огромных деревьев.

Лес встретил удушливым зловонием и странным чавканьем под ногами. Было безумно противно бежать, погружаясь по щиколотки в вонючую жижу, но страх услышать позади такое же чавканье оказался сильнее отвращения и усталости. И бег, уже не столь стремительный, продолжился. Бег без направления, без уверенности в том, что он завершится, без надежды…

Утро она встретила, всхлипывая и продолжая бежать. Потом остановилась, прислонившись к грязному стволу ближайшего исполинского дерева, и подняла правую руку… Лес огласился отчаянным воплем наемницы – браслет связи был поврежден!

Истерически хихикая, Хелл сползла по стволу и села в грязь, уже не обращая внимания на противный запах. Она осталась одна! Совсем одна в незнакомом лесу… Да что там лес – на незнакомой планете! Без денег, без нормальной одежды, посреди леса, которому конца-краю не было видно, она не могла связаться со своими!

– Молодец, Хелли, – с горькой усмешкой произнесла девушка, – великолепно, с первым заданием справилась!

Еще несколько минут истерики пополам с издевательским смехом она себе позволила, затем резко поднялась. Да, это лес! Да, это незнакомая планета! Но она жива – это главное! Хелл осмотрелась – просвета между стволами не наблюдалось. Тяжело вздохнув, девушка посмотрела на высокое дерево, возле которого позволила себе впасть в истерику, и, скинув тяжелый от налипшей грязи плащ, полезла наверх.

Дерево было мокрым после недавнего дождя и липким от покрывавшей его странной черной плесени, но Хелл упорно продолжала лезть, пока не добралась до самой верхушки. Согнав большую серую птицу, возмущенно пытавшуюся клюнуть наемницу, девушка начала осмотр территории. По правую руку от нее простирался лес, конца и края этой махины не было видно. По левую руку лес значительно редел, виднелась излучина реки – там, где вода, обязательно есть люди. Где есть люди, есть возможность узнать дорогу в столицу. В столице космопорт, а значит, и шанс вернуться к своим. Хелли ничего не знала о местных жителях, не ведала, сумеет ли добраться до столицы и будут ли ее там ждать наемники, но хорошо понимала, что одной в лесу ей делать нечего.

Слезая с дерева, девушка старалась не потерять нужное направление и, едва ее ноги погрузились в вонючую жижу, направилась влево, надеясь достигнуть реки к моменту, когда солнце будет в зените. Теперь она шла спокойно, стремясь сохранить темп и размышляя над тем, что делать дальше. Из оружия с ней остался только кинжал, и то лишь благодаря прочным ножнам. Джишка где-то потерялась, а где именно, наемница и не помнила. Джишку было жаль… очень. Обуви на ногах тоже давно не было, плащ она все же надела, и теперь его края волочились по земле. Перехватив конец накидки, Хелл перекинула ее на плечо и, напевая песенку, начала операцию по собственному спасению.

Временами она видела светлые грибы, напоминающие поганки, иногда в глинистой жиже мелькали отвратительные белые черви, но Хелл упорно шла дальше, стараясь не думать о еде. Вскоре ноги начали болеть. Остановившись, Хелли разрезала плащ и обернула стопы. К тому времени, как солнце поднялось к зениту, лес сделался туманным, в свете солнечных лучей стали заметны мириады крошечных частиц. Девушка поняла, что это споры грибов, и, поспешно отрезав наиболее чистый кусок от плаща, замотала голову, чтобы дышать через ткань. Настроение стремительно падало, хотя казалось, что падать ему уже некуда.

Еще несколько часов изнурительного марша по лесу, и впереди показалась голубоватая река. Хелл ускорила шаг и вскоре вышла к берегу. Нестерпимо хотелось пить, но глупо было бы глотать воду на незнакомой планете. Девушка подошла к реке. Вода оказалась настолько прозрачной, что у берега виднелось дно, и Хелл решилась как минимум вымыть ноги. Пройдя еще немного вдоль реки, наемница заприметила упавшее дерево, на треть погруженное в воду. К нему и направилась. Вскоре, удобно устроившись на стволе, осторожно размотала грязную ткань и опустила ступни в воду. Боль мгновенно ослабела, вода словно унесла усталость. Измученная наемница расслабленно болтала ногами в воде и пыталась не думать о предстоящем путешествии… особенно старалась Хелл не думать о том, сколько еще времени предстоит идти.

К правой ноге приблизилась маленькая серебристая рыбка и стала заинтересованно ее рассматривать. Хелл улыбнулась, следя за юркой речной обитательницей. Рыбешка подплыла ближе, прикоснулась серебристым брюшком и впилась зубами, отдирая кусочек плоти… Над рекой раздался яростный вопль наемницы. Тут же речная жительница отлетела прочь, разрубленная на две части, а Хелл мгновенно вытащила ноги из опасной реки. Недружелюбная планетка!

А там, где только что находились ее израненные конечности, появилась стайка таких же серебристых рыбок, но на этот раз наемница могла бы поклясться, что в их глазах она уловила алчный блеск. Улыбнувшись собственным мыслям, Хелл умылась, осторожно и опасливо зачерпывая воду, чтобы снова не напороться на что-нибудь. Внезапно рыбешки ретировались, причем с большой скоростью… Их поспешность стала объяснимой, когда у дна мелькнула рыбина покрупнее, на этот раз грязно-коричневого цвета. Отпрянув от воды, девушка проследила за тем, как, несомненно, плотоядное чудище с обманчивой медлительностью почти всплыло на поверхность, взглянуло на нее неожиданно разумными глазами и, всплеснув хвостом, исчезло в глубине.

Оставалось лишь порадоваться тому, что первой на девушку покусилась маленькая рыбка, да еще, пожалуй, тому, что искупаться, как было задумано, она не успела. Очень внимательно следя за водой, Хелл завершила гигиенические процедуры, смыла грязь с ног и шеи, отошла от реки.

Пока наемница безрадостно размышляла на тему – в какую сторону направиться, слух уловил отдаленный плеск. На этот раз Хелл проявила осторожность и спряталась за ствол дерева. На реке показалась странная плоскодонная лодка. В посудине виднелись четверо бородатых мужчин и один парень помоложе. Присмотревшись к горке рыбы в лодке, Хелл поняла, что это, по-видимому, рыбаки, и вышла из своего укрытия.

Ее заметили, радостно закричали что-то на непонятном языке и направили плавучее нечто к берегу.

– Эктеро сааргете! – Один из мужиков первым спрыгнул на берег и с радостным ревом обратился к наемнице.

Хелл невольно сделала шаг назад, внезапно вспомнив, что она не только вымотанная и уставшая наемница, но еще и девушка… а этих было пятеро… Ситуация складывалась не слишком приятная.

– Сетете? – Юноша спрыгнул вторым, подошел ближе, протянул руку.

– Не понимаю, – тихо произнесла Хелл, уже раздумывая над тем, что лес с червяками и спорами грибов тоже ничего, можно и там побродить… глядишь, и червячки вкусными окажутся, а если еще и грибочки будут галлюциногенными, тогда вообще рай…

Первый мужик, чернобородый громила, остановился, уловив ее страх, и даже сделал шаг назад – значит, есть шанс, что пугать не хочет, это обнадеживало. Хелл улыбнулась и смело шагнула именно к нему, явно удивив этим остальных.

– Я, – девушка указала на себя, – Айрис.

Имя пришло в голову неожиданно.

– Рорг, – мужчина показал на себя, затем, поочередно указывая на спутников, назвал имена: – Астан, Нор, Манито, Мхар. – Несколько мгновений думал, потом просто указал на лодку и тихим, ласковым голосом, каким говорят с детьми, произнес: – Итираге блосем атаро?

Хелл ни дерсенга не поняла, но пошла к лодке, надеясь, что ей не придется ни самой прыгать в воду, ни отправлять туда своих попутчиков. Наемница ступила на пошатывающееся суденышко, прошла и села, завернулась в остатки плаща и настороженно посмотрела на рыбаков. Мужчины о чем-то переговорили, потом тоже погрузились на суденышко и вскоре поплыли, при этом рыбаки старались не смотреть на Хелл, что вполне ее устраивало. При первом же обследовании выяснилось, что плавсредство сделано из рыбьей шкуры серо-коричневого цвета, но вот знакомиться с подобной рыбкой почему-то не хотелось.

– Сита. – Парнишка присел перед ней на корточки, протянул деревянный ковш с водой.

Хелл благодарно улыбнулась и с жадностью начала пить. Она и сама не знала, насколько сильна ее жажда, пока не дорвалась до воды. Выпив все до последней капли, почувствовала, как от слабости кружится голова, но нашла в себе силы протянуть ковш его владельцу и еще раз улыбнуться, выражая благодарность.

Чернобородый мужик встал, подошел ближе, опустился на корточки, внимательно посмотрел на ее ноги. Хелл не пошевелилась, но изменила положение руки так, чтобы была возможность выхватить кинжал. Внезапно обнаружившаяся кровожадность удивила ее саму.

– Ихте, – мужчина прикоснулся к месту, где наемницу укусила рыбка, – сосане итрего.

Видимо, рыбак сказал что-то по поводу укуса. Еще двое подошли и присели рядом, пристально разглядывая Хелл, девушка с трудом сдерживала эмоции и пыталась выглядеть равнодушной. И все же, когда первый рыбак протянул руку, она вздрогнула и прижалась к бортику лодчонки. Хелл мгновенно оставили в покое и больше не подходили – весьма благородный поступок для обычных рыбаков. Еще удивительнее было то, что парнишка вскоре принес два одеяла, не слишком чистых, но все же это было кое-что получше ее плаща. В этот момент наемнице хотелось поблагодарить догадливых рыбаков. Одно одеяло Хелл постелила, вторым укрылась и вскоре задремала.

Сайсиен выслушал отчет Стилета и, выругавшись про себя, набрал номер старого друга. Кайл Кинжал ответил не сразу. На седьмой минуте вызова Сайсиен занервничал, но в этот самый миг наемник-одиночка соизволил принять вызов.

– Здорово, Сайс. – Кайл выглядел уставшим, на щеке обнаружился новый шрам. – Не стыдно тебе людей от работы отвлекать? Сайс, заведи себе нормальную бабу и кончай трезвонить мне по любому поводу!

Дасх усмехнулся шутке Кайла – они оба знали, почему Великий Учитель так и не обзавелся семьей на Трех Мирах.

– Хелл пропала, – стараясь не потерять спокойствия, произнес дасх с нисходящей интонацией.

Лицо Кайла исказила ярость, но вопрос был задан сдержанным тоном:

– В академии?

– На Ларкане, – почти шепотом ответил Сайсиен.

Очень долгое перечисление способов, которыми ранинам, пожирателям и метаморфам полагалось пообщаться с Сайсиеном, учитель выслушал молча, но когда речь коснулась того, какими способами всем этим существам следовало бы приласкать его мать, дасх не выдержал:

– А что я должен был делать? Это было вполне простое задание, Кайл!

Еще несколько минут Кинжал просто молчал, затем нервно улыбнулся:

– Сайс, простое задание – это убрать Верховного жреца Ларканы? – Кайлу даже ответ не потребовался, он легко прочитал его по виноватому лицу Сайсиена. – Тахешесс, в зад к дерсенгу, Сайс! Я такие бабки в нее угрохал, у меня на девчонку были планы! Всю твою академию пожирателю в питомник! И что прикажешь с ее трупиком делать? Отдать в лаборатории Альянса? К демонам, Сайс!

Великий Учитель тихо ответил:

– Я не сказал, что она сдохла, Хелл пропала, связи с ней нет, видимо, повреждено устройство.

Кайл повторно выругался, затем начал нервно барабанить пальцами по подлокотнику кресла. Дасх терпеливо дожидался ответа.

– Что с командой Стилета? – хмуро поинтересовался Кайл.

– Они проникли на территорию храма, девочки в одежде жриц прошли на служение – момент был подобран идеально, но тут…

– Они обнаружили мстителей, – Кайл сплюнул, – они, к демонам, потащились зарабатывать деньги, ни дерсенга не выяснив о задании! Да этот заказ уже полгода никто не берет! Жрец нанял мстителя, тот с учениками пошел служить. Нереально, к дерсенгу, вырубить всех этих тварей, а те, которые живы, в любом случае пойдут мстить, они же по семь суток передвигаются со смертельными ранениями! Р-р-р-ра! Стилет – недоумок!

Переждав очередной приступ ярости Кайла, Сайсиен тихо продолжил:

– Стилет обнаружил мстителей и дал приказ отступать. Они бы ушли, да Алекс глупо подставилась, посмотрев в глаза этим тварям. Хелл могла уцелеть, но вступилась за подругу…

– Ты не должен был отпускать ее, – холодно заметил Кайл. Потом, помолчав, спросил: – Хелл убила жреца?

– Она, Стилет ей джишку выдал…

– Потрясающе! – В голосе старого наемника звучал неприкрытый сарказм. – И после этого ты еще говоришь, что малая жива?

Наемники привыкли принимать удары судьбы спокойно, но для Кайла эта новость стала крушением многих планов на будущее.

– Сайсиен, – глухо произнес Кинжал, – удружил же ты мне!

– Ты не даешь сказать, – грубовато оборвал его дасх, – Хелл вырубила двух мстителей, причем обоих именно убила, а затем… видимо, когда прошел боевой транс, сбежала с остальными жрецами. Мстители бросились за ней, и это дало возможность спасти Алекс…

– К демонам эту блондинистую девку и Стилета с его командой туда же! – Кайл вскочил. – Мне нужна только Хелл! – Он тут же мгновенно успокоился, сел и уже заинтересованно спросил: – Хелли вырубила двух мстителей?! Реально?

– Я так и не понял, как это у нее получилось. – Сайсиен невольно улыбнулся. – Стилет сообщил, что она набросилась на одного из черных. Что странно, кинжал вспорол его брюхо… Что за кинжал ты ей дал?

Кайл, до этого совершенно расстроенный, сел прямо, задумчиво посмотрел на друга, затем переспросил:

– Сколько времени ее не могут найти?

– Меньше суток. – Сайсиен видел, что друг продумывает варианты, а потому продолжил: – Стилет и Бес пытались найти Хелл. Девочка очень умно поступила, смешалась с толпой – мстители убили почти всех жриц, но Хелли среди трупов не было. К тому времени, как выжившие в храме добежали до поселения, в живых осталось только четверо – Зверька не обнаружили и среди них. Мстители, естественно, добили и этих.

Кайл потянулся к панели управления, ввел координаты Ларканы, затребовал инфу о местной архитектуре и вскоре уже просматривал план Главного храма.

– Значит, ее нет ни в храме, ни среди трупов на дороге, ни в поселении… – Наемник неожиданно усмехнулся. – Девочка в лес рванула! Моя умная малышка рванула в лес и ушла от преследования! Я вылетаю на Ларкану!

Сайсиен несколько более критично отнесся к мысли о том, что наемница выжила:

– Кайл, на связь она так и не вышла, окрестности леса Стилет и Бес облетели на скер… Стоит ли говорить о том, что Хелли преследуют трое мстителей? Кстати, это возвращает нас к вопросу о кинжале! Ты ведь в курсе, мстителей весьма трудно убить?

– В курсе. – Кайл уже не смотрел на друга, он готовил корабль к взлету. – Но ты прав: кинжал знатный, из игрушек деймасов. Он был слишком легким для меня, вот и дал его мелкой… Полезный, выходит, кинжал, если он шкуру этих тварей пробивает, там ведь даже лазер не катит. Держи меня в курсе, Сайс, я буду на Ларкане через двое стандартных суток… может, и повезет… А, к дерсенгу в зад, должна она выжить! Она мне слишком много должна, чтобы вот так вот бесславно сдохнуть!

Хелл проспала все путешествие по реке. В какой-то момент чернобородый рыбак подошел и, думая, что девушка спит, осторожно смазал ее ноги странной зеленоватой массой, затем перебинтовал. Наемница не противилась. Потом раздался странный гул, лодка обо что-то стукнулась, Хелл открыла глаза и обнаружила, что уже ночь.

Чернобородый рыбак сноровисто привязывал лодчонку к стойке причала, остальные такими же привычными движениями складывали рыбу в мешки. Поднявшись, девушка с интересом посмотрела на освещенную зеленоватыми огоньками деревеньку у самого берега, покосившийся причал, лодки, покачивающиеся на волнах возле пристани.

– Сита, Айрыс, – произнес чернобородый рыбак, протянув ей руку.

Хелл от помощи отказываться не собиралась и осторожно поднялась на причал. Остальные тоже покидали лодку. Войдя в деревню, рыбаки разделились – двое пошли вправо, а остальные направились в глубь деревеньки. Чернобородый продолжал тянуть Хелл за собой. Дойдя почти до середины деревни, остановились у большого дома. Парнишка пошел первым, распахнул тяжелые деревянные двери, пропустил вперед чернобородого и наемницу.

Внутри домина был значительно больше, чем казался снаружи. В нем радостной толпой бегали дети, шесть женщин разного возраста крутились у стола, они оживленно поприветствовали вошедших. В доме находилась большая печь, сейчас она топилась, на огне томились три здоровых казана. Учитывая, какая прорва народа присутствовала в избе, длинный стол удивления у наемницы не вызвал, стало интересно, где весь этот народ спит…

«По лавкам да по полатям ютятся», – подумала девушка.

– Айрыс, – голос рыбака вывел ее из задумчивости, – таресе откае.

Рыбак указал ей на женщин, видимо, предлагая отправиться с ними. Наемницу обступили все шесть представительниц слабого пола, затем потащили за блестящую ширму, которая тоже была сделана из рыбьей шкуры… Хелл уже очень заинтересовал вопрос – что же это за рыбины такие? За ширмой наемницу поджидали две неприятные вещи – ведро ледяной воды и бесцеремонно раздевающие ее женщины. Воду из ведра без предупреждения и самым наглым образом вылили на голову, а затем добавили еще парочку ведер. В результате стучащая зубами Хелл не смогла сопротивляться, когда с нее сняли плащ, а затем и все, что было под ним, не тронув только ножны с кинжалом. Вместо удобных шортиков и майки на девушку напялили длинную рубаху… и все. Несколько минут наемница удивленно смотрела на женщин, те отвечали ей не менее удивленными взглядами. Осознав, что они ни дерсенга не понимают, Хелли подняла с пола брошенные вещи, подошла к бочке с водой, той самой, откуда они набирали в ведра, чтобы помыть девушку. Зачерпнув в ведро немного воды, тщательно прополоскала свою одежду и, старательно отжав трусики с бюстгальтером, мужественно натянула на себя мокрое белье. А вот надевать чистые, но мокрые шорты и майку мужества не хватило, и Хелл, подумав, снова натянула грубую холщовую рубашку до колен.

Почему-то только теперь ей дали юбку – коричневую, из грубой ткани, а потом принесли и деревянные шлепанцы. В этой самой национальной рыбацкой одежде жителей Ларканы, прихрамывающую, в деревянных колодках, со спутанными мокрыми волосами, свисающими живописными сосульками, Хелл и вытолкали к мужчинам и детям. Дети встретили ее появление бурными криками и хохотом, мужчины – выражением «Хас».

Трудно сказать, чем бы все это кончилось, но вдруг дверь распахнулась и ввалилась необъятная баба в таком же национальном костюме, но на ногах ее были сапоги.

– Здравствуй, дитя, – произнесла на межмирном баба, и Хелл радостно улыбнулась.

– Здравствуйте, наконец хоть кто-то меня понимает, – ликованию наемницы не было предела, – объясните, пожалуйста, где я нахожусь?

Бабуля повернулась, что-то сказала мужикам, те радостно закивали в ответ.

– Я им сообщила, что ты нормальная и дух леса не лишил тебя разума, – сообщила женщина, – они очень рады, потому что Мхар, когда прибежал, сказал, что ты ведешь себя странно.

– Дух леса? – переспросила Хелл. – Это который от грибов? Там такой пар поднимался? – Бабенция кивнула. – А я дышала через ткань, сразу поняла, что споры летают.

На нее посмотрели удивленно, и баба быстро заговорила на своем. Мужики одобрительно загалдели, начали что-то разом говорить, но затем чернобородый рыбак произнес длинную фразу, и все уставились на бабу.

– Рорг предлагает тебе остаться в его доме, – произнесла баба явно по поручению этого самого Рорга, – обещает сытую жизнь и заботу.

Почему-то Хелл была более чем уверена, что в уплату за эти самые сытость и заботу ее приобщат к производству потомства, бегающего по лавкам и под столом.

– Я… эм… а отказаться можно? – с надеждой спросила она у бабы.

Женщина понимающе улыбнулась:

– Так и быть, скажу, что в душе еще страх, что тебе успокоиться нужно, а не мечтать о рыбаках.

Вот после этих слов Хелл была готова расцеловать странную женщину в обе красные щеки, а баба между тем что-то втолковывала рыбакам. Рорг был не очень доволен, но в итоге кивнул и отвернулся. Баба хватанула Хелл за руку и потащила за собой. Едва оказались на улице, торопливо заговорила:

– Будешь у меня пока жить, мужик мой два сезона как на корм рыбам пошел, у сыновей свои дома и семьи. – Они быстро шагали по темным, едва освещенным зеленоватыми огнями улицам, но наемница была рада торопливости рыбачки, ибо мокрое тело на холодном ветру замерзало еще сильнее. – А там уже, когда оклемаешься, и мужика тебе найдем, жить у меня станете, все радостнее, чем одной.

Баба продолжала что-то быстро и сбивчиво говорить, но Хелл почти не слушала, старалась не стучать зубами. Вскоре показался небольшой дом, именно к нему рыбачка и направилась.

– Я Ката, – представилась женщина, – ты Айрыс, знаю, Мхар сказал. Ты ему понравилась. А ты из храма сбежала?

Этот вопрос Хелл насторожил.

– Почему вы так решили? – спросила девушка.

– Оно и понятно. – Ката улыбнулась, открыла дверь, прошла в светлый и теплый дом. – Сама посуди – испуганная, в сумрачный лес сунулась, на межмирном говоришь. Видать, на алтарь тебя положить хотели, а ты и сбежала, так?

– Да, – прошептала Хелл, более чем заинтригованная предположением женщины.

– Ну ничего, – продолжила болтать новая знакомая, – не ты первая, не ты последняя. Жрец каждый сезон на алтарь деву кладет, богов так умасливает. А ты девка хорошая, есть хочешь?

И, не дожидаясь ответа, Ката подхватила миску, зачерпнула варева из томящегося на плите казана и поставила перед наемницей. В миске оказалась уха со здоровенным куском рыбы. Осторожно попробовав мутноватую жидкость, Хелл присвистнула от удивления и с жадностью набросилась на ужин. Ката, улыбаясь, придвинула ей ломоть коричневой лепешки, которая тоже оказалась вкусной. Где-то к середине миски Хелл поняла, что больше есть не может, но для приличия попробовала и рыбу, по вкусу напомнившую зеркального карпа. А Ката рассказывала про жизнь, про то, как была младшей жрицей, да сбежала, когда полюбила рыбака. Как жила с ним, про сыновей своих четверых, про житье вдовье… Наемница искренне пыталась слушать, но поняла, что засыпает прямо за столом. Бабуля оказалась сметливой, и вскоре Хелл уже спала на лавке у теплой печки, под чистым покрывалом, раздевшись до нижнего белья и стараясь не думать о том, водятся ли в деревне всякие тараканы.

На рассвете Хелл проснулась, долго лежала с открытыми глазами и не понимала, почему ее так тянет выскочить из дома. Потом вспомнила – тренировки Руслана! Улыбнулась сама себе и, повернувшись на другой бок, уснула.

На завтрак были уха, лепешка и странная сероватая икра. Взглянув на огромный казан, Хелл догадалась, что уха будет и на обед, и на ужин, и так по кругу, пока они все не съедят. Потом вспомнила, что деревушка-то рыбацкая, и осознала, что взамен съеденной ухи будет сварена следующая порция. Аппетит резко пропал, но рыбу Хелл на этот раз съела, а икру только попробовала. Хотелось чая или кофе, но такого тут не водилось. Беспрестанную болтовню Каты наемница уже воспринимала как звуковой фон – что-то наподобие шума прибоя: вроде и слышишь, но не слушаешь. Женщина говорила и говорила, но при этом успевала убирать, чистить невесть откуда взявшуюся рыбу, шить странные сапоги из рыбьей кожи, а на все предложения Хелл помочь ей отвечала: «Что ты, деточка, ты же мне все испортишь».

К обеду зашел Рорг, принес рыбу. Долго смотрел на Хелл, сидящую у окошка, потом ушел.

– Понравилась ты ему сильно, – с видом знатока заявила Ката, – страдает он.

– Отчего ж не понравиться, – Хелл улыбнулась, – молодая, вот и нравлюсь.

– Твоя правда. – Ката села, подперла щеку рукой. – Оно завсегда так – девка подрастает, красивая становится, и мужики голову теряют. И на что тока не способен мужик, чтобы получить деву, а как получит… и пропал интерес. А потом, глядишь, у нее дите народится, и тут же живот отвиснет, груди тоже, и ходит вся грязная, неприбранная, а те, что добивалися и на подвиги шли, уже и не глядят в ее сторону.

– Жесть, – не сдержалась Хелл. – А у Рорга сколько жен?

– Трое, – Ката улыбнулась, снова взялась за шитье, – было пятеро, да две скончались при родах, он-то мужик плодовитый.

Двери без стука открылись, вошел парнишка с лодки, принес… рыбу. Посидел, помолчал, посмотрел на Хелл и вскоре ушел.

– Эдак они мне столько рыбы натаскают, что и в бочке не поместится, – притворно опечалилась Ката, убирая гостинцы в бочку с серой солью, – а ты сходила бы, деточка, со мной к пристани, все лучше, чем одной дома сидеть.

– Завтра, – нарушая планы рыбачки, отрезала Хелл, – у меня ноги еще не зажили. Лучше не ходить сейчас.

– Твоя правда, – тут же поддержала баба, – отоспись, поутру будешь свежа, как цвет утренний.

Остаток дня и часть ночи Хелл занималась тем, чем следовало бы заняться раньше – чистила кинжал. Отвратительная кровь чернокожих никак не хотела смываться, а отчистить ее было необходимо.

«Я-то все время думала, и почему это рыцари в Средние века по жизни мечи и шпаги свои полировали. А оказывается…»

Но утром Ката к идее с пристанью вернулась вновь. После бесконечных разговоров и беготни по дому объявила, что сходят перед закатом. Хелл, конечно, была благодарна бабе за приют и вообще, но подозревала, что не просто так поведут ее к пристани и, скорее всего, расчет был на то, что бочка в результате до краев заполнится рыбой. Подозрения подтвердились, когда Ката вынесла длинное платье, явно сохранившееся со времен ее молодости, но красивое.

– Примерь-ка, уж лучше, чем эта рубаха. Эх, не умеют бабы Рорга хорошо шить, все какое-то кособокое у них выходит! – Затем Ката протянула Хелл уже законченные сапожки, пояс и гребень для волос.

Для небольшой прогулки до пристани Хелл обряжали добрых полчаса, после чего переодетая, в сапожках и с расчесанными волосами, девушка удостоилась одобрительного кивка хозяйки, и они вышли из дома.

Рыбацкая деревенька встретила гомоном босоногой ребятни, скрипом рыбьей чешуи под ногами и непередаваемым запахом гниющих рыбных отходов. Ката снова о чем-то рассказывала. Прислушавшись, Хелл поняла, что на этот раз о том, чем живут соседи, бабы, да и остальные местные сплетни. А сплетен было много, и лились они безостановочным потоком. Так и шли по деревне: Хелл молча, Ката не закрывая рта. Отовсюду на них бросали заинтересованные взгляды, особенно рассматривали наемницу, явно выделявшуюся на фоне пышнотелых и рыхлых рыбачек.

Они дошли до пристани, там пахло поприятнее – просто свежей, а не тухлой рыбой, речной водой и лесом, который виднелся за рекой. Ката с двумя рыбаками о чем-то поспорила, затем милостиво сообщила, что они могут идти домой.

– Сыновья мои, – сообщила женщина, – не заходили давно, вот и пришлось попенять!

Хелл молча рассматривала деревеньку, в частности – дома, местами покосившиеся, местами новые, видимо, только отстроенные.

– Когда на начало года саман беснуется, многие дома восстанавливать приходится, – рассказала Ката, заметив ее интерес. – Ну да не бойся, мой дом на глинке стоит, до него рыбы не допрыгивают.

– А сейчас начало года? – тихо спросила Хелл.

– Ну да, – женщина улыбнулась, – время нереста. Сейчас рыбачить далеко не отправляются, потому как по реке поднимается морской саман, а он поболее речных будет.

Хелл внезапно догадалась, из кого изготавливают местные плавсредства.

– Ката, – девушка посмотрела на реку, – а отсюда до города главного как добраться?

– Что ты, деточка! – Баба всплеснула руками. – Забудь, хорошая моя, по реке сейчас не поплывешь, только когда деревья черными станут.

Информация была странной, и наемница переспросила:

– А это скоро?

– Через полгода, – Ката тяжело вздохнула, – а к тому времени и за рыбаком станешь, и дитятко понесешь.

– Угу, – невнятно произнесла Хелл, просчитывая варианты.

Вариантов было два – идти через лес либо ночью плыть по реке, благо лодки не охранялись. Пока Ката задумчиво смотрела на реку, погрузившись в свои мысли, Хелл составляла план ночной прогулки, мечтая покинуть не слишком приятное рыбацкое поселение.

– Идем, деточка, – внезапно заторопила ее опекунша, – время сейчас начнется неспокойное.

Оглядевшись, Хелл увидела, что абсолютно все покидают причал. Некоторые рыбаки тащили волоком лодки вдоль пристани, утягивая подальше от берега, другие просто привязывали получше – но пристань и берег покидали все!

На Земле наемница часто ходила с отцом и братьями на рыбалку, обычно такое предсумрачное время называлось вечерним клевом, видимо, здесь дело обстояло примерно так же, вот только… странно вели себя рыбаки…

– А посмотреть можно? – не желая игнорировать внезапно проснувшееся любопытство, спросила Хелл.

Ката, встревоженно вглядывавшаяся в водную гладь, открыла рот, но ответить не успела – действо началось! Саманом оказалась огромная рыбина серо-бурого цвета, размером не менее семи метров в длину. Сейчас лавина этих рыбин поднималась со дна, резвясь и плескаясь, устремлялась вверх по реке, двигаясь против течения. Спокойная речная гладь превратилась в бушующее нечто, вспарываемое телами саманов…

– Восхитительно, – не удержалась от замечания Хелл, – но не поплаваешь, это точно…

Ката не ответила, только, схватив наемницу за руку, потащила к дому. Девушка особо не сопротивлялась, но шла, все время оглядываясь назад, и была не в силах оторвать взгляд от завораживающего действа. Саманы бесновались, выбрасывались на берег и сползали вновь в ту субстанцию, которую в этот миг сложно было назвать водой. Буйство стихии завораживало!

– Красиво? – ехидно поинтересовался смутно знакомый голос.

Хелл мгновенно остановилась и, резко повернувшись, увидела своего ниасе. Наемник в черном сиаб с раскрашенным по обычаям Трех Миров лицом выглядел как-то нереально на фоне покосившихся деревянных домов и грязной улицы. Все такой же седой, наглый и… злой.

– Кайл?… – удивленно прошептала девушка.

Тот явно ожидал от нее чего-то большего, чем упоминания собственного имени.

– Убийца! – испуганно охнула Ката и, отпустив руку Хелл, рванула по дороге. Девушка растерянно проследила за тем, как поспешно удаляется хозяйка.

– Как ты меня нашел? – От радости Хелл готова была подбежать и обнять ниасе, но вместо этого почему-то стояла, не двигаясь. Не понравился ей злой взгляд наемника, сильно так не понравился.

Тяжело вздохнув, Кайл подошел и резким, почти неуловимым движением ударил подопечную по лицу. Хелл не смогла ни увернуться, ни удержаться на ногах, лишь, вскрикнув, упала на покрытую рыбьей чешуей дорогу.

– Ты цела? – заботливо поинтересовался Кайл, нагнувшись над ней.

– Ну, ты и падла. – Хелли сплюнула кровь, облизнула рассеченную губу.

Поднялась она с трудом.

– Значит, цела, – меланхолично произнес Кайл Кинжал и нанес резкий удар в живот, после которого наемница при всем своем желании уже не могла подняться, и, упав, протяжно застонала, обхватив живот руками.

Но ее покровителя полный боли стон не тронул.

– Встала, живо!

Она не позволила себе разреветься, не позволила стонать. Игнорируя боль в ребрах, девушка поднялась, стараясь не дышать. С трудом выпрямилась, с ненавистью взглянула на своего покровителя.

– Какого демона, Кайл?! – прохрипела она, вновь вытирая капающую с губы кровь.

– Чтобы осознала, насколько ты немощная дура! – Наемник сплюнул. – По твоему следу идут три мстителя, идут через лес! А ты прогуливаешься с рыбачками! И вообще, Хелл… – Последовал еще один удар в лицо, после которого девушка снова упала. Кайл подошел, присел на корточки. – У нас был договор, так?

– Так. – Она попыталась подняться.

С первого раза не получилось. Тогда попыталась еще раз. Сначала встала на четвереньки, затем, сжав зубы, поднялась на ноги. Вновь посмотрела на ниасе.

– Ты мне должна, детка, – безжалостно продолжил Кайл, – я в тебя столько бабла всунул, что, если продам в бордель, до конца жизни не расплатишься!

– Расплачусь, – прошептала Хелл.

Кайл, запрокинув голову, расхохотался, явно стараясь ее унизить. Хелл выдержала и это – она знала, на что идет, становясь наемницей, понимала, что и в академии ее пока берегут… но только пока. Отсмеявшись, Кайл тихо спросил:

– Кинжал с тобой, дура?

– Да.

– Покажи, героиня!

Стараясь забыть о чувстве собственного достоинства, Хелл подняла юбку, достала из ножен тусклый клинок. Взгляд покровителя стал откровенно нехорошим.

– Хелли, детка, – подозрительно ласково поинтересовался он, – ты с мозгами совсем не дружишь?

Ярость вскипела, вытесняя осторожность.

– Что опять не так? – язвительно поинтересовалась наемница.

– Не дружишь ты с мозгами. – На этот раз он ударил ее ногой, и удар был такой силы, что, вскрикнув, девушка отлетела к стене, больно ударившись спиной. Кайл вальяжной, гибкой походкой воина подошел к ней, снова присел на корточки, поднял выпавший из ослабевших рук кинжал. Задумчиво разглядывая тусклое лезвие, наемник продолжил: – Хелл, насколько бы ни была смазливой твоя рожа, есть тысячи шлюх посмазливее и посговорчивее, поэтому не рассчитывай, что внешность позволит тебе выжить! – Она промолчала в ответ, и лекция возобновилась. – Чем ты думала, когда засовывала кинжал под платье? Надеялась, что мстители станут любоваться твоими конечностями, пока ты будешь доставать оружие? Я разочарую тебя, крошка, до десенга им твои прелести! Отныне и навечно постарайся усвоить одно правило – оружие должно быть под рукой! Ты обязана уметь выхватывать кинжал за сотую долю секунды! Да неважно что, кинжал или джишку, но оружие должно быть под рукой! Поняла?

Ее снова втоптали в грязь, и к подобному ниасе относился как к естественному процессу учебы. Наемница сплюнула на усыпанную рыбьей чешуей дорогу, придерживаясь за стенку, поднялась, с трудом сдерживаясь, спросила:

– Какого демона ты мне ребра сломал, поучатель хренов?!

Снова раздался издевательский хохот, затем послышалось полное снисхождения:

– О, вот и проснулась в тебе наемница, как приятно слышать сленг Трех Миров. Мелкая, если бы я хотел сломать тебе ребра, я бы сломал! Подумай над этим! У тебя ни мышц толком нет, ни умения увернуться от ударов, дура! Вообще удивительно, как ты этих тварей прикончила, и чем больше смотрю на тебя, тем сильнее удивляюсь!

Хелл собиралась ответить, но тут заметила стремительно приближающуюся черную тварь. Кайл ее тоже видел:

– А вот и мстители. Знаешь, за что их так обзывают?

– Нет, – испуганно прошептала девушка.

– Потому что эргоды защищают нанимателя и после его смерти. У них эдакий нестандартный контракт. Двоих беру на себя, один твой. За работу, мелкая. – Кайл усмехнулся и выхватил свой кинжал.

Для Хелл его поведение выглядело абсолютно нелогичным, учитывая, что на поясе наемника находился значительно более внушительный арсенал.

Черных тварей действительно было три. Испачканные грязью леса, они стремительно приближались, что нисколько не волновало ниасе. Наемник был спокоен, уверен в себе и даже улыбался. Для Хелл эта схватка казалась частью нереального сна: слишком быстрые черные твари, невероятно быстрый и от того словно смазанный Кайл, беснующиеся в реке саманы… Но предстоящий ей самой бой сделал неважным все окружающее. Хелл встала в фронтальную стойку, потому что при правосторонней после «науки» Кайла начинали болеть ребра. На боль она и отвлеклась, позволив противнику перехватить запястье ее вооруженной руки. Мстителю это не помогло – болевой прием на локтевой сустав, и он разжал хватку. Опомниться твари Хелл не дала. Шаг правой ногой, перенос веса и одновременная блокировка правой руки противника, попытка нанести удар по глазам. Едва мститель вскинул руки в попытке защитить уже искалеченное лицо, наемница нанесла диагональный удар вверх слева направо. Завоняло его зеленоватой кровью, послышался рев смертельно раненного, и Хелл резко отступила, вытерев кинжал подолом платья. Наука длительной чистки оружия пошла впрок.

Кайл и мстители сражались молча, практически бесшумно, потому что шорох сухой чешуи на фоне плеска воды не был слышен. Хелл наблюдала за схваткой, не вмешиваясь и даже не испытывая желания вмешаться. Хватит с нее на сегодня. Первым подставился более низенький мститель, и наемник одним движением снес ему голову. Схватка со второй черной тварью продолжалась недолго, и вскоре чернокожий упал на колени, залив дорогу плещущей из вспоротого живота зеленоватой кровью…

– На корабль пошли, недоразумение, – рявкнул на нее Кайл, отступив от умирающего существа, – и живее ногами шевели, тут веселье только разгорается!

С этими словами наемник побежал по дороге, Хелл пришлось бежать за ним. Они миновали рыбацкую деревеньку, промчались к черному лесу и вскоре оказались на поляне, где стоял корабль. Кайл не ждал ее, и Хелл вскочила в закрывающийся шлюз, когда уже взревели двигатели.

– Шевели конечностями, – прозвучал из глубины звездолета раздраженный голос наемника, – но, с другой стороны, будет забавно наблюдать, как тебя плющит на взлете.

Хелл в этом ничего забавного не видела, поэтому побежала в рубку управления, а оказавшись на месте, быстро села в кресло рядом с Кайлом и поспешно пристегнулась. Он усмехнулся и направил корабль вверх. Старт Беса по сравнению со стартом Кайла показался детской забавой. Пока они стремительно покидали атмосферу Ларканы, девушку вжало в кресло с такой силой, что даже дышать было трудно. Лишь когда они оказались в открытом космосе, стало полегче.

– А ты молодец, – не отрываясь от управления, произнес наемник. – Я не поверил, когда Сайсиен сказал, что вырубила двоих, но ты молодец. Обучаемость у тебя на уровне, Хелл, на очень высоком уровне. Тренировалась, пока меня не было?

– Да.

– Ежедневно?

– Да.

– Упражнение с листом бумаги освоила?

– И даже одежду теперь могу разрезать, не касаясь тела. Мы с Сайсиеном на андроиде проверили.

– Хорошая девочка.

– Это ты сначала бьешь, а потом хвалишь? – не сдержалась она.

Кайл переключал датчики, что-то вводил в панель управления, затем огоньки немигающих звезд смешались в сверкающую мешанину – теперь они летели на кристаллах, и скорость корабля значительно превышала условно принятую на Земле скорость света.

Откинувшись на спинку сиденья, Кайл Кинжал сцепил руки за головой и совершенно серьезным тоном произнес:

– Теперь назови мне причины, по которым я не должен избивать тебя повторно! Хотя, если честно, убить очень хочется.

…Вот так просто…

– Ты же должен вернуть свои деньги, – тихо ответила Хелл.

– О, – ее ниасе улыбнулся, – придушить тебя собственными руками, это удовольствие, за которое я готов еще и доплатить! А теперь назови недочеты вашей операции!

Хелл судорожно вздохнула и начала перечислять:

– Незнание языка, не было предварительной разведки, не… – Она запнулась, потому что понятия не имела, что еще сказать.

Кайл несколько минут молчал, затем, зло взглянув на нее, начал говорить, словно вбивал каждым словом гвоздь в крышку гроба:

– Ты дура, это раз. Стилет полный придурок, это два. Сайсиен слабак, это три! А теперь переходим исключительно к обсуждению твоего поведения – тебе, детка, невероятно везет, ты в курсе?

– Угу, как утопленнице!

Стараясь отвлечься, она разглядывала корабль своего покровителя.

– Нет, Хелл, тебе везет. – Кайл, не мигая, смотрел на нее и ожидал реакции. Так и не дождавшись, продолжил: – Ты убила жреца Ларканы, причем додумалась стрелять каким-то странным образом, так что все посчитали случившееся карой богов. Как умудрилась, кстати?

– Стреляла из джишки, которую дал Стилет, просто она под… – Хелл запнулась, вспомнив реакцию Кайла на ее стиль ношения оружия, но все же продолжила: – Джишка под платьем была, доставать времени не осталось, стреляла прямо так, не вынув из-за ткани.

– Ни дерсенга, – изумленно произнес ниасе, взглянув на Хелл как-то странно. – А почему с мстителями связалась?

– Там… – Хелл вспомнила голую девчушку на алтаре и разодранное горло этого по сути полуребенка. – Одна из этих черных тварей… прикончила девочку…

– Раздери меня дерсенг, – потрясенно выругался наемник. – Ты, Хелл, точно дура!

– Я в курсе, – угрюмо ответила девушка.

Кайл рассмеялся и удрученно резюмировал:

– Девчушку на алтаре ты пожалела, а тех, которых расстреляла сама, – нет. Совсем тупая, да?

– Ну я же справилась, – прошептала Хелл, – и даже выжила. И чего все так боятся этих мстителей, если ты с ними на раз разделался?

Вновь занявшись расчетами на панели управления, Кайл некоторое время молчал, затем, не глядя на Хелл, быстро ответил:

– Тебе просто повезло, дура. Никто толком не в курсе, как быстро убивать этих тварей. Они смертные, с этим не поспоришь, но и без головы способны двигаться. Прыгают на расстояние до десяти твоих земных метров, живучие до безобразия, вполне способны сражаться даже со смертельными ранениями. Лазеры, дакеры, остраги для них пыль, то есть убьют, но не сразу. Когда Сайсиен сказал, что ты двух мстителей вырубила, я не мог поверить, но когда речь зашла о кинжале – все срослось.

Кайл резким движением бросил в девушку оружие, Хелл сама удивилась, что сумела его поймать прежде, чем клинок вошел в предплечье.

– Присмотрись, – произнес покровитель, – символы видишь?

– Это закорючки такие? – вяло спросила Хелл.

– Ага, роспись под хохлому, – рявкнул Кайл, – это письменность деймасов, скарити ты тупорылая! Шевели мозгами, ради разнообразия!

Она сдержалась и на этот раз – не время еще было разговаривать с Кайлом на равных, но Хелл дала себе слово, что этот день настанет!

– Кинжал береги, но считай, что твой долг вырос в два раза!

– Нынче ты узнал, что есть любовь, и мир твой заполнила нежность… – Хелл пыталась успокоиться.

– И любовь тоже, – хмыкнул ниасе, – учти на будущее – сдохнешь, я Стилета урою!

– Сомневаюсь, – сквозь зубы ответила Хелл.

Кайл промолчал. Но его ухмылка ей очень не понравилась.

Весь путь до Трех Миров она проспала на неудобной койке, единственной на корабле Кайла. Ниасе с ней больше не разговаривал. В космопорту наемников Кайл спрыгнул с корабля первым, и Хелл снова пришлось догонять его. На ней было все то же платье рыбачки, на ногах не слишком удобные сапоги, волосы спутаны после сна, но наемника это не волновало. Кайл Кинжал легкой, уверенной походкой шел по блестящей дороге из расплавленного песка, даже не оборачиваясь для того, чтобы посмотреть, где Хелл и успевает ли за ним. Девушка молча стерпела и это.

В быстром темпе они дошли до академии, вот тут Кайл Кинжал притормозил, подождал задыхающуюся наемницу и грубо толкнул в дверной проем. Как только Хелл стала двигаться медленнее, стараясь восстановить дыхание, толкнул снова. Она опять сдержалась и пошла быстрее. Так и добрались до кабинета Сайсиена.

Даже не подумав стучать, Кайл ввел код, и дверь плавно поехала вверх. На этот раз Хелл шагнула внутрь первая, памятуя о манере своего покровителя пропускать ее вперед.

– Зверек! – радостно приветствовал учитель, уже потом послышалось удивленное: – Что с лицом?!

– Упала на кулак в процессе получения жизненного опыта, – мрачно ответила Хелли, – можно мне подняться наверх?

– Размечталась! – Кайл вошел, уселся в кресло. – Здорово, Сайс!

– Ты нашел ее. – Сайсиен тоже сел. – Рассказывай.

Кайл прошел ближе к столу Великого Учителя, перевернув стул, уселся на него, сжав руками спинку, бросил неожиданно одобрительный взгляд на Хелл и начал рассказ:

– Долетел до Ларканы в рекордные сроки, начал поиски. Мелкая действовала на одних инстинктах, тут чистое везение. Но интересный факт – в критических ситуациях чувство самосохранения у девчонки зашкаливает. Я просчитал траекторию ее движения, место, где она рванула в черный лес, вычислить не стоило труда, затем приблизительно отследил перемещения.

– Это как? – невольно спросила Хелл.

– Люди обычно двигаются по дуге, то есть, если нет ориентира, кажется, что идешь прямо, но в реальности шаг одной ноги чуть короче, вот и получается дуга. То, что станешь искать поселения, было понятно. Я проверил несколько прибрежных деревень, в которые ты гипотетически могла попасть. Нашел тебя в седьмой по счету, мило прогуливающейся с рыбачкой. Я был в бешенстве, учитывая то, что в лесу заметил мстителей.

С удивлением Хелл отметила, что Кайл может говорить без привычной для наемника ругани.

– Что с ребятами? – спросила Хелл у Сайсиена.

– Живы… Вознаграждение получили, ждут тебя. Вернулись, как только Кайл передал, что нашлась. – Сайсиен, улыбаясь, проследил, как девушка со вздохом облегчения опустилась на стул. – Зверек, ты ела?

– Ага, рыбу. – Хелл вновь посмотрела на покровителя. – Ну я пойду?

Наемник криво усмехнулся, обнажив желтые зубы, мрачно произнес:

– Сайс, объясни крошке, кто такой ниасе.

– Джай уже втолковал ей все.

– Сайс, объясни конкретно, она не врубилась!

– Ты являешься собственностью Кайла Кинжала до отработки долга, – как-то механически произнес Сайсиен.

– Знаю. – Хелл развернулась, уже у двери остановилась и, обернувшись, посмотрела в синие, чуть прищуренные глаза в паутинках морщин. – Спасибо.

– Сообразила, – презрительно произнес Кайл. – Запомни, мелкая, инстинкты это хорошо, удача тоже неплохо, но ты наемница, поэтому руководствоваться должна холодным расчетом. Все поняла?

– Да! – Хелл вышла в коридор и, едва дверь за ней закрылась, сняв дурацкие сапоги, побежала вперед.

Наемница промчалась по узким серым коридорам, пробежала вверх по лестнице, поднялась на девятый этаж и, застыв на секунду перед дверью в их маленькую квартирку, прижала ладонь к поверхности. Проход с тихим шорохом открылся, пропуская девушку. Хелл вошла, оглядела пустую общую комнату… На негнущихся ногах добралась до их с Лекси спаленки, толкнула пластиковую дверь…

Алекс стояла у сенира и поправляла повязку на бедре.

– Привет, – весело произнесла наемница.

– Хелл?

– Я за нее. – Она продолжала улыбаться.

– Хелл! – Зато у Алекс и тени улыбки не было.

– Лекси, ты чего? – Наемница испуганно отступила.

– Дура ты малолетняя! – сорвалась на крик Алекс.

– Э-э-э…

– Какого демона ты рванула в лес?!

Наемница остановилась, задумалась и тихо спросила:

– А куда нужно было?

– К Стилету! Хелл, ты… ты… чем ты думала?!

– Учитывая то, что Кайл рассказал о мстителях, Стилет не помог бы, – ответила Хелл.

– Стилет справился бы, – уверенно ответила Лекси.

– А если нет?

– Демоны! Тахешесс! Хелл!

– Закрыли тему. – Девушка начала раздеваться. – Зато я выжила, это раз. Мстителей добили мы с Кайлом, это два, и… убегать больше не буду.

Едва скинула платье, в дверь ворвались Стилет, Бес и Дейв. Дейв рассматривал внушительные синяки на ее животе дольше остальных, первым же произнес:

– Ребра целы?

– Кайл сказал, что бил аккуратно и ничего не сломал. – Хелл улыбнулась.

Сдернув простыню, девушка завернулась в нее и села на край кровати.

– Есть разговор, – начал Стилет. – Народ, вышли все, нам с Хелл потолковать нужно, – глядя в окно, произнес командир боевой пятерки.

– По лицу не бить, – усмехнулась наемница, вспомнив, что у Кайла было примерно такое же выражение лица перед тем, как он начал ее «учить жизни».

– Не буду. – Стилет подошел, сел рядом, не глядя на мелкую, начал говорить: – Хелл, просто пойми одно – не в моих правилах рисковать своими. За Алексой я вернулся бы, но вернулся бы сам! Сам, понимаешь?

– Нет, – она смотрела на командира, – не понимаю. К этому времени ее могли бы убить.

– А так могли убить вас обеих!

Тяжело вздохнув, девушка внезапно обняла наемника, прижалась к нему и положила голову на его плечо:

– Я браслет связи сломала…

Он обнял ее за плечи, несильно сжал:

– Дейв тогда остался с Алекс, мы помчались за тобой. Знаешь, каждый раз, поднимая оторванную голову очередной жрицы, пытаться понять, ты это или нет, было не слишком приятно. Когда оказалось, что мстители перебили всех, а тебя среди погибших нет, мы не знали, что и думать. Это Кайл Кинжал сообразил, что ты в лес рванула, а мы безуспешно осматривали дорогу и думали, что, может быть, одну голову, которая и была твоей, мы пропустили… Это не выполнение задания, Хелл, это издевательство. Да, Алекс подставилась, но ты – вообще!

– Я зато задание выполнила, – напомнила Хелл.

– Ну да, только нам пришлось добивать подоспевшую охрану, но это мелочи. – Стилет неловко поцеловал ее макушку. – Ты, мелкая, не дури так больше. Собой я готов рискнуть всегда, но рисковать всеми не могу.

– Я тоже готова рисковать собой…

– Заткнись уже, – оборвал ее Стилет поднимаясь, – жертва ходячая. Топай в душ, а то рыбой протухшей пахнешь.

– Спасибо, – Хелл улыбнулась, – а, Стилет?

– Чего? – Он обернулся уже у двери.

Девушка внезапно передумала спрашивать про Кайла и задала другой вопрос:

– А Руслан, он что пьет?

Утром Хелли подскочила раньше, чем завибрировал браслет. Мгновенно переодевшись, схватила пакет с бутылкой голубого сидхая, купленного у поваров, и побежала на тренировку. Руслан встретил ее довольным:

– Хелл, молодец, без опозданий!

Наемница широко улыбнулась, подбежав к тренеру, порывисто обняла его и вручила пакет.

– Это что? – Руслан был более чем изумлен. – Хелл, это сидхай?

– Ага. – Не удержавшись, наемница подмигнула учителю: – Это вам за то, что спасли мне жизнь.

– Не понял?!

Хелл, загадочно улыбаясь, побежала на первую дорожку. На ходу крикнула, копируя интонацию тренера:

– Так что там делать надо, если перед тобой заведомо более сильный противник?

– Дерсенг пожри мою печень, таки научилась! – Руслан с усмешкой открыл бутылку и сделал глоток, затем, отсалютовав бегущей Хелл, тихо произнес: – Беги, наемница, беги!

В этот день все обучающиеся с удивлением взирали на довольного, как тонсе на выпасе, тренера, который никого не наказывал, но зато все два часа гонял по первой беговой. Знали бы наемники, кого за это благодарить, не стали бы жалеть задыхающуюся Хелл – девушке бегать пришлось три часа. Зато она усвоила одно – магарычи в академии лучше не давать, это вредно для здоровья!

Глава 11

Первый спарринг

После возвращения с Ларканы жизнь для Хелл превратилась в нескончаемый кошмар. Ее сняли с уроков по видам оружия, для нее не было больше любимых занятий с Джаем, только нескончаемый круговорот – Руслан, Адыр, Сайсиен! Ночью, после занятий с Великим Учителем, ее забирал Бес, привычно перекидывал через плечо и тащил несопротивляющееся полубессознательное тело наверх.

Хелл засыпала, едва голова касалась жесткой подушки, а наутро все повторялось снова. Подъем в пять утра, пробежка со стиснутыми зубами до тренировочной площадки, нескончаемый забег по дорожке с препятствиями, а затем еще час избиения Русланом на спарринг-площадке. Больше никто не жалел. Протеиновый коктейль она уже пила, не замечая мерзкого вкуса, но от остальной еды приходилось отказываться. Большую часть завтрака девушка позорно спала, положив голову на сложенные руки. Потом кошмар переходил на новый виток, так как в беспросветном кошмаре имелся еще и полный мрак по имени Адыр. Из всех ее тренеров только Адыр был неизменно жесток и никогда не хвалил.

– Нападай! – с этого начиналось каждое занятие. – Скарити тупорылая, хватит ныть, самка свинокрыса! Ты ни ранина не можешь!

Этим каждое занятие заканчивалось. Когда у наемников начинались тренировки с Адыром, Хелл обязана была идти к Сайсиену. И вот тут кошмар продолжался. Тридцатичасовые сутки и ранее выматывали, но теперь, когда пятнадцать часов приходилось заниматься с Великим Учителем, для наемницы день казался месяцем.

– Соберись, Зверек!

С этого всегда начинал Великий. Первые шесть часов шли теория, ножевой бой и привычное упражнение с мячиком. Сайсиен наслаждался учебным процессом, полностью игнорируя плачевное состояние ученицы. Упражнения на развитие дара телепатии перемежались с изучением сразу шести языков – даркского, тшхесского, ориго, лайтене, цейдарского и шаерза, последний наемница начала неистово любить. Именно на шаерзе, который сам по себе был сборником ругательств, ей хотелось говорить все чаще. Но сложнее всего давалась теория по Дайкинири – искусству черных убийц, о котором Сайсиен запретил говорить кому-либо, кроме Кайла.

– Зверек, соберись. Смотри внимательно. – Великий становился в стойку, затем его рука словно размывалась, и на андроиде вспыхивала алым точка удара. – Теперь повтори!

Значительно легче было сказать, чем сделать. Хелл шатало от усталости, тело не слушалось, движения были нечеткими. Иногда ей казалось, что проще покончить с собой, чем продолжать механически исполнять эти приказы. Но она не жаловалась и до последнего выстаивала в схватках с учителем. Дело было не в гордости – стоило упасть, и Сайсиен, прикасаясь к ее шее, нажимал на болевые точки, вот тогда начинался ад. Хелл хватило двух раз, чтобы понять, что боль в мышцах – это такие мелочи…

На третий день она ревела в подушку от жалости к самой себе, а Алекс ласково гладила наемницу по спине, пережидая, когда пройдет истерика. На пятый день Хелл обозлилась и без приказа атаковала Адыра – результат был плачевным, а удар спиной о стену – чувствительным. Но наемница собралась, встала и атаковала снова… с тем же успехом. Еще три дня прошли в бесконечном кошмаре, и нервы сдали. На восьмые сутки ей удалось выполнить подсечку и свалить тренера, зато Адыр, падая, отправил ее в очередной полет. Взгляд медленно поднимающейся Хелли не сулил ненавистному преподу ничего хорошего.

– Хелл, скарити тупорылая, не хрен так пялиться. Поднялась и встала в стойку! – мрачно изрек Адыр, нутром чуя, что на этот раз она что-то выкинет.

Наемница выпрямилась. Затем прогнулась назад, пытаясь понять – этот странный хруст при ударе о стенку издали ее кости или стена. Судя по ощущениям, она была цела. Но и стена была тоже цела, что оставляло простор для раздумий.

– Знаете, что меня бесит в вас, учитель? – почти ласково спросила Хелл, возвращаясь в исходную позицию и позволяя трансу охватить ее тело.

– И что же? – Адыр видел переход в боевой транс подобного уровня второй раз в жизни и с интересом наблюдал за девушкой.

Вот она сделала шаг, на этот раз плавный, и все ее тело словно подалось вперед. Теперь перед ним стояла не девчонка-неумеха, а сильный и опасный зверь. Она была еще плохо обучена, действовала на одних инстинктах, но скорость и самоконтроль явно держались на уровне. «Не зря Сайсиен Зверьком называет», – невольно подумал Адыр.

– Меня бесит ваше самомнение, – очень тихо ответила Хелл, – вы так искренне убеждены, что лучше всех нас, что даже не считаете нужным это скрывать! Вы что, из расы богов к нам, недостойным, выползли?

Уже готовый атаковать Адыр внезапно остановился. Его узкие глаза сузились еще сильнее, желваки заходили на широкоскулом лице:

– Да что ты понимаешь, скарити недоношенная! – Учитель сам не узнал своего голоса.

Задела за живое. Задела настолько, что тренер утратил самоконтроль, и наемница это прекрасно видела.

– А я и не хочу понимать, – с наглой ухмылкой ответила Хелл, стараясь скрыть свой переход в транс. – Хватит с меня того, что должна лицезреть вашу полную самодовольства рожу, божок недоделанный!

Впервые учитель атаковал сам, и теперь это был не учебный бой, потому что Адыр наносил удары в полную силу, уже не просчитывая возможной траектории ее полета и не жалея.

Хелл была слабее, но она и не рассчитывала на свою силу… «Не в этот раз, – подумала наемница, намеренно отступая и блокируя сильные удары, – а теперь мой ход!»

Адыр подставился сам, нанеся рукой удар, который она намеренно пропустила. Согнувшись от боли, Хелл все же дотянулась до незащищенной шеи кончиками пальцев… Рев, полный звериной боли, потряс тренировочный зал. Невыносимая боль стягивала тугим узлом все мышцы. Адыр заорал.

– Вот теперь я посплю, – беззлобно прошептала Хелл и, пошатываясь, направилась к матам.

Мастер упал на колени, согнулся, снова заревел, а наемница спокойно потопала в дальний угол тренировочного зала.

– Хелл, чтобы тебя дерсенг пожрал, останови это! – прохрипел Адыр, корчась от невыносимой боли.

– Если бы я еще знала, как… – она сладко зевнула, – но Сайсиен про то, как снимать, не говори-и-и-ил… а-а-а-а, ой, все, я спать…

Жалость – ее не было, страха тоже, радости и подавно. Усталая девушка практически упала на маты и мгновенно вырубилась, игнорируя хрип преподавателя…

– Наемница Хелл, встать! – Она подчинилась приказу Руслана, даже не осознав этого.

Просто поднялась, встала ровно, только потом открыла глаза и в очередной раз обругала себя – настолько крепко уснула, что даже не заметила, как в тренировочный зал вошли остальные наемники, как появились Сайсиен и Руслан. Поискав взглядом Адыра, обнаружила того стоящим у двери и растирающим шею, смотрел учитель на наемницу не отводя глаз, и взгляд его был откровенно пугающим.

– Зверек, Адыр, в мой кабинет, оба, – произнес Великий и направился к выходу.

Хелл посмотрела туда же, куда и Сайсиен, заметила пятно крови, перевела взгляд на свои руки и поняла, что кровь ее – левая рука оказалась рассечена чуть выше запястья… а она даже не почувствовала! Потом пришло понимание того, что натворила. Стало страшно. Тогда, в пылу боя, доведенная до состояния невменяемости, она посчитала свой поступок верным. Да что там поступок – в тот момент вопли Адыра казались сладкой музыкой для ее ушей, а сейчас…

Наемники взирали на девушку с явным неодобрением, и хорошо еще, что тут не было Стилета, смотреть ему в глаза Хелл было бы стыдно. Не сдержалась, виновата, она понимала это. И наемники это понимали, осуждения не скрывал никто. Хелл взглянула на Адыра… явно ведь убьет теперь. Только Руслан вдруг неожиданно подмигнул ей, словно пытался приободрить.

Следуя за Сайсиеном, Хелл пришлось пройти мимо Адыра, тот не произнес ни звука, но взгляд… Великий Учитель тоже молчал, но ровно до того момента, как ученица и тренер по боевым искусствам не оказались в его кабинете.

– Зверек, ты первая, – Сайсиен сел в кресло, откинулся и сцепил пальцы в своем излюбленном жесте, – я слушаю.

«Интересно, они всех во время обучения с дерьмом смешивают или я одна такая везучая?» – невольно подумала девушка.

– Мне извиняться или оправдываться? – спокойно поинтересовалась она. – Оправдываться я не люблю, да и смысла не вижу. Извинения принести готова, я была неправа и осознаю это!

Сайсиен задумчиво кивнул, перевел взгляд на Адыра.

– Предупредить нужно было. – Тренер прошел, сел напротив Сайсиена. – Я не знал, чему вы сопливую учите. Знал бы, не позволил бы себе даже кончиками пальцев к ней прикоснуться!

Спокойный жест, и Адыр замолчал. Сайсиен вновь обратился к Хелл:

– Теперь детально опиши, что ты проделала.

Разговор обещал быть долгим. Хелл тяжело вздохнула, прошла и села рядом с учителем по боевым искусствам, невольно сжалась, когда Адыр начал демонстративно сжимать кулак.

– Восемь дней прошло с момента, как я вернулась с Ларканы, мне и там досталось, а вы все… Это не обучение, это издевательство! – выпалила девушка.

За заинтересованным взглядом обоих преподавателей последовал милостивый кивок Сайсиена:

– Продолжай, Зверек.

– А чего тут продолжать? – Хелл села ровнее. – Я не понимаю ваших методов обучения, но не могу так больше!

– И? – Сайсиен едва сдерживался, чтобы не улыбнуться, причем Хелл отчетливо это видела.

Девушка нервно взглянула на столь же подчеркнуто внимательного Адыра и поняла – это очередная проверка! Очередная чертова проверка! Вот только проверка на что? Она до безумия устала, хотелось просто упасть, а уснуть или умереть – уже было неважно, только бы прекратился этот кошмар.

– Я хотела, чтобы… чтобы это прекратилось, такие нагрузки убивают во мне все человеческое… – Наемница невольно перешла на шепот: – Я же, как зверь, становлюсь… Я тренера убила бы в тот момент, не задумываясь! Я…

Сайсиен и Адыр переглянулись, заулыбались оба, но первым заговорил тренер:

– Это называется ломка, малышка. Руслан и Джай к тебе слишком привязались, поэтому пришлось мне. – Полные губы растянулись в злой усмешке. – Обычно мы такие вещи не обсуждаем, просто доводим наемника до кондиции и смотрим на результат. Но ты умеешь вызвать на беседу, соплюшка.

Хелл вздрогнула, перевела взгляд на Сайсиена:

– Что значит «ломка»?

Великий Учитель молчал несколько мгновений. В своем коричневом костюме, на фоне кабинета, обставленного в таких же коричневых тонах, Сайс казался бледной тенью с неестественно узкими глазами. Подсознательно Хелл всегда считала, что дасх чем-то похож на китайца, хотя сходство и ограничивалось строением глаз.

– Зверек, обычно мы проделываем это в первый месяц обучения, тогда отсеивается большая часть из набора. То, что проходишь ты, это, скорее, полумера, чем полноценный процесс ломки личности.

«И с чего это вы такие жалостливые?» Хотелось закричать, разбить хоть что-то, но Хелл уже научилась держать эмоции под контролем.

Дверь с тихим шорохом ушла в стену, пропуская Кайла Кинжала. Наемница узнала его по вальяжной, подчеркнуто медленной и шумной походке, и она поняла, кто это, даже не оборачиваясь. Больше никто в академии так не ходил, остальные двигались практически бесшумно.

– Зверек, – Сайсиен чуть подался вперед, – вспомни, что я говорил тебе в самом начале.

– А вы напомните. – Хелл все же обернулась, без улыбки взглянула на стоящего позади ее кресла Кайла, поймала его взгляд и снова повернулась к учителю, но заговорил как раз ниасе:

– Через пять суток начинаются отборочные спарринг-дуэли. – Кайл положил руки на плечи подопечной, удержал попытавшуюся встать девушку. – Хелл, расслабься. Так вот, поскольку ты не прошла отборочный тур ни в Первый, ни во Второй круг, тебя ожидают три схватки вместо одной стандартной, которую проходят наемники в академии раз в полгода. И учти, что… жалеть тебя никто не станет!

Информация действительно заслуживала внимания, девушка замерла, начала осознавать степень предстоящих неприятностей.

– Спарринги проводятся в открытом режиме, – тихо пояснил Адыр, хотя из его объяснений она толком ничего не поняла, – и если ты используешь прием Дайкинири на одном, остальные не подпустят тебя и близко, будь к этому готова.

Теперь Хелл смотрела исключительно на Сайсиена, тот добавил еще нерадостной информации:

– Но в идеале никто не должен понять, на что ты способна. Да, Зверек, задача усложняется. То, что ты сейчас сорвалась и сломалась так быстро, не добавляет тебе шансов.

И вот в тот момент, когда, казалось, хуже уже и быть не могло, над ее ухом раздался вкрадчивый шепот Кайла:

– А вместо Адыра тренировать тебя теперь буду я…

Не сдержавшись, Хелл застонала – к своему ниасе после событий на Ларкане она испытывала нечто значительно большее, чем ненависть.

– Учитель… – Она поднялась, обратилась к Сайсиену: – А заменить никак нельзя? – И, игнорируя хохот Кайла, с отчаянием добавила: – Он же еще больший псих, чем Адыр!

Повисло несколько напряженное молчание, потом раздался довольный голос Кайла:

– Хелли, сладкая моя малышка, а ты умеешь делать комплименты. Жду на выходе!

Она все еще стояла и с мольбой смотрела на Великого, но тот с сожалением произнес:

– Зверек, ты его собственность, мне жаль. И пойми одну вещь – если тебя убьют на спарринге, мы потеряем ученицу, а Кайл Кинжал потеряет огромные деньги.

Деньги! Она уже даже не удивлялась, давно поняла, что на Трех Мирах имеют ценность только деньги, а жизнь – это так, разменная монета. Развернувшись, Хелл молча удалилась из кабинета.

Кайл Кинжал ожидал ее возле входа в основное здание.

– Что, умоляла Сайсиена спасти от жуткого садюги? Тоже мне, нашла Христа Спасителя! – Кайл снова громко заржал, привлекая внимание второкурсников, занимающихся в саду. – Давай, шевели граблями!

Увернувшись от тычка в спину (ниасе любил награждать ее подобными ударами), Хелл внезапно поняла одну вещь:

– Слушай, ты был на Земле! – Она остановилась, внезапно осознав, что наемник давно сыпет чисто земными выражениями, и на этот раз все же получила увесистый тычок, едва не упала, но сумела удержать равновесие и пошла чуть быстрее. – Кайл, но ты же не землянин!

– Нет.

Теперь они двигались по главной дорожке, такой же желтой и блестящей, как остальные дороги в городе. Хелл старалась ступать бесшумно, как учил Руслан.

– Значит, ты был на Земле? – не унималась наемница.

– Нет! – безразлично ответил Кайл.

– Работал с кем-то с Земли?

– Хелл, заткнись. – Ниасе ударом ноги открыл ворота, спокойно прошел к ярко-красному алгару, несколько более крупному, чем у Джая. – Ты управляешь!

Остановившись, Хелл с удивлением посмотрела на наемника. Сглотнув, ответила:

– Кайл, я не умею даже земные авто водить, не то что эту… штуковину.

Сочувственно улыбнувшись, наемник рявкнул:

– Шевели граблями и живо за шем, скарити!

Даже не шевельнувшись, девушка сложила руки на груди и совершенно спокойно спросила:

– И что такое шем?

Несколько секунд Кайл напряженно думал, затем несколько неуверенно выдал:

– Садись за руль, Хелл. У меня нет времени ежедневно мотаться за тобой в академию, поэтому прилетать будешь сама. Хватит выкаблучиваться, садись уж!

Хелл с ненавистью посмотрела на наставника, словно впервые увидела его. Кайл Кинжал не был огромным и накачанным, у него не имелось таких мышц, как у Беса или Удава, но в то же время он выглядел очень сильным. Старый наемник оказался немногим выше самой Хелл. Каштановые, уже седеющие волосы, темная, почти бронзовая от загара кожа и необыкновенные глаза с ярко-синими зрачками и радужкой. Губы Кайла Кинжала – тонкие, кривившиеся в презрительной усмешке, когда он глядел на наемницу, были пересечены двумя побелевшими шрамами. Еще один шрам украшал правый глаз, но и этот, видимо, был очень старым, а потому заметен только из-за загара. Один странный шрам словно опоясывал шею, он оказался самым глубоким из всех. Девушке оставалось только догадываться, кто его оставил. Наемник напоминал матерого волка, такие любят повторять: «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее». И он действительно был сильнее всех тех, кого она знала, за исключением, пожалуй, Сайсиена. Не могла девушка не заметить, с каким страхом говорили о Кайле Кинжале другие воины, с каким подозрительно подчеркнутым уважением отзывались о нем. А с другой стороны, напрягал и такой факт – Кайл оставался единственным наемником-одиночкой, что являлось нонсенсом для Трех Миров.

– Кайл, – Хелл потопала-таки к алгару, – откуда ты так много знаешь о Земле?

Естественно, он не ответил, ухмыльнулся, сел в пассажирское кресло и продолжил игру в молчанку. Сдерживая ярость, девушка заняла кресло пилота, выжидательно уставилась на ниасе.

– Из земного ничего не водила? – поинтересовался наемник.

– Нет. – Хелл продолжала враждебно его разглядывать.

– Ясно, – покровитель наклонился ближе, задев ее коротко стриженным ежиком волос, – следи за руками, Хелл.

Алгар напоминал девушке заостренную капсулу наподобие тех, в которых на Земле хранились антибиотики. Передняя панель снаружи казалась светонепроницаемой, но изнутри летательное средство было прозрачным, и сидящий в нем видел все окружающее как сквозь стекло.

– Хелл, мать твою ранину в подружки, не отвлекайся! – Взгляд абсолютно голубых глаз с синим зрачком и издали радости не вызывал, а вблизи показался и вовсе жутким. – Руки ставь сюда. – Наемник схватил обе ее ладони и положил правую на черный шипастый рычаг, левую втолкнул в черный сгусток, похожий на гелевый, каплей лежавший на панели. Ощущение было мерзкое. – Не кривись!

– Не ори на меня, – не сдержалась Хелл, – и мать мою больше тоже не трогай!

Кайл мгновенно отпустил ее руки, откинулся на кресло, сузил глаза, не сумев скрыть своей ярости:

– Послушай-ка, детка, либо ты сейчас заткнешься, и мы продолжим, либо этот день ты закончишь в качестве моей подстилки!

Он даже не угрожал, Хелл это прекрасно понимала, вот только страх куда-то исчез.

– Послушай-ка, милый, – прошипела наемница, – рискни здоровьем, только учти, что его может не хватить!

– Да неужели, – тонкие губы расползлись в усмешке, – и что же ты сделаешь, детка? Поцелуешь меня в задницу?

Старый наемник смотрел на нее, как смотрят на трехлетнего ребенка, который только что заявил нечто вроде: «Плибью!»

– Кайл, – она без тени улыбки посмотрела на ниасе, – ты единственный, кто знает, на что я способна. Не зли меня!

– «Не зли меня»! – спародировал он ее и уже серьезно добавил: – Ты в дерьме, детка. И дерьмо это дурно пахнет. Пойми, малышка, либо имеешь ты, либо имеют тебя, третьего не дано.

Она скривилась от подобных слов, так как грубости не любила с детства, в ее семье никогда не ругались.

– Послушай, – Хелл откинула косу назад, – я понимаю, что в дерьме, очень хорошо понимаю, но объясни мне одно – почему это дерьмо начинает вонять, только когда я рядом с тобой?

– Не понял?

– Оно и видно. – Наемница стиснула зубы, посмотрела на панель управления. – Так, дальше что?

Кайл молчал, видимо, обдумывая ее слова, затем, кивнув каким-то своим невеселым мыслям, начал объяснять:

– Правая рука находится на шем – это как… руль, движок, рычаг. – Ниасе начал произносить земные слова, и Хелл невольно улыбнулась. – Вижу, что врубилась. Значит, дальше – эта капля свегетра, похожая на кусок дерьма. – Наемница с трудом удержалась от желания вытащить руку, – так вот, это згер… мм, стартер вроде, так поймешь. Алгар очень прост в управлении, задействованы только руки, так что даже пьяный справится.

– Ага, ясно, – Хелл хмыкнула, – называется: без ста грамм и не разберешься. Что дальше?

Усмехнувшись ее шутке, Кайл вытянул руку и, пошевелив пятью пальцами, у двух из которых отсутствовало по фаланге, произнес:

– Теперь повторяй за мной и помни: левая рука управляет мощностью, правая задает направление. Сейчас держи шем крепче и направляй алгар сразу вверх… Хелл, идиотка, чтобы лететь вверх, тяни шем на себя, дерсенгов зад! Так, теперь твоя рука в згер должна мягко сжиматься. – Хелл попыталась сжать руку, и вся летательная конструкция задрожала, внезапно откликнувшись на ее движения. – Мягче, дура тупая, – завопил Кайл, – мягче, как будто нежную грудь сжимаешь! А, к демонам, ты же баба, ранин мне в глотку. Представь, что сжимаешь… ну, фрукт какой!

– Например, какой? – скептически поинтересовалась девушка. – Апельсин али кокос? Фрукты, знаешь ли, они разные бывают! С другой стороны, кокос не фрукт, ладно, держись, ниасе.

Кайл потянулся к панели, и их обоих окутало чем-то голубым и мягким. Хелл поняла, что это нечто вроде ремней безопасности. Тяжело вздохнув, девушка сжала левую ладонь и потянула рычаг, который назывался шемом, на себя. Алгар дрогнул, и земля стала стремительно исчезать, а Хелл вдавило в кресло.

– У-а-у… – Наемница чуть повернула шем, и они полетели в другом направлении, но внизу все продолжало уменьшаться. – Кайл, это обалденно!

Еще одно движение шема, и она сжала левую руку до предела, чувствуя, как ускоряется алгар, как мчится на невероятной скорости, превращая все внизу в одну желтоватую массу, заставляя мир стремительно нестись. В голове звучала какая-то бойкая мелодия, глаза широко распахнулись, и это был полный, абсолютный восторг. Она сжала шем крепче и сдвинула вправо, заставив алгар мгновенно развернуться и лететь в другом направлении. В эти секунды Хелл ощущала себя единым организмом с летящей капсулой, потому что машина слушалась каждого ее движения, подчинялась малейшему шевелению пальцев, но весь кайф обломал, как всегда, Кайл.

– Хелли, малышка, – его ленивый голос нарушил очарование полета, – тебе понравится, если эта штуковина сейчас распадется на куски, а мы весело рухнем на пески?

– Нет, – испуганно ответила наемница.

– Тогда сбрасывай скорость, дура ненормальная, и лети назад! – От его вопля Хелл вздрогнула, и алгар вздрогнул вместе с ней, левая рука невольно разжалась, заставив летательный аппарат замереть. – Вот и умничка. Теперь аккуратно веди шем от себя, плавнее, скарити тупорылая, и чуть-чуть сжимай згер, ага, ну, видать, не совсем дура.

Хелл и этот поток нелестной информации о себе выдержала, даже выражения ее ниасе не могли испортить настроение после столь головокружительного полета.

– Теперь смотри сюда. – Кайл протянул руку, прикоснулся к поверхности алгара, и тут же прозрачная панель покрылась сетью дорог и мигающими огоньками. – Это карта нашего города, вот тут, – ниасе еще раз прикоснулся, и на изображении загорелся красный огонек, – тут мой дом, сюда будешь прилетать после тренировок с Русланом. Маршрут я вношу в систему алгара, так что вспыхивать будет, едва сядешь за руль. Но сейчас мы полетим сюда, – он выстроил новый маршрут, – давай, мелкая, поторопись.

Кайл сказал поторопиться? Не глядя на ниасе, Хелл широко улыбнулась и сжала левую руку – алгар метнулся вперед. Резко свернув, девушка направилась в указанном направлении, но скорость…

– Хелл, ранина тебе в сотрапезники, ты что творишь? Хелл?! – Кайл взглянул на подопечную и осекся – наемница улыбалась, радостно и в то же время мстительно.

Резкое торможение над указанной точкой маршрута бросило мужчину вперед, почти вышибло весь воздух из легких, и очередная многоэтажная фраза так и осталась неозвученной. Алгар завис над внушительным строением, таким же желтовато-серым, как и все вокруг. Хелл несколько мгновений разглядывала здание, потом плавно направила шем от себя и чуть-чуть сжала руку в згер – ее первая в жизни, но удивительно плавная посадка заставила Кайла вытаращить глаза от удивления.

– Малява, – с чувством произнес Кинжал, – ты начинаешь меня радовать.

– А где это мы? – озираясь, поинтересовалась наемница и вынула руку из гелевого сгустка – она оказалась чистой, что радовало.

– Смотри и запоминай, – Кайл усмехнулся, – это место твоего позора! Пошли уже.

Выскочив из алгара на мелкий песок, ниасе подождал ее и, подталкивая в спину по своему обыкновению, направился к массивной проржавевшей двери.

Хелл, так как шла первой, протянула руку, чтобы открыть дверь, как в академии, но Кайл вдруг рывком отбросил девушку назад. Проследил за полетом наемницы и падением на желтый песок, без нотки сожаления произнес:

– Никогда не касайся руками того, что может твои грабли обрубить по локоть! – Он повернулся к двери, и его голос заставил Хелл невольно вздрогнуть: – Галар, старый кобелюка, открывай!

Галар в поле зрения не появился, но дверь медленно ушла в песок, открывая проход.

– Два человека, – зачем-то пояснил Кайл и шагнул в мрачное помещение.

Наемнице пришлось отряхнуться от песка и топать следом. Войдя, девушка скептически оглядела пространство… Назвать это сооружение домом было сложно, скорее, тут подходил термин «строение», а точнее, «строения». Они с Кайлом стояли в узком дворике, окруженном с двух сторон высоченным забором из расплавленного песка, а напротив располагались два прямоугольных дома с массивными воротами и без окон. У бокового здания ворота так же въехали в песок, и у входа показался невысокий седой мужчина со встрепанными прядками волос, в серо-коричневом комбинезоне, с железным оскалом.

– Кайл! – возопил мужик (оскал его ну очень привлекал внимание!). – Рад видеть, старый развратник.

Мужчины обнялись, одновременно похлопали друг друга по спине. Хелл заинтересованно смотрела на них, с удивлением отмечая, что оба знакомы, и… у нее сложилось такое впечатление, что оба примерно одного возраста.

– Кайл, давно тебя не было видно. Обнищал совсем, или бабы за… – Взгляд седого остановился на Хелл, и мужчина удивленно присвистнул: – Кайл, это кто?

Он подошел ближе к девушке, не прикасаясь, стал внимательно рассматривать, особенно долго разглядывал глаза, затем невольно улыбнулся:

– Эх, малышка, как-то ты не к месту на Трех Мирах.

– Спасибо, – мрачно ответила наемница, – я Хелл, протеже Кайла.

– Галар, – представился мужчина, – к демонам, ты странная.

Кайл, криво усмехаясь, наблюдал за их знакомством, затем спокойно подошел к Хелл, хлопнул по плечу так, что девушка едва не упала, и добавил подробностей:

– Хелл, это Галар, лучший мастер оружейник и любимец местных шлюх. Гал, это Хелл, наемница первого года обучения. Мне нужно, чтобы ты ее экипировал.

– Ха, – ответил мастер, недоуменно посмотрел на Кайла и заржал громче. – Тахешесс, старый черт, ты сбрендил.

Ничего не ответив, наемник с полуулыбкой поглядел на Галара. Тот оборвал смех, еще раз взглянул на Хелл и выругался:

– Да ну, к демонам, Кайл, мелкая, как стебелечек, да еще и со смещенным центром тяжести. Бред!

– Мелкая не мелкая, а двух мстителей в иной мир отправила, – заметил Кайл Кинжал.

Галар еще раз взглянул на гостью и хмуро приказал:

– Шевели копытами в том направлении. – Его рука указала на дверь, ведущую в здание, из которого он вышел. – Но, друган, это бред! Поверь моему слову – бред! Мы сами таких ломали, и ты в курсе, как это бывает. Это баба, Кайл, смазливая, к тому же и фигуристая, тебе сказать, что будет дальше?

– Попробуй, – милостиво разрешил Кайл.

– Втрескается в подонка, как Кендра в тебя, а дальше брюхатая на задания походит, реакцию потеряет, там ее и пришьют!

Щека старого наемника дернулась, а Хелл, хоть и слышала их разговор, переспрашивать не решилась.

– С мелкой все иначе, Галар, эта крошка оказалась с массой сюрпризов, плюс к тому она самородок.

– Самородок или выродок – неважно. – Галар зашагал быстрее. – Бабы, они все одинаковые – рано или поздно влюбится, и все ей будет побоку!

Девушка уже и не вслушивалась в их разговоры, пристально рассматривала комнату, в которую попала, судя по всему, мастерскую. Кругом громоздились груды металла, блестели какие-то склянки, реактивы в колбах, виднелось множество столов. Но, несмотря на бардак и захламление, здесь было чисто. Ни пылинки, ни соринки на полу. Да и на внушающих ужас развалах столь присущей данной песчаной планетке пыли не наблюдалось.

– Мелкая, топай вон к тому зеркалу и раздевайся, – приказал Кайл.

– Только медленно, а я музыку включу, – подколол Галар.

Очередное развлечение было в разгаре! Хелл скрипнула зубами, но послушно пошла к большому зеркалу.

– Что конкретно снимать? – с раздражением поинтересовалась девушка.

– Все, до нижнего белья, – на этот раз серьезно ответил новый знакомый и, задумчиво пошевелив губами, пошел в следующее помещение.

– Давай-давай, поторапливайся. – Кайл насмешливо смотрел на подопечную.

Понимая, что спорить бесполезно, Хелл сняла спортивную куртку, затем майку, а после начала сбрасывать эластичный бинт, которым по совету Алекс обматывалась перед спаррингами и занятиями с Адыром.

– Твою мать! – выругался Кайл, пристально наблюдавший за процессом раздевания.

– Что не так? – не скрывая раздражения, вопросила Хелли, невольно прикрыв руками черный лиф.

– Дерсенг, сожри меня стоя! – рыкнул Галар, застывший в дверях. – Кайл, старый извращенец, и как ты это будешь превращать в наемницу?

– Да, что-то я ее плохо рассмотрел, – с нескрываемой злостью ответил Кинжал. И, уже обращаясь к девушке, мрачно спросил: – Почему у тебя такая тонкая талия?

– Я перетягивалась, – не менее мрачно ответила Хелл, – лет с четырнадцати… хотела быть красивой.

– А грудь нарощенная? – возмущенно поинтересовался Галар.

– Нет. – На этот раз она даже смутилась.

Наемник и мастер переглянулись, затем хмуро уставились на мелкую.

– Говоришь, первый год? – произнес Галар. – Значит, спарринг у нее на днях, да?

– И не один, – задумчиво ответил Кайл.

– И на что ты рассчитываешь? – с сарказмом поинтересовался мастер. – На то, что она их прелестями охмурит? Кайл, девчонке нужно операцию по уменьшению груди делать, это раз, с ребрами что-то мудрить… переломится ведь! На все необходимо время, а его нет. В общем, затея бредовая, сдай ее в публичный дом, больше пользы будет.

Глаза Хелл чуть сузились, руки невольно легли на талию, и в этот момент Галар понял, что перед ним все же наемница.

– Слушай ты, пентюх, дерсенгом недоделанный, – почти прошипела Хелл, – еще пару таких предложений, и я тебе гарантирую веселый вечер!

Галар перевел изумленный взгляд на посмеивающегося Кайла и, невольно сглотнув, тихо спросил:

– Она уже убивала? В смысле про мстителей ты не сбрехал?

– Она убивала, Гал. – Кайл подмигнул разгневанной наемнице. – Эта девушка станет лучшей, поверь моему чутью.

Мастер недоверчиво посмотрел на Хелли и тихо пробурчал себе под нос: «Другая чуйка тут у тебя сработала». Но к обмерам приступил, правда, начал с наглого облапывания.

– Так, мелочь, смотри внимательно, – Галар обхватил руками обе груди, – у вас, у баб, грудь – самое незащищенное место. Пару ударов в обе твои малышки, и проблемы с последствиями будут обеспечены, значит, грудь придется закрывать. Поехали дальше – талия у тебя ярко выражена, и это паршиво.

– Почему? – невольно поинтересовалась наемница.

– Потому что ребра – это каркас, защищающий внутренности, у мужиков ребра устроены так, что удар соскальзывает, а у тебя нет, значит, и эту часть закрываем. – Галар задумчиво поводил руками вверх-вниз по изгибам тела, и Хелл с изумлением увидела, как загораются энтузиазмом глаза мастера. – Да, детка, я придумал!

С этими словами он исчез в подсобке. Хелли и Кайл переглянулись, наемник невольно пожал плечами:

– Главное, что идея появилась, а дальше он разберется, не переживай.

Она и не переживала, пока мастер не явился с каким-то рваным куском, похожим на человеческую кожу, и не начал живенько пристраивать его к наемнице.

– Это будет вопль, – приговаривал Галар, – даже не вопль, это, к пасти дерсенга, будет нечто. Не грусти, мелочь, сейчас мы укомплектуем твои прелести, мышцы потом сама подкачаешь, и будешь ты знатной наемницей, может, такой же крутой, как Кайл… ну, помечтать же, оно всегда можно.

Следующие полчаса ее заставляли крутиться, сгибаться, прогибаться назад и даже прыгать, а Галар с видом ребенка, получившего новую игрушку, все не унимался. К тому моменту, когда мастер закончил заносить какие-то странные параметры под названием «гайсер» в сверкающую панель на зеркале, которое оказалось вовсе и не зеркалом, Хелл уже была во взвинченном состоянии: «Убивать буду долго и мучительно».

– Все, – с этими словами ее наградили шлепком по мягкому месту, – одевайся, крошка.

– С-с-спасибо, – зло ответила девушка.

– Хелл, уймись, – осадил ее Кайл. – Гал, когда будет готово?

Мастер задумчиво оглядел девушку, словно раздумывая над каждым словом, ответил:

– Пять суток до спаррингов, так? А мелкой еще привыкнуть нужно… значит, завтра на примерку, послезавтра сделаю.

– Спасибо, друг. – Судя по довольной улыбке, Кинжал такой сговорчивости от мастера не ожидал.

– И, да, – уже направляясь в свою подсобку, произнес Галар, – мне место в первом ряду!

– Заметано, – усмехнувшись, ответил Кайл. – Хелл, шевели копытами.

Дом Кайла Кинжала выделялся на фоне других строений богатого квартала. Управляя алгаром, девушка невольно озиралась вокруг, старательно запоминая дорогу и в то же время невольно рассматривая дома.

– Кайл, тут только богатые живут? – поинтересовалась она.

– Достойные, – мрачно ответил наемник.

На этот раз приземлялись во дворе усадьбы Кайла, и едва алгар коснулся песка, наемник выпрыгнул.

– Мелкая, двигай за мной.

Пришлось «двигать» в дом, пригибаясь, нырять в щелку закрывающейся двери, почти бегом следовать за Кайлом, спускаться на третий подземный уровень и с трудом уворачиваться от летящего клинка.

– Сдурел? – возмутилась Хелл.

– Как все запущенно, – с каким-то отрешенным видом произнес Кайл, и в Хелл полетели тонкие, едва заметные иглы.

Тренировка началась.

Единственной радостью за день стало ее возвращение в академию на алгаре Кайла. Резко взмыв вверх прямо со двора ниасе, она набрала скорость и помчалась над городом наемников. На фоне красновато-желтых окрестностей ярким зеленым пятном выделялась академия, но сейчас Хелл меньше всего хотела попасть туда, и наемница решила сделать пару кругов над городом, который ей, землянке, казался более чем странным. Три основные дороги, проложенные буквой «П», были двухполосными, остальные кривоватые улочки поблескивали на фоне пыльного города. На верхней планке «П» располагались дома тех, кого Кайл именовал «достойными», чуть дальше шикарные особняки с заметными даже с такой высоты голубыми бассейнами и зелеными садами. А ближе к окраине дома становились все беднее и напоминали маленькие тюрьмы.

Взмыв над городом, девушка взяла левее и покружила над пустыней, наслаждаясь скоростью. Затем, тяжело вздохнув, все же направилась в академию – впереди ее ждали занятия с Сайсиеном.

Появление и мягкое приземление алгара возле основного здания, рядом с летательными аппаратами преподов, встретили несколько настороженно все второкурсники, но затем на лицах наемников появились понимающие усмешки.

– Что, детка, удовлетворилась? – поинтересовался тот самый Удав.

– По полной, – нагло ответила Хелл.

И, не глядя на тренирующихся, потопала к главному входу. Сайсиен, как и всегда, встретил ее спокойным:

– Соберись, Зверек!

– Учитель, – она увернулась от атаки, блокировала удар его ноги коленом, отпрыгнула в сторону, едва заметила, как тот заносит левую для удара, – я поговорить хочу!

– Говори. – Сайсиен остановился, с улыбкой посмотрел на девушку.

– Вы сказали, что знания Дайкинири мне демонстрировать нельзя, так?

– Так, Зверек.

– И что же мне тогда делать? – хмуро поинтересовалась Хелл.

– Выживать. – Сайсиен встал в стойку на одной ноге, плавно перетек в положение, когда тело находится в полушпагате. – Обычно у тебя хорошо получается. Справишься и на этот раз. – Он снова выпрямился, встал в боевую стойку. – Соберись.

Хелл улыбнулась и подумала, что поесть ей сегодня не удалось, так как завтрак она позорно проспала. Тем лучше, голодный наемник – злой наемник.

Сжалившись, Сайсиен отпустил ее на ужин вместе со всеми, разрешив потом топать спать. Хелл от радости готова была расцеловать учителя, но усталость брала свое, и девушка только кивнула в ответ и вызвала через браслет Стилета.

Командир боевой пятерки встретил на выходе из коридора, с тоскливым выражением посмотрел на тихо постанывающую наемницу и, обняв за талию, повел в столовую.

– Малышка, ты держишься?

– Мне так плохо, – прошептала Хелл.

– Вижу. – Стилет придержал ее, пока открывалась дверь в зал. – Понимаю, что они делают все, чтобы ты уцелела в спарринге, но нет сил смотреть, как тебя метелят. Кстати, что наша девочка вытворила с Адыром, он на занятиях был какой-то пришибленный?

– Мы не сошлись во мнениях. – Хелл улыбнулась, увидев, что остальные уже сидят за столиком. – В общем, теперь вместо Адыра у меня Кайл…

– Гнездо ранинов! – выругался Стилет.

– На мой взгляд – еще хуже. – Хелл подошла к столику. – Всем привет.

– Привет, привет. – Алекс подождала, пока Хелли сядет на свое обычное место между ней и командиром. – Как самочувствие?

– Ужасное, – призналась девушка.

– Выглядишь паршиво, – как всегда простодушно и грубовато заявил Бес.

– Да, не лучшим образом, я тебе взял у Станисласа витамины, – Дейв протянул многоразовую капсулу, – три раза в сутки прикладываешь к вене и вводишь дозу. Поняла?

– Ага, пасиб. – Хелл приложила к изгибу локтя капсулу из дацеда и чуть сдавила край. Резкая боль заставила невольно вскрикнуть, а жжение девушке совсем не понравилось. – Больно, Дейв.

– Терпи, малышка, – наемник с сочувствием посмотрел на девушку, – тебе еще многое придется терпеть.

Кивнув в ответ, Хелл положила капсулу в карман и радостным взглядом встретила Стилета с подносами.

– О, наконец я поем, – радостно выдала она, но радость тут же сменилась отчаянием: – Я должна есть кашу?!

– Ага, она на вкус гадость натуральная, – «поддержал» Стилет, – но есть ты все равно будешь.

Когда отвратительной, странного вкуса каши оставалась еще пара ложек, в столовую кто-то вошел. Наемники на появление этого «кого-то» отреагировали внезапной тишиной, а Хелл никак, потому что засыпала и ела практически с закрытыми глазами.

– Хелли, солнышко, идем со мной, – прошептал этот кто-то голосом Джая.

– Только если понесешь, – засыпая, ответила наемница.

– Да без проблем, – улыбнулся учитель и затем добавил: – Стилет, как доешь, тоже подваливай.

– Понял, – послышался мгновенный ответ, затем у Хелл отобрали ложку из правой руки и стакан с соком из левой, а саму перекинули через плечо.

Хелл мгновенно проснулась, открыла глаза и уставилась на пол, а затем и на вытянувшиеся лица наемников.

– Э-э-э, что за шутки?! Жесть! Отпустите меня немедленно!

– Проснулась? – ехидно поинтересовался Джай и поставил ее на ноги. – А кто-то на ручки хотел. Пошли уже.

Он схватил наемницу за руку и потащил за собой.

Когда отошли от столовой, учитель поинтересовался:

– Тебе про спарринг сообщили?

– Сегодня, – мрачно ответила девушка.

– А про то, что у тебя проблемы? – продолжил допрос Джай.

– Намекнули. – Хелл зевнула. – А большие проблемы?

– Внушительные.

Джаю надоело, что наемница еле тащится, преподаватель, снова перекинув ее через плечо, быстро зашагал по лестнице. В свой кабинет на втором этаже он не пошел, поднялся на четвертый уровень и направился к дальним тренировочным залам. Подойдя к черной стене, произнес:

– Учитель Джай, третий состав.

Хелл заинтересованно посмотрела на его спину, так как на остальное в своем положении посмотреть не могла. Удивление ее возросло, когда дверь стала синей и медленно отъехала, открывая проход. В следующую секунду наемницу грубо швырнули на достаточно жесткие маты.

– Так, мелкая, – Джай сурово посмотрел на девушку, скрестив руки на груди, – у нас с тобой будет только один урок, и ты должна все понять, это раз. И второе – никому ни слова, ну, кроме Стилета, естественно. Вопросы?

– А-а-а, – недоуменно протянула Хелл, рассматривая мрачное квадратное помещение, в котором, кроме голых стен и жесткого пола, ничего и не было. – А о чем я не должна никому рассказывать?

Джай тоже огляделся, понял ее удивление и рассмеялся:

– Об интимной обстановке. Хелл, поднимайся уже, времени в обрез.

Сам тренер скинул обувь и верхнюю куртку, затем стянул через голову майку и остался по пояс обнаженным. В это время его браслет мигнул красным.

– Стилет, наемник Второго круга, допуск пятого уровня, – произнес Джай, и дверь открылась, пропуская вошедшего. – Раздевайся.

– Все так паршиво? – поинтересовался Стилет, обнажаясь по пояс.

Хелл перевела взгляд с преподавателя на приятеля и поинтересовалась:

– Мне тоже раздеваться до пояса?

Теперь переглянулись Джай со Стилетом и разом заржали.

– Хелли, – преподаватель достал странного вида баночку и протянул наемнику, – ты можешь и догола, мы не против. Но только после спарринга, детка, а сейчас на это просто нет времени.

Стилет быстро намазался, вернул баночку Джаю, который тоже явно торопился.

– Итак, Хелл, смотри на экран. – Появилось изображение песчаного поля, окруженного стеной, которая плавно переходила в ряды зрительских мест. – Это Шрангарн, его еще называют боевник, смертодром, убивец, но, по сути, это площадка для единоличных спаррингов.

– Впечатляющее зрелище, – рассматривая изображение, произнесла Хелл, – на наш Колизей похоже, только этот овальный, желтый… и с решетками.

– Его не наемники строили, – ответил Джай, – но зато именно мы используем по назначению. Так, все, урок архитектуры завершаем и переходим к уроку политики. – Изображение мигнуло, появился ниасе. – Перед тобой Кайл Кинжал, ты его знаешь, дерьмо еще то, но… – Джай выдержал паузу, – это дерьмо многим, как кость в горле. Кайл одиночка, всегда работал один… ну, я тебе рассказывал. Так вот, Сайсиен готовит тебя как напарницу Кинжала. Есть в тебе потенциал, и с этим вынуждены согласиться все.

Хелл невольно взглянула на Стилета, командир ответил ей улыбкой типа: «Не парься, ты все равно с нами».

– Итак, – продолжил Джай, – суть в том, что имеются силы, которые, с одной стороны, очень не хотят допустить усиления позиций Кайла, ему в последнее время и так шли самые выгодные заказы. А с другой стороны, многим более чем желательно доставить Кинжалу неприятности и, следовательно, лишить его любимой игрушки. Тебя, короче, если не поняла.

– Я тут при чем? – возмутилась девушка.

– При том, что Кайл пошел на нарушение наших законов, пропихнув тебя в академию. А теперь этим самым законом долбанут по тебе, – спокойно ответил Джай. – Продолжаем. Ты не проходила отборочный тур в Первый круг.

Изображение мигнуло, и Хелл невольно вздрогнула, увидев мощного наемника со взглядом быка-убийцы. Мужчина на видео мрачно разминал пальцы.

– Это твой первый партнер по спаррингу, – оправдывая ее худшие опасения, сообщил Джай, – точнее, твоя первая стена. Останешься жива после этой схватки, считай, что прошла в Первый круг. А это твой золотой билетик в академию. – Хелл повторно вздрогнула, увидев Ская. – Ты рада?

– Очень, – уже вникнув в свои проблемы, ответила она, – но я так поняла, что будет три боя, кто третий?

– Третьим должен был быть Дайт Мертвяк, но он почему-то отказался, – Джай внимательно посмотрел на наемницу, – говорят, ему одна мелкая сероглазая приглянулась. – Хелл не отреагировала на это замечание, и преподаватель продолжил: – И потому третий все же Скай, а вот второй – Торрес.

Переведя взгляд на стену, Хелл невольно сглотнула и поняла, что ей не выжить. Торрес казался не выше ее ростом, но, как и в Стилете, в нем чувствовалась сила. Тонкий, подвижный, жилистый мужчина с татуировкой быка на голом черепе был из тех, от которых следовало держаться подальше.

– А мне можно отказаться? – обреченно поинтересовалась девушка.

– А ты угадай с трех раз!

– Джай, это все неправильно! – возмутилась она.

– Почему? – Учитель с насмешкой смотрел на Хелли.

– Эти наемники вообще кто?

Стилет молча сел у двери, Джаю пришлось пояснять:

– Еще раз для… одной бабы, короче. Хелл, Три Мира, это тебе не демократия. Это, так скажем, определенное общество, основанное на жесткой конкуренции. С одной стороны, здесь каждый борется за выгодный контракт, с другой… мы должны держать марку перед заказчиками. Таких планет, как Три Мира, немало, Хелл.

– Да, нелогично все как-то… – Девушка начала объяснять и загибать пальцы: – За первый уровень должны сражаться еще не достигшие его. За второй – те, кто находится на подходе к этой планке. А за поступление – желающие учиться в академии. Вот так примерно!

Хохот Джая и Стилета ее не порадовал, но, отсмеявшись, учитель чуть склонил голову набок и хитро произнес:

– Хелли, если ты еще не поняла, у нас все иначе. И ведь объяснял уже тебе! Первый круг фактически не ограничен, но все же – только тем, кто является его членами, решать – берут они новичка или нет, поэтому бой за право вступления в Первый круг ведется с участником круга. Так же и со Вторым. С Третим кругом – немного иначе, там есть те, кто идет через академию, и есть те, кто пытается пройти помимо нее. Но об этом расскажу после. А вот со вступлением в академию – это тебе подлянку подсунули. Да, обычно между собой сражаются абитуриенты, но так как тебя пропихнули незаконно, то и в противники навязывают Ская. Кстати, каким будет бой с этим ушлепком, я сказать не могу… но непростым, это точно.

Хелл совсем сникла.

Джай подмигнул Стилету:

– Справимся?

– Хуже точно не сделаем, – спокойно ответил наемник.

Стилет подошел, развернул Хелли к экрану и тихо сказал:

– Ты только сейчас не возмущайся по поводу жестокости, твоя задача распознать все стили, отследить сильнейшие удары, найти слабые места. Первый Урбан. Следи за его движениями.

Хелл кивнула, и Джай включил запись. На видео был бой. Сражались этот самый Урбан и высокий темноволосый наемник. Прозвучали громкий звук наподобие горна, затем звенящий сигнал, и схватка началась. Хелл, не отрываясь, следила за Урбаном и пропустила атаку темноволосого. Второй наемник начал с серии ударов ногами в голову, но атака захлебнулась в крови… Урбан просто уклонился, а затем одним четким ударом сломал противнику кадык. Хелл вздрогнула, увидев, как темный валится на колени, хрипя и отплевываясь кровью. Но никто не спешил останавливать уже проигранный бой.

– Со вступлением в Первый круг всегда так, – словно оправдываясь, произнес Джай, – кто не прошел, тот не жилец. Тут обычно самый жестокий отбор, у нас новичков не любят. Новичок – это конкурент, потому его и давят в зародыше.

Хелли промолчала, потому что на видео Урбан добивал темненького наемника. Сначала последовал удар ногой в голову, сильный, ломающий кости. Затем – удар по спине… треск позвоночника был слышен отчетливо… Потом наступило медленное, но неотвратимое – Урбан, не скрывая удовольствия, свернул наемнику шею.

– Ублюдок, – прошептала девушка.

– Хелли, – Стилет чуть сжал ее плечи, – ты уловила его коронный удар?

– Да, – девушка кивнула, – но есть проблема.

– Какая? – заинтересованно спросил Джай.

– Тот наемник, на видео, тоже знал о манере Урбана вести бой, поэтому и старался держать его на расстоянии, атакуя ударами ног.

– Неплохо, – похвалил Стилет, – значит, ты поняла, что нужно вести бой на расстоянии.

– Сообразила быстро. – Джай улыбнулся. – Стилет, ты начинаешь первым. Хелл, та хрень, которую мы намазали, это зайлин, сможешь отслеживать удары, которые нанесла. Все, поехали.

Стилет отошел от Хелл и встал на расстоянии трех метров.

– Представь, что я Урбан, – начал объяснять командир, – я буду наносить удары, как он, постарайся блокировать. Хорошо?

– Давай, – стараясь сосредоточиться, ответила девушка.

Атаку Стилет начал с удара ногой в живот. Хелл прогнулась назад, уходя от противника, перекинула часть веса на правую руку, потом нанесла удар левой ногой, от которого Стилет легко ушел. Но едва наемница выпрямилась, ее шеи коснулись пальцы командира.

– Все, Хелл, ты труп, – с неожиданной злостью сообщил он, – соберись, мелкая, ты нужна мне в команде!

– Давай еще раз. – Хелл подняла руки вверх, с выдохом прогнулась назад, встала на мостик, затем так же плавно поднялась. – Ну!

– Э, Хелли, – Джай подошел ближе, – это ты неплохо сделала, а сможешь так же прогнуться назад, перенести вес тела на руки и нанести удар ногами, а?

Невольно пожав плечами, девушка задумалась. Теоретически она могла провернуть подобное, но сила удара была бы недостаточной.

– Давай попробуем, – Хелл взглянула на Стилета, – подставь руку, мне нужно оценить степень повреждений.

Усмехнувшись, командир кивнул, и тренировка продолжилась. На этот раз атаковала Хелли, стараясь не позволить Стилету прикоснуться к себе, но вот она нанесла удар правой в живот, наемник увернулся, и, как в замедленной съемке, девушка увидела его несущуюся к незащищенной шее руку. Теперь резко прогнуться назад, встать на руки и нанести один удар по руке, а второй – в открывшуюся для атаки грудь.

– К демонам! – Стилет стоял, улыбаясь, а на его руке и груди алели яркие пятна. – Хелл, отлично! Молодец, я ожидал, но все равно пропустил. Мелкая, я в восторге.

Сияющая Хелл повернулась к Джаю, ожидая его слов.

– Неплохо, – кивнул учитель, – но этот удар отрабатывай! Пока выполняешь медленно и неуверенно. Так, теперь снова смотрим видео.

Все еще продолжая улыбаться, Хелл повернулась к стене. На этот раз видео демонстрировало бой Ская. Высокий наемник напоминал лорда из древних времен Земли, такой же подчеркнуто невозмутимый, с горделивой осанкой и нескрываемым презрением ко всем и вся.

– Скай странный, – тихо заговорила наемница, – я не знаю как, но он блокирует возможности моего организма. Тогда… в общем, там я не смогла перейти в боевой транс.

– Мы в курсе, – Джай кивком указал на запись, – наблюдай.

На покрытой песком арене стояли Скай и два брата-близнеца с редкими, словно обожженными волосами, обнаженные до пояса, с тесаками в ножнах. Скай был безоружным.

– Один из его первых боев, – прокомментировал Джай, – следи за руками.

Раздались громкий звук наподобие горна, затем звенящий удар, и схватка началась. Братья-близнецы достали тесаки и двинулись к Скаю. Тот стоял совершенно безоружный и в то же время абсолютно спокойный.

– Обрати внимание на его уверенность, – комментировал Джай, – поговаривают, что Скай из какой-то дворянской семьи, и я должен признать, что это может быть правдой. Братьев он выбрал сам и первую часть схватки откровенно развлекался.

Скай действительно начал развлекаться. С удивлением Хелл поняла, что наемник стал… танцевать. Шаг назад, прогиб, и он ушел от удара одного близнеца, прыжок, и Скай наступил на тесак второго брата, с насмешкой посмотрел на противника. Снова прыжок, поклон, чтобы уйти от рубящего удара, прогиб назад, поворот.

– Он танцует! – выдохнула девушка.

– Ага, – подтвердил Джай, – танцует танец смерти. Вот сейчас смотри внимательно, он начнет танцевать в паре!

Хелл, открыв от удивления рот, проследила за тем, как гибкий Скай уходит от очередной атаки, становится за спиной одного из братьев, и те начинают… драться друг с другом. Причем лицо у того из братьев, за спиной которого находился перехвативший его руку Скай, было очень изумленным, когда он начал атаковать собственного напарника. Наемник управлял своим противником весьма успешно, и через несколько секунд первый из братьев упал, заливая песок кровью из разодранного тесаком живота. Тут же со сломанной шеей рухнул и второй. Трибуны взревели, послышался свист, а довольно ухмыляющийся наемник покинул арену, на которой в предсмертной агонии бились тела двух братьев-близнецов.

– Я труп, – прошептала Хелл.

– Заткнись, – оборвал ее Джай, – и давай думать, что можно сделать.

Обреченно взглянув на учителя, девушка встала в боевую стойку.

– Нет, не так, – остановил учитель, – расслабься, спина прямая, все эти стойки хороши для позеров. И… как бы нам с тобой… потанцевать, что ли?

Стилет, застывший у дверей, потянулся к поясу, достал маленький кристалл-хран и бросил Джаю, тот поймал, не глядя.

– Я использую на пробежке, может, подойдет?

– Проверим. – Учитель подошел к стене, вставил кристалл. Звуки, заполнившие помещение, напоминали реквием, но никак не танцевальную музыку. – Пойдет… – Приблизившись к Хелл, учитель спросил: – Ну что, детка, потанцуем?

Он подошел к ней, спокойно положил одну руку на талию, правой взял похолодевшую ладошку. Действительно танцевать собрался!

– Эм… мастер, а вы это… на первый бал меня готовите? – спросила оторопевшая наемница.

– На первый траходром! Пасть закрыла, почувствуй ритм, давай, Хелл! – Он уверенно повел девушку в танце. – Вот так, шаг назад, держи ритм, ощути мелодию. А приятно тебя прижимать… Хелли, твою мать, не отвлекайся, иначе этот танец останется единственным воспоминанием о тебе!

Девушка беспомощно взглянула на усмехающегося Стилета, который наблюдал за бесплатным цирком – два наемника танцевали на матах, предназначенных для тренировки. Джай со своим хвостиком совершенно белоснежных волос, обнаженный по пояс, и Хелл в тренировочных брюках и майке, босая, как и учитель.

– Парад абсурда, – раздраженно прошептала мелкая, за что тут же получила по мягкому месту. – Ай! Хватит руки распускать!

Джай остановился, схватил ее за подбородок, заставил смотреть на себя и прорычал:

– Хватит думать о том, как ты выглядишь со стороны! Хватит, поняла? У нас времени в обрез, а ты тупорылая… баба, одним словом! Соберись, Хелл! Скай унизит тебя просто ради развлечения, ты этого хочешь? Пойми, он тебе сексуальный марафон устроит под одобрительные крики с трибун! И никто… никто, Хелл, не сможет спуститься на арену до окончания боя. Как ударит гонг, вы останетесь один на один! Осознала?

Она невольно представила себе, как стоит напротив ухмыляющегося Ская, и поняла, что сделает все, чтобы испортить ему танец.

– У меня только один вопрос, – произнесла Хелли.

– Какой?

– На арене обязательно убивать?

Джай простонал и отрицательно покачал головой, затем добавил:

– Достаточно просто вырубить, но наемники предпочитают именно убить противника, помни об этом.

– Ясно. – Хелл улыбнулась, стараясь скрыть страх. – Станцуем?

– Ха, ты ведешь.

Парный танец был для нее новинкой, но девушка постаралась. Закрыла глаза, вслушалась в ритм и повела учителя по кругу. Джай поддавался первое время, затем начал вести сам, уверенно направляя ее. Наемница сейчас ощущала не только мелодию, но и все движения Джая, это был словно какой-то иной транс.

– Так, молодец, теперь начинаем. Расходимся и продолжаем танцевать, следи за моими движениями, поняла?

Хелл кивнула, и они разом отошли. Джай, пританцовывая, отодвинулся от нее на пару шагов, явно прикалываясь, в такт двигал бедрами, но Хелл и сама была захвачена ритмом. Учитель подмигнул и начал атаку, все так же двигаясь под музыку. И Хелли поняла главное – музыка направляет, задает ритм, значит…

– Стоп. – Девушка остановилась. – Мне нужно понять, под какую мелодию он танцует! Тогда я смогу предугадывать его атаки! Мне нужна эта музыка!

Джай и Стилет переглянулись, оба разом отрицательно покачали головой, но ответил Стилет:

– И не надейся, Скай быстро сообразит, что к чему. Так что он будет танцевать под свою мелодию, а ты под свою. Поехали.

Но на сегодня с успехами было покончено. Хелл много раз падала, пропускала удары Джая, за что получала по голове от учителя, а моральные выволочки еще и от Стилета. Джай тоже танцевал, наемница видела, как он отсчитывает ритм, но сама настроиться не могла и пропускала удары.

– Хватит, – после ее полета и падения на живот учитель прекратил мучение, – на сегодня все! Стилет, забирай подругу, попробуем завтра еще раз.

– Получится ли? – скептически вопросил командир боевой пятерки. – Времени мало осталось.

– Давайте третьего, – прохрипела Хелл, поднимаясь.

На нее скептически взглянули, но Джай включил запись на стене. Девушка, поднимаясь, осмотрела преподавателя и с грустью поняла, что на нем ни единой царапины. Дело дрянь.

– Итак, Торрес, – начал Джай, – силен, мразь. Когда проходил у нас обучение, подрезал человек двадцать, но… доказать это мы так и не смогли. Следи за ним, он атакует не сразу, всегда орудует всего одним… лезвием. Видишь, у него между пальцами блестит металл?

Хелл присмотрелась и действительно разглядела тонкую, остро заточенную металлическую полоску, зажатую между пальцами наемника. Хмуро кивнула, не переставая разглядывать своего противника.

– Теперь следи за ним, мелкая, – приказал Джай и активировал запись.

Торрес стоял напротив такого же, как и он, опасного зверя, даже комплекции оказались одинаковыми. Торрес – с татуировкой какой-то змеюки на левом плече, и его противник – лысый, подвижный, с татуировкой отрубленной женской ноги на груди. Резкий звук, звенящий удар, и… она потеряла наемников из вида! Бой шел на такой запредельной скорости, что Хелл едва успевала проследить за перемещениями, но никак не за ударами. Через несколько мгновений противник Торреса захрипел, выпучил глаза и… его голова медленно отделилась от тела!

– Вашу ж пасть дерсенга, – выругалась девушка, – это невозможно! Как, вот вы мне скажите, как  можно было лезвием отрезать голову? Это нереально! 

Джай и Стилет синхронно посмотрели друг на друга, и наемник с сожалением произнес:

– Она не увидела.

– Я так и понял. – Джай повернулся к Хелл. – Зайдешь ко мне перед боем, хоть поимею разок… перед смертью!

С этими словами преподаватель вышел из тренировочного зала, долбанув от ярости ногой по двери.

– И как это понимать? – хмуро спросила Хелл.

Стилет отвел глаза, затем заговорил тише:

– Давай смотреть на ситуацию реально – ты сдохнешь! – Тяжело вздохнув, командир продолжил: – Никто не рассчитывал, что капитаны потребуют… трех схваток. Такого еще не было, понимаешь? Но хуже не это – ты не отслеживаешь их ударов.

Хелл кивнула, она и сама понимала, что это конец, но внутри кипела злость… и злость рвалась наружу.

– Покажи запись еще раз, – попросила наемница.

– Тебе пора спать. – Стилет тоже был расстроен.

– Стилет, – с горечью произнесла девушка, – отосплюсь на том свете, включай давай!

На нее посмотрели с интересом, а затем, смачно плюнув в сторону двери, наемник подошел к стене. Запись прокрутилась вновь, но на этот раз замедленно. Хелл, не отрываясь, следила за схваткой и вскрикнула от удивления, когда лезвие словно бы выросло из руки Торреса, и он круговым движением снес голову противнику.

– Хелл, – Стилет встал напротив девушки, держа в руках тонкую деревянную линейку, – давай потренируемся, тебе нужно будет уходить от его атак.

– Ты в меня веришь? – очень тихо спросила наемница.

– Ты справишься, – уверенно ответил Стилет, – ты нужна нам, позарез нужна.

И командир боевой пятерки атаковал. Хелл увернулась, а затем блокировала удар запястьем.

– Все, – спокойно произнес Стилет, – ты осталась без руки!

– Черт! – Она и сама понимала, как сглупила, потому что у Торреса вместо деревянной линейки в руках будет лезвие.

– Давай еще раз, – мягко предложил Стилет и атаковал снова.

Хелл была благодарна ему за такое мягкое обучение, без боли, без унижений, без постоянных пинков, которыми так любили награждать ее учителя. Стилет начинал с малого, обучал ее сначала уходить от атак, затем закрываться и только потом атаковать. Стоило наемнице пропустить один из ударов, как командир неизменно ласково и терпеливо начинал объяснять все сначала. И схватка шла по новой, чтобы завершиться приобретением очередного навыка.

– Ты чудо, Хелли, – Стилет нанес удар в грудь, но наемница ловко увернулась и ответила ударом по ноге. – Да, умничка. Попробуем еще раз, бей сильнее, в идеале после такого удара я должен упасть, поняла? Тогда действуем.

И они начинали снова, и снова, и снова… Но Хелл не чувствовала усталости, потому что просто запретила себе думать об отдыхе, и к тому же ей очень нравился сам процесс обучения со Стилетом. Командир поймал взгляд наемницы, подмигнул и, наклонившись, достал из стены тонкий стальной прут.

– Продолжим? – ласково спросил Стилет.

– Естественно. – Хелл поправила растрепавшиеся волосы. – Ты Торрес, я противник?

– Да, давай попробуем двигаться быстрее. Даже не так, старайся не давать мне этого преимущества, держи на расстоянии, хорошо?

– Ага, атакуй!

И понеслась. Стилет двигался очень быстро, но теперь Хелл предугадывала атаки заранее и, уходя, наносила удары в основном ногами, а затем…

– Малышка, попробуй меня обезоружить, – приказал Стилет, и наемница, не задумываясь, сконцентрировалась на той его руке, в которой был зажат железный прут.

Бросок, удар локтем в бедро, подсечка, и она перехватила запястье правой руки противника, прижав коленом шею. Стилет потянулся, чмокнул ее в щеку и с довольной улыбкой снова растянулся на матах.

– Это чего было? – удивленно спросила Хелл.

– Мой восторг по поводу тебя. – Стилет зевнул. – Жаль только, что ты уже уходишь.

– В смысле? – не поняла девушка.

– Хелли, – наемник отбросил прут, лег удобнее, – посмотри на браслет, уже утро. Тебе через три минуты к Руслану на поклон, а я хоть часик посплю. Замотала ты меня сегодня, сил моих нет, но…

– Но?

– Но ты молодец, серьезно. Обучаешься быстро, а главное – не ноешь.

Командир рывком поднялся и направился к двери. Хелл, тряхнув головой и постаравшись прогнать навалившуюся усталость, тоже вскочила. Они добежали до квартирки, Стилет махнул ей на прощание и завалился спать прямо на диванчик в общей комнате. Зевающая девушка направилась в душ. Ледяной, горячий, теплый, ледяной, горячий, ледяной… потоки воды – и она снова в форме. Даже спать уже не хотелось. Переодевание отняло еще полторы минуты, затем последовали спуск по лестницам, быстрый бег до резиденции Руслана и его спокойное:

– Опоздание две с половиной минуты!

– Виновата, тренер, – без надежды на прощение произнесла Хелл.

– На первую беговую, шевели граблями! – рыкнул Руслан, и она рванула.

То, что с ней не все в порядке, Хелл поняла, когда в очередной раз едва не прыгнула мимо столба. Девушка замерла, стараясь удержать равновесие, и осознала, что после бессонных тридцатичасовых суток с координацией у нее проблемы. Видел это и Руслан, традиционно бежавший рядом, но ничего не сказал. Наоборот, оглянувшись на тренера, девушка с ужасом увидела, как он с маниакальной усмешкой достает плеть.

– Да чтоб тебя ранин приласкал! – выругалась наемница и рванула вперед.

Стилет поднялся по сигналу, для него и часового отдыха было достаточно. Пока переодевался, стало ясно, что остальные в курсе событий.

– Стилетик, – у дверей комнаты стояла Алекс, – ты с ней спал?

Подумав над вопросом, наемник усмехнулся и, натягивая штаны, совершенно спокойно ответил:

– Нет, Лекси, на сон у нас времени не было.

Теперь на него заинтересованно посмотрели и Дейв с Бесом, однако вопросы продолжала задавать только Алекс:

– Стилет, а ведь я предупреждала тебя!

– О чем? – Командир, едва сдерживая улыбку, подошел к подчиненной, ласково погладил по щеке. – Алекс, я все понимаю, но сейчас ты ведешь себя глупо. Я не спал с Хелли и не буду этого делать, прекрати допрос с пристрастием.

– Но со мной ты спал, – со злостью произнесла девушка.

Стилет кивнул, затем, чуть наклонившись, поцеловал мягкие, податливые губы, так же тихо ответил:

– Обстоятельства вспомни, а? Если бы тогда и в том состоянии я тебе отказал, сейчас в моей команде не было бы когтистой кошечки по имени Алекс. Теперь по поводу Хелли. Бес, выключи свет.

Наемник отреагировал мгновенно, и через секунду прослушка их комнаты была отключена. Отойдя от Алекс, Стилет начал перематывать запястья эластичным бинтом.

– Ситуация такая – впереди спарринги. От нашей команды выступают двое – Бес и Хелли. Но если у Беса будет один противник… Хелл ждут трое!

– Дерсенг на мой корабль, – прошептал изумленный Бес, – какого демона?

– Она не выстоит, – хмуро произнес Дейв, – ни единого шанса.

– Ты тренировал ее, – поняла наконец Алекс, – как тогда меня и Беса.

– Сообразила! – Стилет усмехнулся. – Да, Джай решил помочь. Мы точно знаем ее противников.

– И? – Дейв стоял, скрестив руки на груди, внимательно ожидал слов командира.

– Урбан, Скай, Торрес, – спокойно сообщил Стилет.

– Она труп. – Дейв сплюнул, начал одеваться.

– Вынужден согласиться. – Бес ожидал реакции Стилета.

Алекс стояла молча и не пыталась скрыть отчаяния. Оглядев подчиненных, командир боевой пятерки впервые за утро радостно улыбнулся:

– Она справится, Хелли молодец, настойчивая. В любом случае выбора у малышки нет, так что наша задача помочь. Алекс, делай, что хочешь, но мне нужно знать, под какую мелодию танцует Скай. Бес, поздороваешься с Торресом за правую руку.

– Торрес здоровается только левой, – угрюмо ответил наемник.

– Бес, задача ясна? – с намеком произнес Стилет, дождался, когда на лице наемника появилось осознанное выражение, и продолжил: – Значит, исполняй! Дейв, Урбан силен, как бык… организуй ему перед поединком промывание желудка. Сделай это так, чтобы подозрений не возникло и… чтобы он был чуть дерганее, чем обычно. Народ, времени перед поединком у нас будет немного, значит, действуем быстро. Все, кроме Алекс, ты до Ская и в академии добраться сможешь. Вопросы?

– Так, стоп. – Дейв с подозрением посмотрел на командира. – Вчера вечером, когда ее утащил Джай, он привел вас в свой тренировочный зал и… раскрыл карты? Ты врубаешься, что будет, если об этом узнают? А главное – как о деталях предстоящего поединка узнал Джай? Имена противников в спаррингах не разглашаются до начала боев! И, дерьмо дерсенга, ты предупредил мелкую, чтобы не трепала языком?

Стилет побледнел, развернулся и рванул из комнаты, на ходу застегивая куртку.

На тренировочной площадке уже собирался народ, наемники строем бежали на первую беговую, неизменно спотыкались, взирая на что-то, лежащее у края, недоуменно оглядывались на тренера, потом бежали дальше.

– Стилет! – радостно, словно увидел лучшего друга, возопил Руслан. – Стилет, мой сладенький, как спалось?

– Стандартно, – ответил командир боевой пятерки, ища взглядом Хелл.

– Ты в поисках своей крошки? – ехидно поинтересовался тренер. – Ну и как наша радость стонет под тобой, а? Наверное, не очень, что-то у тебя харя не восторженная. Ну же, Стилет?

Наемник ловил на себе заинтересованные взгляды. Неврос из «Когтей Дракона» неодобрительно покачал головой, Саерз из «Аваргали» и вовсе смотрел на него с презрением. Двое его друзей, командиры самых лучших команд в академии, более чем не одобряли нарушения негласного кодекса наемников. Пожав плечами, Стилет решил, что разберется с ситуацией позже, и спокойно спросил:

– И где же моя сладенькая?

– А вон там. – Руслан указал на свернувшееся калачиком тело, лежащее на траве. – Послала меня целовать зад дерсенга, обозвала садюгой-извращенцем и… сообщила, что трахалась с тобой всю ночь, поэтому поспит минуточку и только потом побежит дальше.

Стилет с облегчением выдохнул, и это не осталось незамеченным. Приблизившись к наемнику, Руслан схватил его за шею и тихо, так, чтобы остальные не услышали, прошипел:

– Ты, долбанутый на всю голову при рождении, соображаешь, как рисковал Джай?

– Соображаю, – сдавленно прошептал Стилет, – простите, забыл. Должен был предупредить.

– Она не сказала. – Руслан отпустил шею наемника. – На мой вопрос ответила, что занималась сексом… с тобой. Джай подставился вчера, когда забрал ее прямо из столовой. Девчонка на пределе, как бы ты ее ни тренировал, мог бы подумать о том, что спать – это необходимость, особенно для нетренированного организма! Теперь взял свою подчиненную и потащил наверх! И предупреди, чтобы язык за зубами держала! И еще, Стилет… а, ладно, топай!

Наемник дошел до спящей на траве Хелл, невольно улыбнулся, посмотрев на ее расслабленное лицо без вечного выражения настороженности. Дотронулся до щеки, нежно погладил:

– Хелли, вставай.

Вздрогнув, наемница открыла глаза, резко поднялась, с удивлением взглянула на командира, затем на остальных, а уже потом на Руслана и побледнела.

– Стилет, – послышался ее напряженный шепот, – я что, спала?

Ухмылка тренера ей не понравилась, а наемник, наклонившись, очень тихо произнес:

– Никто не должен знать ни о нашей тренировке, ни о том, что Джай вчера показал, ясно?

– Поняла, – Хелл кивнула, – сейчас растяжка?

– Сейчас спать, Хелл. – Командир нежно обнял ее. – Тебя понести?

– Дойду сама. – Развернувшись, наемница отправилась к себе.

Очередная волна дикого желания поспать накрыла ее на лестнице, но девушка уверенно шла вперед, пока не услышала сдавленный вскрик. Она не обратила бы внимания на происходящее, но это была явно Алекс… Сонливость мгновенно исчезла, и Хелл направилась на пятый этаж, бесшумно следуя по коридорам.

– Тебе нравится? – Девушка замерла, ибо голос принадлежал Скаю.

Хелл медленно подошла к двери и очень тихо ее раскрыла. Да, интуиция не подвела – руки Лекси были привязаны к шесту, и, судя по выражению лица подруги, удовольствия ей это не приносило.

– Скай, – Хелл попыталась говорить спокойно, – у тебя очередной сексуальный заскок?

Наемник мгновенно развернулся, отчего-то стал бледнее, чем был, и каким-то извиняющимся тоном ответил:

– Хелл… она сама пришла.

Как много ей хотелось сказать, но… Стилет запретил, а значит…

– Отпусти Алекс, – попросила девушка, – пожалуйста.

Задумчиво посмотрев на полуголую наемницу, Скай подчинился и, достав кинжал, разрезал веревку. Алекса тут же начала растирать запястья, быстро натянула лежащую на полу куртку и, обойдя командира, подошла к подруге.

– Спасибо. – Хелл смотрела на наемника и представляла, как он будет убивать ее на арене.

– Задержись, – попросил будущий противник.

Девушка взглянула на Лекси, Алекс отрицательно покачала головой. «Подожди», – одними губами попросила Хелл, подруга кивнула, вышла в коридор.

– Ну? – спокойно спросила мелкая, продумывая план очередного сражения.

– Зачем тебе все это? – тихо поинтересовался Скай. – Посмотри на себя, какая из тебя наемница?

– Хорошая, – уверенно ответила Хелли, пристально следя за будущим противником.

– Шлюха вышла бы хорошая, – зло ответил он, – но идеальный вариант для тебя – стать женой.

Хелл молчала, едва сдерживая ехидную улыбку и прикусив губу, чтобы не сорваться.

– Хелли, – неожиданно мягко произнес воин, – я в курсе твоих отношений с Кайлом Кинжалом. Если ты его боишься, я сумею тебя защитить. Поразмышляй… над моим предложением.

– С чего бы столь… щедрое предложение? – Хелл усмехнулась. – Скай, ты ничего обо мне не знаешь, подумай… об этом.

– Я знаю, что не хочу причинять тебе боль.

– Не причиняй. – Она, не отрываясь, смотрела на наемника.

– Мне придется, – Скай с грустью усмехнулся, – и я это сделаю!

– Зачем?

– Это единственный способ тебя… защитить, что ли.

– Как мило, – сыронизировала Хелл.

– На что ты надеешься?! – Скай говорил теперь зло и отрывисто. – Думаешь, станешь крутой наемницей и будешь деньги заколачивать? Это не тот мирок, девочка! Какой бы крутой ты ни была, тебе дорога в постель одного из Тридцати!

Девушка несколько удивленно посмотрела на него и спокойно спросила:

– Почему?

Скай сплюнул, схватил ее за руку, подтащил к зеркалу:

– Посмотри на себя, Хелл! Да, высокая, но в остальном! Тонкие ручки, на запястья глянь, мне переломить их – раз плюнуть! Тонкая шейка, бедра шире, чем плечи, какой из тебя воин? А теперь на рожу свою глянь! Да на тебя каждый тут слюни пускает! У такой девочки в публичном доме были бы самые высокооплачиваемые часы!

– Скай, – наемница спокойно посмотрела на него, – ничего нового ты мне не сказал. Но на будущее запомни – это я, и это моя жизнь! И за меня ее никто не проживет, а значит, только мне решать, как будет лучше. Теперь по поводу внешности – Кайл не намного выше меня, особо развитой мускулатуры у него я не заметила, но даже ты его побаиваешься!

С этими словами наемница покинула тренировочный зал и вышла в коридор. Они с Алекс молча поднялись наверх, блондинка без слов пошла в душ, Хелл разделась и ждала своей очереди. Вернувшись, Лекси тихо произнесла:

– Скай силен, очень!

– Знаю, – девушка глянула на подругу, – но… всегда есть выход, просто его нужно найти. Подумаю, только перед этим высплюсь!

Когда Хелл вышла из душа, Алекс в комнате уже не было. Переодевшись, наемница легла на кровать и мгновенно уснула.

И на этот раз Кайл Кинжал сам прилетел за подопечной. В академию наемник входил свободно: как друг Великого, он мог появляться здесь в любое время. Зашел к Сайсиену и с порога, не здороваясь, спросил:

– Где моя?

– Спит, – спокойно ответил мастер, – уже четыре часа спит, так что можешь будить. И… поговорить нужно, Кайл.

– Позже, – ответил наемник, разворачиваясь, – мне нужно отвести мелкую на примерку к Галару. Потом зайду.

– Жду, – спокойно ответил Сайсиен и погрузился в работу.

Кайл уверенно шагал по коридорам академии – когда-то он помогал Сайсиену разрабатывать план здания и тренировочных помещений. Поначалу учебное заведение принимало всех… но годы показали, что это было неправильным подходом, так как обученные часто оборачивали полученные навыки против учителей. Теперь здесь тренировали лучших из лучших, самых проверенных, только тех, кто был верен Трем Мирам. Подойдя к лестнице, старый наемник невольно улыбнулся – для новичков эти ступеньки становились настоящей пыткой.

Поднявшись наверх, Кайл уверенно прошел к знакомой двери, набрал код преподавателей и вошел в квартирку боевой пятерки. Пройдя к комнатам, он также набрал код и открыл двери. Его воспитанница спала и ласково улыбалась чему-то во сне. Несколько секунд Кайл Кинжал смотрел на это спящее создание и думал, что он идиот – как такое могло стать наемницей? Но трупы в борделе, два убитых неопытной девчонкой мстителя, хорошие показатели в учебе…

– Эй, корова, поднимайся!

От его зычного голоса Хелл вздрогнула, открыла глаза, удивленно посмотрела на ниасе. Кайл с чувством умиления разглядывал сонную девушку, помолчал несколько минут и весело добавил:

– Шевели граблями, иначе поволоку тебя к Галару в таком виде. С другой стороны, надо же старика порадовать. Хелл, дерсенг на твой корабль, встала, живо!

Она поднялась, прикрылась простыней, сонно пошатываясь, направилась в душ. Сдержав очередное ругательство, Кайл открыл ее личный шкаф, покопался в нижнем белье, отобрал черное спортивное, потом нашел подходящие обтягивающие брюки и такую же облегающую майку. Ко всему прочему уверенно прихватил широкую куртку.

Хелл появилась через минуту, мокрая, проснувшаяся и злая.

– Какого черта ты роешься в моем белье? – воинственно начала девушка.

– Пасть закрыла, – совершенно спокойно оборвал ее Кайл, – и переодевайся, времени мало. Спишь давно?

– Может, ты выйдешь? – без надежды на то, что ниасе исполнит просьбу, произнесла наемница.

– Перебьешься, – Кинжал держал трусики девушки и внимательно рассматривал резинку, – максимум я отвернусь. Одевайся, живо.

Забрав белье из рук наемника, Хелл потопала переодеваться в душевую. Вернувшись, начала натягивать брюки, затем майку.

– М-дя, – выдал Кайл, рассматривая выпирающие ребра, – ты ешь хоть что-то?

– Времени на еду как-то не остается, – угрюмо выдала девушка, надевая спортивные ботинки. – Слушай, а что-то менее облегающее нельзя было выбрать?

– Нет, мне нужно проверить, как корсет будет смотреться на тебе под одеждой, в идеале выделяться он не должен. Пошли!

Выразительно приподняв прядь волос, Хелли посмотрела на ниасе.

– На прическу нет времени, – отрезал Кайл, – причеши патлы и пошли!

Вот что Хелл реально бесило в Кайле, так это его манера идти сзади и постоянно толкать ее в спину. Девушка почти бегом спустилась по ступеням, так же быстро, стремясь обогнать покровителя, вышла во двор академии, невольно замерла, когда сзади послышалось посвистывание. Повышенное внимание наемников второго курса резко прекратилось, едва показался Кайл Кинжал. Наемница и сама чувствовала себя не слишком уверенно, а когда-то длинные волосы были ее гордостью… В другой жизни!

…– Ну, крошка, раздевайся, – произнес сияющий Галар и вышел в свою подсобку.

Хелл без разговоров сняла куртку, майку и стала ждать мастера.

– Брюки тоже, – спокойно приказал стоящий рядом Кайл.

Пришлось снимать и ждать, стоя босиком на платформе и матерясь сквозь зубы.

– Я гений, – выдал Галар, показавшийся в проходе со шматом… человеческой кожи. – Так, приспусти трусики до бедер, давай, крошка.

– Это что? – не пошевелившись, спросила наемница.

– Твое спасение, мелкая. – Кайл подошел, ударил ее по плечам, вынудив поднять руки вверх. – Вот так и стой.

Странное приспособление и на ощупь напоминало человеческую кожу. Галар приладил «это» к телу, что-то застегнул, и неожиданно девушка задохнулась от удивления, потому что корсет плотно обхватил ее тело от груди до бедер, к тому же выглядел он при этом так, словно это была ее собственная кожа.

– Уау! – только и смогла выговорить Хелл.

– Еще не все, – Галар, как ребенок, спешил похвастать своим изобретением, – подними лифчик.

На этот раз наемница подчинилась беспрекословно, и мастер закрыл ее собственную грудь полукруглыми частями невероятного корсета.

– Да, вот так, – приговаривал оружейник, делая очередные замеры, – а то у вас, баб, это самое чувствительное место, один нацеленный удар, и визжала бы, как тонсе в пасти олькомбе! Ага, вот, рассчитал все правильно, весь твой размерчик влез. Не жмет?

– Нет, – выдохнула восхищенная Хелл, – просто чудо какое-то…

– Это еще не все, – явно польщенный ее словами, улыбнулся Галар, – тут получается, мы тебе добавили пятнадцать сантиметров в талии, врубаешься, почему только пятнадцать?

Хелл повернулась, посмотрела на Кайла и, сообразив, ответила:

– Чтобы никто не понял!

– Соображаешь. – Кинжал улыбнулся и, подойдя ближе, нанес удар в живот. – Больно?

– Нет, – ошеломленно прошептала Хелл, – то есть удар чувствуется, но… не более того. Попробуй еще раз.

Кайл усмехнулся и ударил ногой. Удар был сильным, наемница отлетела и упала на пол, но тут же вскочила и с сияющей улыбкой бросилась обнимать Галара:

– Спасибо! Спасибо, спасибо, спасибо!

Потом бросила на себя взгляд в зеркало и, смутившись, тут же отошла, поправляя остатки одежды.

– Не так, – Галар приладил бюстгалтер на фальшивую грудь, которая стягивала настоящую, – во-о-от! То есть в принципе даже если тебя разденут или одежду порвут, никто не должен понять, что это не твоя кожа. Тон я подобрал верно, теперь надевай брюки.

Хелл подчинилась и поняла, зачем Кайл выбрал именно облегающую одежду.

– Галар, оплачиваю два похода по шлюхам, – пообещал довольный ниасе.

– Ловлю на слове, ранин тебе в глотку. – Мастер, опустившись на колени, что-то поправлял. – Смотри, мелкая. Это хрень из полимеров, но с добавлением живой ткани, поэтому твоя собственная кожа будет дышать. Выдерживает удар ножом, по идее некоторые виды огнестрельного оружия. Я сделал так, чтобы он не мешал движениям, но пока это первая примерка, немного сжимает, чувствуешь?

– Он не то чтобы жмет, – Хелл провела руками по своей значительно расширившейся талии, – ощущается, конечно, но не жмет.

– Так, – мастер поднялся, – теперь наклонись пару раз, выполни несколько ударов. Давай.

Хелл прогнулась назад, сделала мостик, из этого положения перешла в стойку на руках и снова встала на ноги. На лице ее появилась довольная улыбка, потому что корсет не стягивал, скорее, помогал и поддерживал. Затем девушка несколько раз подпрыгнула на месте, и улыбка стала шире – теперь ей не понадобится перетягивать грудь перед пробежками.

– У меня нет слов, – призналась восхищенная наемница, – я и мечтать не могла о подобном.

Кайл с Галаром переглянулись, и на лицах у обоих появились довольные усмешки.

– Мне нужны еще сутки, – Галар вернулся к Хелл и начал расстегивать корсет, – чуть доработаю, и будет готово. Послезавтра придешь, заберешь, мелкой отдашь за сутки, пусть походит в нем, привыкнет. Хелл, – мастер посмотрел на девушку, поспешно натягивающую белье, – я буду на твоем первом спарринге. В любом случае зайду пожелать удачи.

– Спасибо, – искренне поблагодарила наемница.

…Полумрак в баре разгоняли только круглые световые шары на столиках, быстрая, немного тревожная музыка не позволяла расслабиться, а местное сообщество и вовсе отбивало аппетит. Хелл подумала, что столовая в академии – это еще не самое худшее место для еды.

– Ешь давай, – мрачно приказал Кайл и снова налил себе выпить.

Девушка повернулась к тарелке с мясом и овощами. Овощи она ела с удовольствием, несмотря на то, что они отличались от привычных земных, а вот мясо в горло не лезло.

– Хелл, у тебя ребра торчат уже, а ты жрать не хочешь, – недовольно буркнул Кайл.

– Мне здесь не по душе.

– Я тебя сюда не для души привел, – Кайл залпом выпил очередной стакан буроватой жидкости, – а для того, чтобы поела.

Наемница с трудом попыталась доесть принесенное полуголой официанткой. И не то чтобы еда была невкусной, просто от этого местечка ее тошнило. За соседним столиком трое явно обсуждали какое-то дело, потому что сидели, склонившись друг к другу. Позади Кайла двоих наемников развлекали ярко одетые девушки. Когда развлечение зашло слишком далеко, Хелли с отвращением отвернулась, и один из мужчин это заметил. Грубо согнал с колен полуголую шлюху, застегнул брюки и направился к столику, за которым сидела Хелл.

– Силы и удачи, Кайл. – Он дохнул на них перегаром, навалившись на стол.

– Отвали, Фаден. Я не в настроении, – невозмутимо ответил ниасе, почему-то не сводя глаз с подопечной.

– Зато я в настроении, – выдал пьяный и, уставившись на Хелл, добавил: – Кто твоя крошка, Кайл? Я ее раньше не видел.

Кайл Кинжал откинулся на спинку стула, сложил руки на груди, взглянул на Хелли и приказал:

– Разберись с ним!

Девушка выглядела не менее удивленной, чем пьяный наемник.

– Что? – переспросила Хелл.

– Я. Сказал. Разберись. С ним. Давай, мелкая. Либо он ляжет тут, либо ты ляжешь под меня! – Дыхание наемницы мгновенно изменилось, потому что, к ее ужасу, Кайл не шутил. Ее ниасе, повернувшись к оторопевшему Фадену, совершенно спокойно предложил: – Хочешь ее? Бери, но только здесь, люблю смотреть на процесс.

Хелл чуть подалась вперед и прошипела:

– Какого демона, Кайл?

– Это научит тебя двум вещам, – невозмутимо объяснил наемник, – во-первых, жрать, когда просят, и во-вторых – не пялиться по сторонам! Фаден, можешь взять ее прямо так, она сейчас удобно приподнялась.

На губах старого наемника блуждала хитрая ухмылка типа «Покажи, на что способна», и Хелл понимала, что показать действительно придется.

– Как же ты меня бесишь, Кайл!..

Дальнейшие события не позволили высказать все остальное, потому что стул из-под наемницы отлетел в сторону. Посетители в баре прекратили есть и теперь наблюдали за схваткой, судя по выкрикам из толпы, подбадривали только Фадена. Хелл стояла спокойно, она хорошо запомнила слова Джая про боевую стойку, поэтому теперь только следила за наемником. А тот не торопился нападать, обходил ее по кругу и не скрывал ни восхищения, ни желания. Но хуже всего было то, что теперь этот урод ростом под два метра двигался так, словно был абсолютно трезвым.

– Не переходи в боевой транс, – приказал на земном Кайл, с заинтересованной улыбочкой наблюдая за происходящим, – на крики не обращай внимания, на арене будет хуже.

– Очередная тренировка? – так же спросила на земном Хелл. – И какой у этого ублюдка уровень?

– Второй круг, детка, – Кайл упивался моментом, – и он не самый слабый из наемников своего круга. Так что… атакуй уже!

И все же наемница не торопилась, давала возможность Фадену нанести удар первым и надеялась, что неприкрытое восхищение ее внешностью заставит наемника бить не слишком сильно. Ее предположения подтвердились, когда тот рванул к девушке, но не для того, чтобы нанести удар, а пытаясь осуществить захват Окера. Хелл увернулась от той руки, которая нацеливалась на ее шею, и, прогнувшись назад, избежала захвата корпуса. Вот теперь наемник понял, что красотку тренировали, и нанес сильный удар в корпус. Задохнувшись от боли, Хелл едва не пропустила удар по шее, который блокировал нервные окончания. «Не дождешься!» – с яростью подумала девушка, перехватив удар на запястье и невольно вскрикнув.

– Хелл, – прозвучал ленивый голос Кайла, – какого демона ты блокируешь удар, если можно просто избежать его?

Невольно отвлекшись на вопрос, Хелл пропустила подсечку и упала на живот. Тяжесть оседлавшего ее воина девушка ощутила мгновенно, как и стянувшую шею веревку.

– А ты горячая штучка, – ублюдок наклонился и лизнул ее щеку, – а теперь перейдем к самому интересному.

«Ситуевина, к демонам!» – выругалась про себя Хелли и нанесла удар головой назад.

Наемник, прикусив язык, взвыл, отпрянул, и она воспользовалась шансом. Удар назад локтем, переворот, второй удар ногой повторно в подбородок и захват Шенгера. Отчетливый хруст услышали все! Хелл разжала ноги, позволив Фадену мешком повалиться на пол, вскочила. Когда она шла назад к Кайлу, ее единственным желанием было убить эту ухмыляющуюся тварь.

– Урок номер два, детка, – все так же на земном произнес тот, – если толпа затихает вот так, как сейчас, значит, твой противник собирается атаковать.

Не разворачиваясь, Хелл отпрыгнула в сторону и избежала удара стулом, зато удар ногой в плечо пропустила и снова оказалась на полу. Рывок влево, и стул раскололся на части на том самом месте, где она лежала долю секунды назад. Фаден среагировал на ее уход от атаки и попытался нанести удар в живот ногой. Хелл увернулась с трудом и со всей силы ударила его в колено. Послышался сдержанный, полный звериной ярости вопль наемника, и обезумевший мужчина бросился на девушку. Стойку «березка» она ненавидела с садика, а сейчас проделала мгновенно, обхватила ногами шею противника и, бросив его на пол, сгруппировалась, чтобы уже через мгновение оседлать полубессознательного мужчину и бить кулаками по наглой роже, не обращая внимания на собственную боль. Просто бить и бить, не имея ни сил, ни желания остановиться!..

– Ты еще и трахни его, – смеясь, посоветовал Кайл, – может, тогда угомонишься.

Пелена ярости спала, едва до нее дошел смысл сказанного. Брезгливо отряхнув кровь с ладоней, наемница встала, подошла к Кайлу и, налив в его стакан той самой бурды, одним махом выпила все. Закашлялась, отдышалась. Налила еще и все это с огромным удовольствием вылила в ухмыляющуюся рожу ниасе.

– Ненавижу! – Она не говорила – хрипела!

Кайл усмехнулся, вытер рукой лицо и кому-то за ее спиной с ледяным спокойствием сказал:

– Убери.

Медленно обернувшись, Хелл уставилась в черное дуло чего-то огнестрельного и не сразу поняла, что окровавленная харя держащего оружие принадлежит тому самому наемнику, которого она отметелила.

– Я сказал – убери, – с нажимом повторил Кайл, и Фаден нехотя подчинился. – Хелл, на выход!

– С удовольствием. – Наемница покидала мрачный бар без сожаления.

Схватив у остолбеневшей официантки полотенце, на ходу вытерла руки и, игнорируя протестующий рык Кайла, уселась на место пилота. Едва ниасе сел, алгар взмыл вверх. Ее покровитель терпеливо вынес три крутых пике, взмывание на огромной скорости почти до стратосферы и крутые виражи между окрашенными закатом в розовые тона облаками.

– Хелли, топливо на исходе, – лениво заметил Кинжал.

– Врешь, датчик выше среднего уровня!

– Откуда знаешь?

– Не дура, сама разобралась! Какого черта, Кайл?

– Мне было скучно, – ухмыляясь, произнес наемник, – а ты должна была ощутить наконец, что такое реальный бой. И хватит ныть – сама понимаешь, что я поступил правильно.

– Ненавижу! Как же сильно я тебя ненавижу, Кайл!

– Ты жива благодаря мне, – оборвал ее словоизлияния ниасе, – так что заткнулась и рули в академию.

Девушка проглотила и это, прекрасно понимая, что сейчас не время устраивать разборки с тем, благодаря которому она действительно осталась в живых… хоть и сложно было назвать это жизнью.

– Тренировки с тобой сегодня не будет? – направляя алгар вниз, поинтересовалась Хелл.

– Нет.

Больше она ни о чем не спрашивала. Приземлившись на территории Сада Обучения, наемница, не прощаясь, пошла готовиться к занятиям с Сайсиеном и обернулась только тогда, когда алгар снова взмыл вверх.

А ночью уставшая после тренировок с мастером девушка открыла дверь в их квартиру и с изумлением уставилась на маты, устилавшие пол.

– Заходи, Хелли, – Стилет перевязывал запястья эластичными бинтами, – на этот раз у нас всего три часа, так что давай поторопимся.

Вот с ним она была готова заниматься хоть сутки напролет, поэтому, крикнув на ходу: «Я сейчас!» – побежала переодеваться.

– Ты уже пришла? – окликнула ее Алекс. – Я с тобой, хочу посмотреть, как Стилет тебя натаскивать будет.

– Идем. – Хелл радостно улыбнулась. А когда они вышли в общую комнату, тихо попросила Беса: – Выключи свет.

– На разговоры нет времени. – Стилет подошел к наемнице, чуть встряхнул ее за плечи. – Мне нужно выработать у тебя навык уходить от атак режущими предметами, понимаешь?

– Понимаю. – Хелл отошла и прошептала: – Атакуй.

Стилет с доброй улыбкой достал… саблю. Тряхнув головой, чтобы хоть немного прогнать усталость, наемница сконцентрировалась на схватке.

Как бы ни хотелось Хелл отсрочить день первого спарринга, он все же наступил. В это утро не было сирены, собирающей всех на тренировочную площадку. Не было и торопливой беготни по лестницам и коридорам. Вся Академия наемников словно замерла в ожидании схваток.

– Хелли, – Стилет подошел, обнял девушку за плечи, – из наших на спарринг попал по жеребьевке еще и Бес. Но за него я не переживаю, а ты держись. Мы на арене будем и зайдем подбодрить тебя перед боем. Главное, верь в себя, ты молодец, ты у меня сильная.

Почему-то после этих слов захотелось прижаться к командиру, чтобы почувствовать себя хоть на миг защищенной. Стилет словно почувствовал ее состояние и, обняв за плечи, прошептал:

– Ты справишься, я знаю.

– Мне так страшно, – сдавленно ответила Хелл.

– Страх убивает разум, малышка, – Стилет погладил ее по спутанным волосам, – а тебе нужно выжить.

Наемница уже собиралась ответить, но дверь распахнулась, и послышался недовольный голос ниасе:

– Буренка, хватит Стилета вылизывать, шевели копытами!

Стилет дернулся, но Хелл остановила его, приложив палец к губам, и пошла к выходу.

Ниасе подождал, пока Хелл пройдет дальше по коридору, и тихо произнес:

– Слушай, ты, молодой волчара! Держись от моей девочки подальше!

Командир боевой пятерки подошел ближе, смерил старого наемника взглядом и промолчал. Кайл развернулся и направился за подопечной.

– Я поведу сам, – остановил он Хелл, которая уже собиралась сесть на место пилота, – а ты расслабься. Силы и удачи, кстати.

– Сила во мне, – машинально ответила девушка, не глядя на ниасе.

Алгар взмыл вверх, присоединяясь к десяткам летательных аппаратов, и понесся в сторону от города. Сотни алгаров, шакере, скуа, тамедес летели над пустыней, стремясь на кровавое представление. Хелл безразлично смотрела вперед. Вскоре в воздухе заискрились ограждающие силовые установки.

– Это Шрангарн, – спокойный голос Кайла вызвал у нее дрожь, – как тебе?

Девушка в странном оцепенении рассматривала полукруглую арену. Вокруг площадки для боев были выстроены ряды для зрителей. Рассматривая Шрангарн сверху, Хелли насчитала двенадцать ярусов и восемь входов.

– На Колизей похоже, – ответила девушка и вздрогнула, потому что в четырех сторонах этого сооружения вспыхнули огромные экраны, придав дополнительной фантастичности этому явно древнему сооружению.

– Прекрати дрожать, – с презрением приказал Кайл, – смотреть противно.

С этими словами ниасе направил алгар вниз. Уже через несколько минут они спрыгнули на песок. Мужчина подхватил огромную черную сумку, Хелл потащилась следом. Влившись в поток наемников, которые с особым интересом разглядывали девушку, прошли через один из широких входов. Хелли старалась не отставать. Переходы, спуски, подъемы… наконец они вышли в галерею с зарешеченными смотровыми окошками.

– Шрангарн рассчитан на двести тысяч человек, – начал пояснять Кайл, – для бойцов здесь четыреста комнат, в день больше семидесяти боев не бывает, но… иногда устраивают коллективные сражения. Например, при дележе спорного имущества.

– Это строили не наемники, – уверенно заявила Хелл.

– Тут ты права, – Кайл остановился возле одной из дверей и приветственно распахнул ее, – но к моменту заселения Трех Миров строителей этого шедевра уже не было на свете, так что наемники «перекроили» сооружение под собственные нужды. Давай переодеваться.

Кайл и на этот раз не изменил своей привычке готовить для нее одежду. Сначала он помог девушке облачиться в созданный Галаром корсет, затем выдал черное, очень удобное белье. Помог и с остальной одеждой, даже заплетать длинные волосы наемницы взялся сам. Последними ниасе выдал странные, закрытые мягкие туфельки-шенг на рифленой подошве.

– Для песка это лучшая обувь, – пояснил Кайл, собственноручно обувая подопечную, – некоторые пытаются форсить и надевают сапоги… такие долго не живут. Вставай!

Он активировал сенир. Хелл посмотрела на свой трехмерный образ. Черная облегающая майка без рукавов, черные обтягивающие брюки, широкий пояс. Волосы собраны в конский хвост, а затем уже заплетены в косу, на конце которой Кайл закрепил резинку с шипами. Черные эластичные бинты, словно браслеты, обхватывали запястья и голени, лишь тусклый серебряный кинжал в ножнах казался украшением костюма.

– И все равно ты выглядишь слабой и беззащитной, – констатировал покровитель, – словно девчонка на маскарад вырядилась. И… да… туалет вон там.

Хелл метнулась в санитарную комнату, почувствовав, как страх трансформируется в свои физические проявления, а когда вернулась, Кайл ждал ее с косметичкой в руках:

– Садись, малышка, буду делать из тебя красотку.

Сначала Кинжал подвел черной краской ее глаза, от чего в лице появилось нечто древнеегипетское. Затем начал выводить на плече что-то замысловатое.

– Это что? – поинтересовалась Хелл.

– Моя татуировка, а фактически твой знак принадлежности. Не дергайся. Ага, во-о-о-о-от так. Все, ты готова! Ну-ка, посмотри на меня. Моя красавица! Нет, Хелли, ты правда очень красивая… – И добавил с насмешкой: – Надеюсь, они тебя хоть за это пожалеют.

– Спас-сибо! – Наемница поднялась. – Мы идем?

– Дай пару минут. – Кайл начал поспешно раздеваться. – У меня сегодня тоже бой.

Хелл невольно разглядывала сильное, поджарое тело наемника, покрытое старыми и новыми шрамами. Кайл одевался быстро, затем также перетянул запястья и голени, нацепил черную майку.

– Почему у тебя кличка Кинжал? – неожиданно даже для себя спросила Хелл.

– Потому что в сражениях я использую в основном одно оружие. – Кайл вытащил из сумки перевязь с ножнами, закрепил на поясе, потом достал кинжал и бросил его девушке.

Хелл поймала, с восхищением стала рассматривать похожий на ее собственный, серебряный, покрытый рунами клинок.

– Когда я нашел их, они были в паре, – начал рассказывать ниасе, разрисовывая свое лицо, – оба находились в одном истлевшем скелете. Тогда я сразу понял, что один кинжал мужской, второй женский. Не знаю, кто был тот несчастный парняга метра так два с половиной в длину, но добила его явно какая-то парочка. Кто знает, возможно, они состояли в романтических отношениях. – Кайл подмигнул девушке. – В любом случае, второй кинжал больше двадцати лет лежал у меня, пока не появилась ты. Вот тебе я эту игрушку доверил с чистой совестью и не прогадал. Хотя… было желание забрать клинок обратно, когда выяснилось, что он с легкостью подрезает шкуру мстителя. Ну да ничего, уверен, ты мое доверие оправдаешь, следовательно…

В этот момент зашумели на трибунах, и окончание фразы Кайла потонуло в реве наемничьих глоток.

– Время, – поправив брюки, произнес ниасе, – твой бой будет пятым. Тахешесс, ты и так белокожая, а сейчас от страха совсем как самка пожирателя. Улыбнись, детка… эм, но во время боя не улыбайся, это делает зубы беззащитными. Хотя… без разницы – выбьют эти, другие поставим.

– Кайл, а кто такие пожиратели? – нервно спросила Хелл.

– Тебе этого лучше не знать, – белозубо усмехнулся наемник, еще недавно Хелл вздрагивала при виде его гнилого оскала. – А вообще у тебя кожа очень нежная, даже странно. На запястьях, когда бинтовал, венки были видны. Ну да ладно, ты у меня девочка хоть и нежная, зато отважная. Шевели копытами, Хелл.

Узкие коридоры, темные переходы… наконец, под рев толпы они вышли на крытую трибуну.

– Мы приветствуем знаменитого Кайла Кинжала и его протеже, наемницу без достижений, Хелл! – громко сообщил кто-то сверху, и трибуны взревели.

Взглянув на ближайший экран, девушка увидела свое изображение крупным планом. Она действительно выглядела хрупкой и беззащитной, особенно на фоне готовых к спаррингам наемников. Толпа ревела, ей что-то кричали, и самым безобидным было: «Вали к мамочке, крошка!»

– Ты популярна, – шепнул Кайл, – наслаждайся.

– Чем? – поинтересовалась Хелл.

– Да брось, – Кайл обнял ее за талию, – все девушки мечтают оказаться в центре внимания, и твоя мечта уже сбылась.

– Это не моя мечта.

На трибунах снова послышались приветственные крики, и комментатор возвестил:

– Дайт Мертвяк, командир легендарной команды «Мрак»!

Хелл невольно кивнула уже знакомому наемнику, и тот, широко улыбнувшись в ответ, прямиком направился к ним. Дайт также оделся в черное, но на воине были только брюки.

– Силы и удачи, Кайл, привет, Хелли, – поздоровался наемник, протягивая руку поочередно каждому. – Ну как ты, малышка, готова?

– А кто меня спрашивал. – Хелл улыбнулась.

– Я спрашиваю, – Дайт подмигнул ей, – разве этого мало?

– Готова она, – прекратил откровенный флирт Кайл, – ты уже глаз на мою девочку положил?

– Хочу ее в команду, – не стал скрывать Дайт. – Малышка с сюрпризами. Как ты допустил, чтобы у нее сегодня было три боя?

– Я не знал… что есть союзники, – прищурившись, ответил Кайл.

– Были  союзники, – с нажимом ответил Дайт, – но если передумаешь… я готов перекупить у тебя мелкую.

– Вот так и торгуют людьми, – вмешалась в разговор Хелл, не выдержав растущего напряжения, – у меня уже есть команда, прости, Дайт. Кайл, все нормально, я справлюсь.

Снова заревели трибуны, объявили Невроса и Беса. Хелл ожидала, что Бес подойдет к ней, но вместо этого громила возопил кому-то: «Дружище!!!» – и пошел здороваться с неизвестным, а потом еще с кем-то и еще, еще, в какой-то момент послышалось: «Прости, забыл!» – и снова продолжилось всемирное братание. Дайт стоял рядом с ними и с каким-то напряжением смотрел на Хелл, но девушка следила взглядом только за Бесом, ну и за входящими тоже. Прозвучало несколько незнакомых ей имен, среди которых было два женских, потом объявили Ская.

– Наемник Второго круга Скай! Кто знает этого парня, тот не будет с ним связываться!

Хелл невольно вздрогнула и резко отвернулась, потому что противник целенаправленно шел к ней.

– Не передумала? – поинтересовался Скай, едва оказавшись на расстоянии вытянутой руки от наемницы.

– О чем это он? – тут же спросил Кайл.

Пожав плечами, Хелл демонстративно отвернулась к арене и стала рассматривать зрителей. На первых двух ярусах сидели бывалые воины, что было заметно и по осанке, и по поведению, и по дорогой одежде. Эти наемники держались группами, у каждой группки имелся свой знак принадлежности, но больше всего привлекали внимание огромные мужчины со светлыми волосами и ярко-голубыми глазами, которые были видны даже с большого расстояния.

– Это ордэрцы, – заметив ее интерес, начал рассказывать Дайт, – милые ребята, если с ними не сталкиваться.

– Почему?

– Выходцы с Ордэра никогда не работают наемниками, они телохранители… одни из лучших телохранителей.

В этот момент двое ордэрцев поднялись, и Хелл оценила и их размеры, и легкость, с которой те передвигались.

– А почему у них глаза такие? То, что синие, даже отсюда заметно, – спросила девушка.

– У них глаза без белка, как у нас с тобой, только синее и зрачок. Зато зрение отменное, и приборы ночного видения им не нужны. Мой совет на будущее – не связывайся с ордэрцами.

– Почему?

Дайт усмехнулся, внимательно посмотрел на девушку и ответил:

– Ходят слухи, что ордэрцы сюда прилетают не только посмотреть бои, но и… ищут жен.

– Зачем? – искренне поразилась Хелл.

– Ну… чтобы иметь сильных сыновей, нужны сильные женщины. Посмотри на них – это процесс тысячелетнего отбора, как видишь, их система работает. По сути, троим нашим, даже принадлежащим к Третьему кругу, с трудом получится завалить одного ордэрца. Но у этих ребят еще и мозги имеются, в общем, мы не берем заказ, если объект охраняют эти парни.

– Понятно… – Хелл перевела взгляд на первый ярус, там сидели разряженные мужчины в окружении телохранителей и полуголых женщин. – А это кто?

– О-о-о, это наше руководство. Тридцать капитанов. Тот, на которого ты смотришь с таким отвращением, это Бархан, вон там Жнер, а мужчина, который сейчас тискает девчонку, – Рексар.

– А вот те? – Хелл указала на отдельную ложу, в которой неподвижно сидели четверо темноволосых и темнокожих мужчин.

– Это демоны, Хелл. Насколько я помню, там обычно сидят представители Первой Темной, но… даже не смотри в их сторону, не надо.

Наемница снова перевела взгляд на второй ярус, обратила внимание на группу с татуировками какого-то членистоногого на левом плече.

– А это?

– Команда «Архана», сейчас они и мы считаемся лучшими на Трех Мирах.

– А из них кто-то сражается сегодня?

– Да, – Дайт загадочно улыбнулся, – их командир Сабир Черный.

Внимательно посмотрев на наемника, Хелл невольно спросила:

– С тобой?

Склонившись к девушке, Дайт с улыбкой ответил:

– Ага, первый бой наш.

С этими словами командир «Мрака» направился к красному выходу, с другой стороны к черному выходу шел полуголый темноволосый мужчина с татуировкой этого самого неизвестного членистоногого на широкой спине. Оба командира, перед тем как ступить в проходы, ведущие к арене, остановились, с ухмылками осмотрели друг друга.

– Первый бой, – возвестил все тот же громкий голос, мгновенно угомонив трибуны, – Дайт Мертвяк и Сабир Черный. Решается вопрос о корабле «Сариди».

Только после этих слов оба командира шагнули каждый в свой проход.

– То есть они своих противников знают? – спросила Хелл у Кайла.

– Они – да, это же спорный бой. Остальные – нет. Ты вообще как?

– От страха живот болит, – призналась девушка и повернулась к арене.

Дайт и Сабир вышли с разных сторон, медленно, подчеркнуто неохотно направились навстречу друг другу, остановились метрах в пяти. Оба держались расслабленно, словно собрались поговорить.

– Смотри лучше на тассер… эм… экран, там все лучше видно будет, – прошептал Кайл.

Последовав совету наставника, Хелл посмотрела на ближайший экран и уже не смогла отвести от него взгляда. Люди на трибунах тоже молчали, поддавшись ощущению нарастающей опасности. Прозвучал высокий звук горна – бойцы даже не пошевелились. Раздался протяжный звон, заставивший все тело сжаться от дикого, нарастающего предчувствия опасности – и схватка началась!

Командиры метнулись друг к другу одновременно, взвились и закружились в едва различимых движениях напряженной схватки, заставляя песок взметаться и опадать, а толпу замирать от восторга и ожидания. Бой длился не более тридцати секунд, но уже завершился. Когда песок опал на землю, все увидели поверженного Сабира и придавившего противника коленом к песку Дайта – наемник приставил кинжал к шее проигравшего.

– Победа за Дайтом Мертвяком, – возвестил все тот же громкий голос, и трибуны взревели.

Дайт встал, протянул руку Сабиру, тот принял помощь. Первый бой оказался не только на удивление коротким, но и весьма мирным.

– Это спарринги, Хелл, – пояснил Кайл, – здесь растягивают удовольствие только в том случае, если противник заведомо слабее или если есть желание развлечься. В остальном схватки редко длятся дольше одной минуты.

Трибуны ревели, провожая участников первого боя. Едва арена освободилась, все приготовились приветствовать следующих борцов.

– Айра Смертница и Удав. Бой за вступление во Второй круг.

Удава Хелл знала хорошо, поэтому лишь скользнула по наемнику полным ненависти взглядом, а вот высокую накачанную женщину с мужеподобной фигурой рассматривала пристально. Словно почувствовав ее взгляд, Айра развернулась, с презрением посмотрела на наемницу и сплюнула, не скрывая своего отношения к ней.

– Не обращай внимания, – очень тихо сказал Кайл, – просто она считает, что тебе тут не место.

Судя по взглядам окружающих, так считали абсолютно все.

Противники подошли и остановились у входов – Айра возле красного, Удав возле черного. Огромный наемник, внезапно развернувшись, посмотрел на Хелл и громко крикнул:

– Хелли, сладенькая крошка, я посвящаю этот бой тебе. Смотри внимательно!

Наемница сузила от ярости глаза, но ничего не ответила.

– Молодец, – похвалил Кайл, – правильно реагируешь.

Повернувшись к арене, девушка ждала боя. Вскоре противники ступили на песок. Издали Айра казалась бы мужчиной, если бы ее грудь не закрывало бронированное нечто.

– Почему практически все сражаются с голым торсом? – спросила наемница.

– Говори уж проще – все, кроме нас. – Кайл усмехнулся. – Я так привык, у тебя есть что закрывать. А вообще в спарринге принято быть максимально открытым.

Вновь прозвучали высокий звук, привлекающий внимание, заставляющий сконцентрироваться на участниках боя, и вслед за ним звенящий, приказывающий атаковать. Айра начала бой первая, с палашом в руках бросилась на противника: замах с плеча, удар и… падение на песок. Удав с удивительной для человека его комплекции легкостью увернулся и нанес удар локтем в спину, затем ускорил падение противницы собственным весом, а вот подняться уже не дал. Хелл не знала, как тут устроена звукопередача, но она отчетливо услышала и хруст сломанной руки, и рев обезумевшей от боли Айры.

– Хелли, ты смотришь? – негромко поинтересовался Удав, но его голос тоже был всем отчетливо слышен.

Айра силилась подняться, провела несколько контрприемов, но ее противник с легкостью блокировал их, а затем раздался хруст кости второй сломанной руки, и наемник соскочил с рычащей от боли женщины. Закусив губу, Хелл смотрела, как наемница поднимается с песка с повисшими, словно плети, руками. Да, Удав определенно издевался и не скрывал этого.

– Почему бой не прекратят? – хрипло спросила девушка.

– Не по правилам. – Кайл задумчиво смотрел на подопечную. – А вот отказаться от схватки до ее начала можно. Возле черного и красного входов есть третий, белый, видишь? – Хелл оглянулась, узрела отдельный выход. – Вот туда обычно входят наемники, которые отказываются от боя.

– А последствия?

– Ну возобновить обучение сможешь только через два года. Впрочем… а что такое два года в твоем-то возрасте, может, подумаешь?

Хелл снова посмотрела на арену и тут же отвернулась – Удав не просто добивал, он раздел наемницу и сейчас откровенно издевался над ней.

– Мразь! – прошептала девушка сквозь зубы.

– Да-а-а, – Кайл усмехнулся, – а вот теперь смотреть не советую.

Она и не стала, хотя слышала, как ревут трибуны, подбадривая Удава, как ломаются кости не смеющей просить пощады женщины.

– Слушай, мелкая, – подозрительно бодреньким голосом начал Кайл, – а давай-ка ты на два года возьмешь тайм-аут? Что-то я подзабыл, как тут к женщинам относятся, а?

– Я подумаю. – Хелл подняла голову и только прерывисто задышала, увидев, как служители уносят искалеченный труп, а Удав демонстративно поправляет брюки.

– Победа за наемником Второго круга Удавом!

Снова послышался рев трибун, потом объявили новых участников:

– Кайл Кинжал и Тан Беркут, бой за вступление в Третий круг в обход обучения.

Ее ниасе наклонился, чмокнул девушку в губы со словами: «На удачу» – и с самодовольной ухмылкой направился к черному выходу. С другой стороны к красному двигалось мутантное существо раза в три больше Кайла.

– У Кайла Кинжала ни одного поражения, – сообщил внезапно оказавшийся рядом Бес, – за него не переживай.

– А за себя? – Хелл улыбнулась другу, невольно подошла к нему ближе, что отметили все окружающие.

– За себя можешь, – Бес погладил ее по щеке, – но если Стилет сказал, что справишься, значит, справишься. Тут без вариантов. Хелли, ты прижалась ко мне, как испуганный ребенок.

Она и сама не заметила, что спряталась за Беса от недобрых взглядов, прижалась всем телом к этому доброму громиле. Отходить от него желания не было.

Бой Кайла и Тана Беркута длился меньше минуты – едва раздался второй сигнал, ниасе разбежался, подпрыгнул и нанес удар в шею. Наемник повалился на песок, и голос объявил:

– Победа за Кайлом Кинжалом!

Ниасе нашел глазами Хелл, весело помахал ей рукой и, подняв без усилия своего бессознательного противника, перекинул его через плечо, а затем покинул арену.

Четвертым шел бой незнакомых наемников, он также завершился за минуту, обошлось без членовредительства. Противники даже ушли с арены в обнимку. А затем голос ведущего возвестил:

– Наемница Хелл и наемник Урбан, бой за вступление в Первый круг.

И девушка с ужасом поняла, что не хочет никуда идти! Не хочет этого сражения, не хочет топтать песок, на котором не раз убивали! Ничего не хочет!

– Хелли, – Бес обнял ее, – ты дрожишь, малышка… Хелл…

Она действительно дрожала всем телом, и от страха, и от отвращения ко всей этой ситуации. Наемница уже хотела выбрать белый выход, когда раздалось насмешливое:

– Так это мне такая крошка досталась?! Я счастливчик! Эй, кончай трепыхаться, у нас с тобой намечаются дела поинтереснее.

В том, кто это кричит, Хелл даже не сомневалась. Судорожно вздохнув и не обращая внимания ни на кого вокруг, она направилась к черному выходу. Встала, попыталась вспомнить показанный Джаем бой и взглянула на застывшего рядом Урбана. По росту Хелл доставала ему до подбородка, а вот по комплекции… Страх сковал душу, дыхание она уже практически не контролировала.

– Какой подарочек судьбы, – Урбан подмигнул, – и не надейся, что это будет быстро, крошка.

Кивнув, потому что не имелось сил ему ответить, Хелл уверенно шагнула в проход. Вместо пола здесь было что-то наподобие эскалатора, он стремительно двигался, неся наемницу по темному коридору. Вперед, вверх, поворот вправо и вниз. Удержаться на этой ленте она смогла только благодаря тренировкам Руслана и искренне обрадовалась, едва движение прекратилось у небольшой двери, где ее уже ждали.

– Хелли, удачи, малышка. – Джай обнял ее первым.

– Контролируй ситуацию. – Руслан тоже обнимал ученицу, но попутно еще и проверил, не туго ли перетянуты запястья, поправил перевязь с кинжалом. – И помни, бегать можно, места там много.

– Мелкая. – Последним из ее неожиданных провожатых оказался Стилет. Крепко обняв девчушку, он зашептал на ухо: – У Урбана будет немного нарушена координация. Выпил он всего глоток, но Дейв пообещал, что это поможет. Никому не трепись, поняла?

Хелл растроганно кивнула, Стилет обнял ее снова, зашептал:

– А у Торреса повреждена рука… так получилось случайно. Он во время нападения будет чуть морщиться от боли, ну да об этом потом. Все, соберись, мелкая. На трибуны внимания не обращай, концентрируйся только на противнике. Я в тебя верю, слышишь?

– Слышу, – сдавленно ответила Хелл, – спасибо.

– Топай уже. – Руслан чуть подтолкнул ее к двери.

Стилет и Джай улыбнулись разом, стараясь приободрить, и наемница шагнула к арене.

В первую секунду солнце ослепило. Хелл остановилась, пытаясь привыкнуть к яркому свету, и тут началось:

– Э-э-э, что за шутки?

– Крошка, ты дверями ошиблась!

– Какой гад девку выпустил?

– Уберите ребенка с арены!

– Для таких существуют другие арены, уберите девчонку!

И еще много других криков, но она мнение зрителей решительно проигнорировала. Стиснула зубы, глубоко вздохнула и, уверенно шагая по песку, направилась навстречу сопернику. А с трибун продолжали орать разное – от пожеланий свернуть голову тому кретину, который этот суповой набор решился назвать наемницей, до откровенно завистливых фраз, адресованных Урбану.

– Наемники, вы совсем одурели! – раздался вдруг зычный крик. Хелл невольно повернула голову и встретилась взглядом с синими без белков глазами одного из ордэрцев.

Телохранитель ответил ей гневным:

– Поворачивай назад, скарити тупорылая! Дерьмо дерсенга! Поворачивай, дура! У тебя ни одного шанса!

Невольно улыбнувшись, Хелл остановилась метрах в пяти от сияющего Урбана, потом улыбнулась шире, внезапно ощутив, что страх исчез. Девушка смотрела на своего противника. Казалось, что мир сузился и существуют только она  и враг .

– Раздевайся, детка, – ласково посоветовал наемник, – и тогда я сделаю тебе не очень больно, сладенькая.

– Спасибо, предпочитаю мужской стриптиз. – Она дошла до предела страха, за которым начиналось ледяное спокойствие.

После этих ее слов трибуны затихли. Хелл стояла спокойно, не сводя внимательных глаз с противника, и ожидала его действий.

– Ты красивая, – неожиданно произнес Урбан, – но какая из тебя, к демонам, наемница?

– Ты и выяснишь, – Хелл продолжала улыбаться, – о результатах доложишь.

Леденящий кровь звук горна на этот раз прозвучал особенно громко, потому что на трибунах и так была мертвая тишина. Невольно девушка начала отсчитывать удары сердца, на счет «шесть» раздался звенящий звук. Схватка началась, но противники не пошевелились.

– Дамы первые. – Ее враг был уверен в победе.

– Боишься? – усмехнувшись, спросила Хелл.

– А и действительно, за каким ранином откладывать удовольствие?

И Урбан начал атаку! Рывок – она еле увернулась от нацеленного удара в шею, отскочила в сторону, снова замерла, ожидая нападения.

– Неплохо, – улыбка не сходила с его рожи, – но слишком медленно… для меня.

Удар в живот, сильный, быстрый, неотвратимый, и девушка поняла, что летит в сторону, едва успела сгруппироваться, чтобы падение на спину не стало фатальным.

На трибунах началось что-то дикое, все орали, большинство зрителей подскочили. Какой-то мужик, почему-то ей показалось, что это ордэрец, спрыгнул на арену, но его тут же остановили двое устремившихся вслед за ним. Правда, с арены они не ушли, так и замерли в ожидании.

– Та-а-ак, полежали, и будет, – сама себе сказала наемница и осеклась, вспомнив, как отчетливо слышен тут каждый звук.

И действительно, все затихли, а Хелл, мысленно, но искренне поблагодарив Галара, встала на ноги. Радовало, что Урбан не решился сразу ее добить, с другой стороны, и так было ясно, что он собирается продлить развлечение.

Наемница сделала пару глубоких вдохов, проверяя, не сломаны ли ребра, но благодаря корсету все было цело и ничего, кроме бедра, не болело.

– Поиграем, – прошептала Хелл и ринулась в атаку.

Выглядело это, наверное, смешно, потому что, снова отправив ее на песок, Урбан откровенно заржал. Она поднялась, прекрасно понимая, что вести бой по правилам не получится, и достала кинжал.

– О-о-о, смотри, пальчик не порежь, – порекомендовал наемник, спокойно направившись к Хелл, – а то вава будет.

– Слушай ты, мелкая, – раздался голос с трибуны, – топай сюда, я тебе защиту гарантирую!

Повернувшись на голос, узрела одного из капитанов, который теперь не сидел, а стоял, держась за ограду.

– С-с-спасибо, – ответила девушка, – я подумаю.

– Да что тут думать, – это уже прокричал другой облеченный властью, – прекращайте публичное издевательство над бабой! Крошка, тебя из какого дома развлечений выпустили?

– Оргени, угомонись. – Капитана Рексара она помнила, а вот его голос услышала в первый раз. – Это шлюха Кайла, если ты не знал, так что пусть с девчонкой разберутся!

На трибунах снова послышались крики, у Урбана оскал стал раза в два шире, и Хелл поняла, что игры закончились. Она была не в курсе, какие счеты у ее противника и Кайла, но, похоже, платить по счетам выпало именно ей. Наемник начал с удара ногой, Хелл увернулась и с трудом успела блокировать направленный к шее удар. Ее учителя в такие моменты делали передышку, а Урбан провел подсечку, видимо, все же планируя поразвлечься. Хелл упала, но на долю секунды раньше, чем наемник навалился на нее, сделала стойку на руках и, хотя ей пришлось оставить кинжал в песке, сумела подняться. И вот они снова стояли, готовые атаковать и защищаться, а на трибунах была такая тишина, что Хелл слышала биение собственного сердца.

Снова последовала атака Урбана. Хелл уклонилась, ища возможности атаковать наемника, но не нашла бреши в его обороне. Его удар – она отступает, бросок – и ей приходится падать на песок, перекатываться, вновь вскакивать на ноги. Да, они тренировались со Стилетом, но там все было не так, там она имела право на ошибку, а здесь нет. И все же ошиблась, ошиблась, когда повелась на фальшбросок и угодила в захват Оссара. Вскрикнула от боли, когда Урбан одной рукой обхватил ее шею, прижал голову к себе так, чтобы не было возможности атаковать, а вторая рука блокировала ее собственные ладони. Это был конец!

– Эй, Рексар, как ты хочешь, чтобы я развлекся с малышкой? – насмешливо поинтересовался Урбан.

Ей оставалось только скрипеть зубами от злости и смотреть на ухмыляющегося одноглазого капитана из Совета Тридцати. Хелл могла даже сейчас провести контрприем, как учил Сайсиен, но впереди было еще два боя, и она не имела права раскрывать свой потенциал. Могла перейти в боевой транс, но… понимала, что этот козырь в первой схватке использовать глупо, а ублюдок сейчас явно пялился на Рексара, уже предвкушая удовольствие. И тут она осознала – он ведь пялится на пирата! Смотрит на того неотрывно! «Смотри, – зло подумала Хелл и бросила быстрый взгляд на песок, – смотри на него, Урбан, о-о-очень внимательно… это будет последнее, что ты увидишь!» Резкое движение ногой – и в лицо наемника полетели тысячи песчинок, сама Хелл отчаянно зажмурилась.

– Тварь! – послышался вопль Урбана, он невольно ослабил захват.

Этого хватило, чтобы мгновенно присесть и откатиться в сторону. О да, ее противник отчаянно тер глаза одной рукой, а второй шарил перед собой. Хелл с ухмылкой обошла его по дуге, нашла свой кинжал и вернулась. К этому моменту наемник уже частично проморгался, и его слезящиеся красные глаза начали сносно различать окружающее пространство.

– Ты готов? – лениво поинтересовалась Хелл.

– Ты!..

– Что бы ты сейчас мне ни сказал, – наемница улыбнулась шире, – тебе это уже не поможет.

«В схватке самое главное – это уметь перехватить инициативу, – говорил ей Сайсиен, и сейчас Хелл поняла, насколько правильными были его слова. Последовали фальшатака кинжалом, а затем отработанный со Стилетом прием – и от ее удара ногами Урбан упал на песок. Хелл больше не намерена была затягивать бой. Метнувшись, она придавила наемника коленом и прижала кинжал к его артерии.

– Я не хочу тебя убивать, – спокойно произнесла девушка, – ты признаешь поражение?

Урбан смотрел полными ярости красными слезящимися глазами, потом послышалось его гневное:

– Да!

Мертвую тишину нарушил все тот же голос комментатора:

– Победа за наемницей Хелл! Переход в Первый круг!

Вот теперь трибуны взревели! Это было нечто! Злость, восхищение, недоверие – все смешалось в криках толпы. Ощущение окрыляющей победы передалось наемнице, и, уже улыбаясь, она негромко сказала:

– Глаза сейчас не растирай, лучше иди и сразу промой, – посоветовала, поднялась и протянула своему поверженному противнику руку.

Он несколько недоверчиво принял неожиданную помощь, но, к счастью для Хелл, поднялся сам, прекрасно понимая, что, несмотря на одержанную победу, девушка слабее его. Подмигнув парню, наемница направилась к своему выходу.

Трибуны скандировали ее имя, восхищенные взгляды ордэрцев, мимо которых она спокойно прошествовала, усилили эйфорию, и даже демоны, замотанные в черные плащи, чуть поклонились в знак уважения. Совсем чуть-чуть, но она заметила и невольно улыбнулась, уже не скрывая своих эмоций. По толпе пронесся какой-то судорожный вздох, и, взглянув на один из экранов, Хелл узрела свою довольную и счастливую улыбающуюся рожицу крупным планом. А неплохо так Кайл ей глаза подвел, симпатично смотрится.

«Черт, – выругалась про себя Хелл и перестала улыбаться, – это чисто бабское желание всем нравиться ничем не убьешь!»

Открыв двери, она тут же попала в крепкие объятия Стилета. Командир ничего не сказал, но слов и не требовалось.

Стилет уверенно повел ее в боковой выход, и вскоре Хелл очутилась на трибуне Академии наемников. Ласково улыбнулся Сайсиен, дружески ткнул в плечо Руслан, бледный Джай не скрывал радости, Адыр хмыкнул и отвернулся, еще четверо преподавателей, которых она не знала, с интересом разглядывали девушку. Сайсиен жестом приказал сесть рядом.

– Зверек, ты умничка, – ласково произнес Великий Учитель, – а что у тебя на талии?

– К чему вопрос? – поинтересовалась Хелл, ища взглядом Кайла.

– Тебе нанесли удар в живот такой силы, что должны быть сломаны ребра, – невозмутимо произнес Сайсиен.

Хелл невольно улыбнулась и поняла, что за вопросом скрывалась тревога учителя.

– Там корсет, Галар сделал. Потрясающая вещь. А где Кайл?

Сайсиен чуть подался вперед, взглянул на Стилета и укоризненно покачал головой.

– Как дети… – задумчиво произнес Великий.

Проследив за взглядом учителя, Хелл успела заметить хитрую усмешку на губах командира и его еле сдерживаемый смех. Причина веселья показалась на трибуне через секунду, очень недобро взглянула на капитана боевой пятерки и приказала:

– Хелл, ко мне!

Проходя мимо Стилета, наемница взяла его руку, он легонько сжал ее пальцы в ответ.

– Молодец, – Кайл хвалил, и это само по себе было приятно и неожиданно, – хотя в какой-то момент я испугался. Но ты молодец и потенциал свой не раскрыла.

– И даже уже не корова? – не сдержалась от шпильки девушка.

– Корова! – Кайл посторонился, давая ей возможность войти в ту самую комнату, в которой они переодевались перед боем. – Туалет там, душ вот за этой дверью. Поторопись.

– А душ зачем? – не поняла девушка.

– Живо! – рыкнул ниасе. – Объяснять потом буду. Воду делаешь сначала теплой, потом ледяной, и без вопросов!

Она принялась раздеваться, не глядя на наемника, затем, завернувшись в полотенце, отправилась в душ. Когда вернулась, ей молча указали на дверь в туалет. Опять войдя в комнату, Хелл не увидела ниасе, но по шуму льющейся воды поняла, что тот моется. На стуле был разложен новый комплект белья и одежды. Недоуменно пожав плечами, Хелл начала одеваться. Выйдя из душа, Кайл помог ей зафиксировать корсет, затем принялся перебинтовывать ее запястья.

– Слушай внимательно, – добинтовывая правую руку, начал наставник, – Урбан наемник Первого круга, поэтому ты справилась легко. Он играл с тобой, больше такого не повторится, учти! Игры кончились, на публику выставляться уже никто не станет, а у тебя еще два боя. Сейчас начнется поединок за право вступления во Второй круг, а затем будет схватка за право продолжать обучение в академии.

– А зачем переодеваться? – не удержавшись, спросила Хелл.

И пожалела об этом, когда Кайл поднял на нее свои странные сине-голубые глаза, взгляд его выражал не слишком лицеприятное мнение об умственных способностях подопечной.

– Хелл, ты сейчас чувствуешь себя отдохнувшей?

– Ну… вообще-то да.

– Тогда к чему вопрос?

– Прости, Кайл.

В двери постучали, и Хелли была благодарна невольному спасителю.

– От молодца ты, девка! – Галар, на этот раз в сером костюме и причесанный, ввалился в комнату. – Кайл, ты красава!

– Силы и удачи, – поздоровалась наемница, – и моя искренняя благодарность за корсет.

– Расслабься, детка. – Мастер бесцеремонно подошел, задрал ее майку и начал проверять крепления на корсете. – Я тебе еще два таких сделаю, но уже усовершенствованных и с различными отделениями. Тебе понравится.

– Эй, отвали, жертва публичного дома, – осадил друга Кайл, – я уже все проверил.

– Посмотрел сам, дай посмотреть другим, – ничуть не обиделся Галар. – В тот публичный дом, где я был жертвой, тебя на порог не пустили, как юнца безденежного. Так, детка, тут не жмет?

Хелл, улыбающаяся из-за их шутливой перепалки, отрицательно покачала головой.

– В том публичном доме, куда меня юнцом не пустили, твою бабку имели по кругу, – парировал Кайл, усадил Хелл на стул и начал снова подводить глаза широкой черной линией.

– В тот день, когда мою бабку пустили по кругу, твой папашка ранина развлекал, старый ты хрыч! Хелл, малышка, ну-ка сделай глубокий вдох, ага, вот так. – И мастер, опустившись на колени, снова что-то поправил в конструкции.

– Когда мой папашка ранину глазки строил, твой под ним уже вовсю стонал! Хелл, плечо, и не дергайся. Во-о-от, подновил, отлично. Обувайся.

Туфли тоже были новыми, но как раз за это девушка была благодарна, так как в прежних после схватки остался песок.

– Мы на хартар, ты с нами? – обратился наемник к мастеру.

– Ты же в курсе того, что нельзя. – Галар улыбнулся Хелл. – Держись, мелкая, ты сегодня звезда дня.

– Я заметила, – девушка улыбнулась в ответ, – только так и не врубилась, за что мне столько внимания.

– Ты Айру видела? – спокойно спросил Кайл. Хелл кивнула, и ниасе продолжил: – Вот она выглядела как наемница. Алекс твоя, несмотря на миленькую мордочку, тоже наемница, это и по походке и по мускулатуре заметно, а ты больше на дорогую шлюху тянешь. Поняла?

– Нет…

– Значит, тупая, в чем я даже не сомневался. Шевели копытами, недоразумение. – Кайл бесцеремонно толкнул ее к двери и, уже обращаясь к Галару, сказал: – Далеко не уходи, ты мне будешь нужен.

Снова показалась знакомая черная трибуна с наемниками, количество которых заметно поубавилось. Хелл посмотрела на арену, вздрогнула и тут же отвернулась. Поискала глазами Торреса, тот стоял и как-то невесело разглядывал свою правую руку, а вот Скай в упор глядел на девушку, и это нервировало.

– Что же ты не смотришь? – спокойно произнес Кайл. – Там друган твой.

Бес! Хелл мгновенно повернулась к арене, постаралась рассмотреть сражающихся. В клубке пыли она не сразу увидела мощное тело товарища, но вдруг послышался хруст, и довольно ухмыляющийся Бес спокойно поднялся.

– Победа за наемником Второго круга Бесом.

Раздался очередной рев трибун, и приятель покинул арену. Противник Беса встал с песка, сплюнул и тоже ушел. В наступившей тишине прозвучал все тот же голос комментатора:

– Наемница Первого круга Хелл и наемник Второго круга Торрес. Бой за вступление во Второй круг!

Нервно сглотнув, Хелл посмотрела на Кайла, встретилась с его спокойным, чуть испытывающим взглядом, и вопрос: «Почему опять я?» – так и не слетел с губ.

– Белый выход во-о-он там, – с усмешкой произнес ее ниасе, – выбор за тобой!

– Страшно… – прошептала Хелл, – очень… Он голову сносит…

– Откуда ты знаешь? – поинтересовался Кайл, затем плавным движением обнял ее и прошептал: – У придурка левая нога ранена! Случайно…

«И правая рука, – подумала наемница, – тоже случайно… Но при этом калекой по сравнению с ним выгляжу я».

Стараясь ни на кого не смотреть, девушка направилась к черному входу. Торрес встал справа, у красного входа, и напряженно рассматривал ее. Глубоко вдохнув, Хелл шагнула в темноту, понеслась, подхваченная странной движущейся лентой, чтобы через несколько мгновений спрыгнуть с нее у выхода на арену. На этот раз Стилета не было, и сердце испуганно сжалось. Не хватало напутствия от единственного человека на Трех Мирах, который действительно переживал за нее.

Яркий солнечный свет ослепил, как и в первый раз. Остановившись на то мгновение, пока глаза привыкали к освещению, Хелл уверенно двинулась вперед. В голове звучала странная мелодия, и все же на этот бой она шла с какой-то обреченностью. Снова послышались крики на трибунах, орали что-то по поводу нарушения правил. Увидев мерзкую улыбочку Рексара, с которой тот воспринял обвинения, Хелл поняла, что ей снова придется отвечать за своего ниасе.

Она остановилась в семи метрах от Торреса. Этого противника девушка опасалась значительно больше, чем Урбана. Торрес взглянул на ее плечо с меткой Кайла, поднял голову, поискал глазами старого наемника и усмехнулся.

– Чисто из любопытства, – внезапно спросила Хелл, – а тебе он что сделал-то?

Лицо Торреса исказила такая ненависть, что Хелл тут же пожалела о своем вопросе. Зато на экране крупным планом показали самодовольную рожу Кайла – умел ее покровитель наживать врагов.

Леденящий кровь звук горна прозвучал глухо, его заглушил шум на трибунах. Хелл взглянула на экран и поняла, что сейчас ее очередь находиться в центре внимания, потому что показывали только ее, затем экран разделился на две части, и крупным планом продемонстрировали обоих противников. Девушка снова начала отсчитывать удары сердца – на счете «шесть» раздался звенящий звук.

Торрес метнулся к ней первым, занес руку для удара, но… невольно скривился от боли, а Хелл помнила о предупреждении Стилета и ловко уклонилась от лезвия. Наемник сгруппировался и рывком нанес ей удар… в сердце! Он был быстрее, намного быстрее, и когда сверкающее лезвие, зажатое между костяшками пальцев Торреса, ударило в грудь, Хелл не смогла уйти от удара, только максимально отклонилась назад.

На трибунах стало тихо, победный взгляд Торреса и боль в груди смешались в одно целое, и разозлившаяся Хелл нанесла удар по левому бедру наемника. Рев толпы и рев противника слились, Торрес упал на одно колено, он не сводил полных ярости глаз с девушки. Очень медленно Хелл приложила руку к порезанной на груди майке и с каким-то удивлением посмотрела на свою кровь.

Усмехнувшись, достала кинжал, отрезала часть майки, кусок ткани затолкала в лифчик, надеясь, что так не будет отвлекаться на капающую кровь. О степени повреждений думать не хотелось. А на трибунах все так же молчали, и Хелл знала почему – по идее она должна упасть мертвой.

Но протеже Кайла Кинжала встала в боевую стойку, зажала в правой руке кинжал, послышалось ее полное ярости:

– Поднимайся!

– Тупая скарити! – заорал кто-то с трибуны.

– Эй, мелкая, это ты зря!

– Торрес, добей ее!

– Девка, вали оттуда, Торрес, когда злой, он жестокий!

И она услышала еще много-много других криков. А наемник поднялся с песка, с жестокой ухмылкой посмотрел на нее, затем… Этот ублюдок тоже имел парочку козырей, и Хелл перестала дышать, когда лезвия сверкнули в обеих его руках, и они увеличивались, пока не достигли размеров ее кинжала. Вот только кинжал не давал и пятой части тех преимуществ, которые имели два лезвия, словно бы служившие продолжением рук противника. С другой стороны, в этом был свой недостаток.

– Как тебе сюрприз, детка? – поинтересовался наемник.

– Возбуждает, – хмуро ответила Хелл, уже раздумывая над тем, что побегать придется.

Торрес кивнул и смазанной тенью бросился к ней. Помянув добрым словом Руслана, Хелли развернулась и, петляя, бросилась наутек. Вот теперь на трибунах орали, свистели, вопили, ругались и подбадривали одновременно. Грохот не позволял ей слышать шорох от перемещений противника, но она словно чувствовала, где тот находится. А еще очень сильно отвлекала боль в груди, хотя наемница старалась ее не замечать.

Добежала до стены, инстинктивно присела и услышала рев над головой. О да! Откатившись в сторону, резко поднялась, с усмешкой посмотрела, как Торрес вопит, потрясая собственной искалеченной рукой, которой так неразумно полоснул по стене, надеясь добить наемницу.

– Расчетливая стерва! – выругался парень.

– А ты думал, что бег по песку – это мое любимое развлечение? – поинтересовалась Хелл.

– Нет, но гарантирую, что оно будет для тебя последним!

Он быстро оклемался, но Хелл уже начала дышать чаще, заставляя тело перейти в состояние боевого транса, мир вокруг замедлился. Совсем немного времени, но ей хватило, и самое главное – боль теперь не имела значения.

Торрес снова бросился в атаку, разъяренный, как бык. Девушке пришлось отступать шаг за шагом, блокируя кинжалом те удары, от которых она не могла увернуться, и надеясь, что не споткнется.

Надежда подло скончалась, когда Хелл все же повалилась на песок, блокировала его удар левой, но лезвие в правой руке резануло по бедру.

– Твою мать! – Она с трудом поднялась.

Но на жалость к самой себе времени не было, и, перехватывая кинжал нижним хватом, Хелл коленом нанесла удар по больной ноге наемника, а когда тот, хрипя от боли, повалился, подбородком ударила его в предплечье.

Удар выглядел случайным, но она знала, что делает, и следующий удар нанесла уже кинжалом – в шею наемника, временно не имевшего возможности сопротивляться.

Торрес захрипел, вздрогнул и обмяк. Его падение сопровождалось постепенным затиханием толпы. Не в силах удержаться, Хелл опустилась на колени, стараясь не свалиться на поверженного противника. Трибуны напряженно умолкли.

– Скотство, к демонам! – выругалась Хелли, но вспомнила про сидящих на трибуне представителей Первой Темной империи и тут же исправилась: – Ой, это я не вам, вы не думайте!

Совершив невероятное усилие, с трудом поднялась и с ужасом взглянула на мокрую от крови майку. Тошнота подступила к горлу… Девушка вспомнила о кинжале, торчащем в горле Торреса. Медленно подошла, прикоснулась к его шее, поняла, что наемник еще дышит…

– Добей его! – Крик явно принадлежал Кайлу, но… Хелл не смогла подчиниться. Не в этот раз.

С трудом перевернула противника на спину, размотала бинт с собственной руки и, резко выдернув кинжал, перевязала рану Торреса. Затем выкрикнула:

– Эй, у вас тут медпомощь вообще есть? Или вы его на песке сдыхать оставите?

В оглушающей, напряженной тишине послышался голос комментатора:

– Победа за наемницей Второго круга Хелл.

Стояла тишина, никто не кричал и не поздравлял победительницу, все словно чего-то ждали. Открылись боковые двери, появились люди в светло-зеленых просторных костюмах. Торреса подняли на носилки, самостоятельно летевшие над песком, и утащили в тот самый боковой проход. Невольно проследив взглядом за поверженным противником, Хелл устало выругалась, когда бедро стрельнуло болью, и, прихрамывая, направилась к своему выходу.

И толпа взревела! Яростно, зло и в то же время восхищенно. Ее поздравляли, ее приглашали куда-то что-то праздновать, наемники из академии радостно скандировали «Хелли!», а девушка устало брела к своему выходу, надеясь, что не упадет по дороге. Она и не упала, не упала, пока за спиной не закрылась дверь и руки Стилета не обхватили ее плечи. И вот после этого наемница потеряла сознание.

Из сладкого состояния полубессознательности ее вывели резкий удар по щеке и грозный окрик Кайла:

– Очнись, корова! Впереди еще бой.

Хелл попыталась ответить, но из горла вырвался только хрип. Потом стало очень больно, и она невольно дернулась.

– А вот дергаться как раз и не нужно, вот-вот, потерпи, уже почти все. – Открыв глаза, девушка увидела мутные очки Станисласа. – Привет, Хелли. Еще мгновение, и сможешь бегать. Теперь все.

– Воды, – вместо благодарности простонала наемница.

– Да без проблем, – ответил Кайл и подхватил ее на руки.

Через секунду под ледяным душем у нее появился шанс и напиться, и захлебнуться, и вообще.

– Да чтоб тебя черти разодрали! Да чтобы дерсенг закусил тобой после боя и выплюнул в кучу дерьма! Да чтобы…

– Слушай, Хелл, – Кайл бесцеремонно стягивал с нее и остатки майки и нижнее белье, – ты откуда такие слова знаешь, а?

Прикрывшись руками, Хелл мрачно выдала:

– Пошел вон!

Усмехнувшись, ниасе оставил девушку одну, но напоследок сделал воду еще холоднее.

– Да тебя мама головой вниз с горы роняла! – крикнула ему Хелл, пытаясь набрать на панели код, чтобы сделать воду теплее.

Какое там! Душ словно заклинило.

– Хелл, прикройся, я войду, – послышался голос Стилета.

– Входи. – Она повернулась спиной к двери, печально уставившись на мокрые и грязные брюки.

Вода стала теплее, она обернулась и улыбнулась с благодарностью своему командиру, Стилет вышел.

– Хелл, – теперь у двери снова орал Кайл, – тебе с корсетом и брюками помочь?

– Да пошел ты… к ранину на ночь!

– Ну-ну, – сквозь смех ответил ниасе, – у тебя минута!

Стоя под струями воды, она с грустью рассматривала два тонких шрама на груди и бедре. Это были ее первые шрамы, и наемница очень хотела знать, каким образом раны так быстро залечили.

– Минута прошла!

Кайл бесцеремонно ввалился в душевую. Выключил воду, швырнул в подопечную полотенце и демонстративно отвернулся.

– Время, Хелл. Ты и так отдохнула. Еще бой впереди.

Очень-очень сильно пытаясь сдержаться, Хелл вытерлась и едва успела поймать брошенное в нее нижнее белье, прежде чем вещи упали на мокрый пол. Через тридцать секунд прозвучало ленивое:

– Ты уже все? Пошли давай!

Когда они вернулись в комнату, там были Галар и Стилет. Командир боевой пятерки благородно отвернулся, пока девушка одевалась в третий комплект одежды, зато Галар себе в удовольствии не отказал, да и корсет надевал на нее сам.

– Потом сделаю так, чтобы защита была до шеи, – сказал мастер, фиксируя конструкцию.

– Я и так только благодаря корсету жива. – Хелл улыбнулась.

– Ключевое слово «еще»! – Кайл перебинтовывал ее запястья. – На этот раз постарайся быть осмотрительнее.

– Постараюсь. – Девушка невольно взглянула на Стилета.

Кайл проследил за ее взглядом, сплюнул в сторону наемника и недружелюбно поинтересовался:

– А ты что здесь забыл?

– Стриптиз бесплатный, – мрачно ответил Стилет.

Галар согнулся от хохота, каким-то образом совместив это с защелкиванием очередной застежки, Кайл чертыхнулся, но отвечать не стал. А Хелл снова выдержала весь процесс с косметикой и внушительный тычок в спину, последовавший, когда с одеванием было покончено.

– Хелл… – Стилет остановил девушку, развернул так, чтобы закрыть от Кайла, и тихо произнес: – Алекс так и не смогла узнать его мелодию. Придется тебе действовать самой. Ты молодец, идеально сражалась, но Скай… сама знаешь! Мы с тобой так и не успели отработать приемы, поэтому вспомни, что показал тебе Джай. И знай – я в тебя верю!

Она кивнула и вышла в коридор. Впереди ожидали уже знакомые переходы, крытая площадка для готовящихся к бою, на ней – всего трое наемников…

– Кто из них твой? – задумчиво спросил Кайл. – Ты же явно в курсе.

– Скай, – тихо ответила девушка.

– Вот черт! – Кайл отвернулся к арене, где какой-то громила добивал желающего вступить в Первый круг. – Почему раньше не сказала?

– А смысл?

– Смысл?! Я бы вмешался! Скай… он шаррис! Знаешь, что это?

– Нет. – Хелл тоже старалась смотреть только на арену.

– Это смерть, Хелли. Пойдешь в белый выход, ты меня поняла?

Она собиралась ответить, но все тот же ведущий объявил:

– Наемница Второго круга Хелл и наемник Второго круга Скай. Бой за вступление в Академию наемников.

Размяв шейные позвонки, Хелл двинулась к черному выходу. Кайл заскрежетал зубами, в два шага догнал ее, развернул к себе и на земном приказал:

– Белый выход, ты поняла? Ты меня поняла, корова тупорылая?!

– Я тебя поняла, – прошипела Хелл, вырвала руку и, негромко ругаясь на шаерзе, потопала к белому выходу.

Скай, уже стоявший у красного, улыбнулся и спокойно произнес:

– Правильно, детка. Это идеальный вариант.

Она остановилась у белой арки, повернулась, еще раз взглянула на ниасе и с бесшабашной улыбочкой вошла в черный выход, игнорируя полное гнева:

– Тупая корова!

«Стилет в меня верит, – думала Хелл, пока черная лента несла ее к арене, – значит, я справлюсь. Должна справиться!»

Шум на трибунах стал громче, когда она подошла к двери. Снова яркий, ослепительный свет солнца, снова изумленные крики толпы. Здесь еще никто не выступал в трех поединках за день! Наемники кричали что-то о нарушении правил, ордэрцы также, пираты хранили молчание, Сайсиен и вовсе не собирался проливать свет на создавшуюся ситуацию, хотя большинство вопросов были адресованы именно ему.

А Хелл уверенно шагала по арене, совершенно не испытывая страха. Это был бой, которого она подсознательно хотела с того самого неудавшегося изнасилования в академии.

На трибунах синели глазами уже знакомые ордэрцы, красивые, статные, сильные – словно братья. Демоны заинтересованно склонились к перилам. Капитаны сконцентрировали все свое внимание на девушке. Команды наемников пристально следили за каждым ее шагом. Дайт Мертвяк приветливо махнул рукой. Лица плыли, как в калейдоскопе – вроде и видишь, но как-то мгновенно забываешь. Сейчас для нее имели значение только противник и бой, все остальное было второстепенным.

Скай уже ждал. Он стоял спокойно, скрестив руки на груди, и всем своим видом демонстрировал невозмутимость. Вот теперь в нем четко проглядывал уверенный в своем превосходстве аристократ. Хелл подошла совсем близко, остановилась в двух метрах, скопировала и его позу и его ухмылку.

– Очень-очень глупо, Хелли… – откровенно сожалея, произнес наемник.

– Как сказать… у меня к тебе свои счеты!

– Ты ранена, – резонно заметил он, – и это третий бой…

– Я справлюсь, – уверенно ответила Хелл.

– Нет, Хелли, – наемник печально улыбнулся, – ты не справишься… И даже внезапно возникшая полнота в районе талии тебя не спасет, малышка. А ведь я предупреждал…

Их разговор был слышен всем и каждому. Невольно Хелл взглянула на черную трибуну, на которой стоял ее злой ниасе. Потом туда, где разместились преподаватели Академии наемников. Судя по лицам преподов, жить оставалось недолго. А потом все слилось в один световой блик. Едва раздался высокий звук горна, она резко повернула голову к Скаю. Звенящий сигнал начала боя – и противник словно растворился, чтобы через сотую долю секунды отправить ее в полет…

Хелл отлетела на несколько метров и, поднимаясь, сплюнула на песок кровь – а ведь Скай ударил в корсет! Рывок, и девушка начала озираться в поисках наемника. Внезапно на трибунах стало очень тихо – она вспомнила слова Кайла. Упала на песок, откатилась, попыталась подняться, но ее горло придавила к песку нога противника.

– Видишь, Хелли, – почти ласково протянул Скай, – я сильнее!

– Рекомендуешь составлять завещание? – сдавленно прошептала Хелл. – Прости, не сегодня!

Наемница ударила рукой под его колено, вынудив Ская вздрогнуть от боли, этого было достаточно, чтобы она смогла откатиться и вскочить, тут же уклониться снова, блокируя серию ударов. Скай бил жестоко и быстро, не позволяя отдышаться, не давая возможности выстроить стратегию. Это был танец – танец светловолосой Смерти, которая не оставляла наемнице ни шанса.

Снова удар, снова падение в песок, из легких вместе с кашлем вырвались капли крови.

– Да чтоб тебя! – прошипела, поднимаясь, Хелл.

Встала, пошатываясь от слабости, чувствуя странную боль внутри, а затем безжалостные руки наемника обхватили ее сзади.

– Проси о пощаде, Хелли, – прошептал Скай у самого ее уха, – и тогда, возможно… я сохраню твою… жизнь!

Она задохнулась от боли, когда его пальцы сжали предплечье, и невольно опустилась на колено, пытаясь совладать с обессиленным телом. Почему-то на глаза упали длинные волосы: Хелл поняла, что Скай перешел к издевательствам.

– Хелли… – Мужчина поднял девушку, одной рукой он держал ее за шею, второй гладил длинные темные волосы, затем взял прядь, поднес к лицу, с наслаждением вдохнул. – У тебя удивительный запах, Хелли, – прошептал наглец, – словно раннее утро на моей родной планете…

– Приятно, что не разочаровала. – Ее голос стал сдавленным хрипом.

– Ты не можешь разочаровать, – прошептал Скай, и над ареной пронесся треск разрываемой ткани – наемница полетела на песок.

Рывок, и она вновь поднялась. Посмотрела на самодовольную ухмылку Ская – да он и сотой доли своих умений в академии не демонстрировал! Девушка с яростью проследила за тем, как воин разжал кулак, позволив остаткам ее майки упасть на арену.

«Соберись, Хелл! Соберись!» – скомандовала она самой себе и сдернула бинт с левой руки, чтобы уже через секунду перетянуть волосы этой импровизированной резинкой. А затем схватила кинжал и ринулась в атаку. Она бежала навстречу наемнику, казалось, что девушка собирается напасть, но… Хелл метнула кинжал в его шею, понадеявшись, что противник увернется! И едва Скай сконцентрировался на уходе от оружия, нанесла удар рукой в шею. Достала! Кончиками пальцев, вскользь, рыча от боли, потому что воин мгновенно сгруппировался и нанес удар в раненое бедро, но достала!

Падая на песок, девушка ожидала, что противник закричит от боли! Ожидала, что Скай, как и Адыр, захрипит! Но наемник стоял и, задумчиво глядя на нее, растирал шею.

– Как это жестоко, Хелли, – протянул Скай и направился к наемнице, – как жестоко и как… наивно!

Не дав подняться, нанес удар в живот, насладился стоном, прорвавшимся сквозь сжатые зубы, и ударил снова. Хелл с трудом удержала крик. На трибунах поднялся ропот, затем послышались крики:

– Хватит издеваться над мелкой, у нее третий бой!

– Засчитайте поражение и остановите схватку.

– Вашу мать дерсенгу на гарнир, это нарушение правил!

А Хелл лежала и смотрела в небо… Пусть не такое голубое, как на Земле, но тоже прекрасное. Каждый вдох давался с трудом, перед глазами все плыло, но она не собиралась просить пощады.

– Хелли, сладкая малышка, – Скай склонился над поверженным противником, – можешь встать на коленки, покаянно опустить головку, и я оставлю тебе жизнь. Я сегодня добрый.

Послышались судорожный вдох и спокойное:

– Жизнь… это хорошо… Помоги мне встать!

Тишина стала оглушительной. Скай протянул руку и, ухватив за плечо, рывком поставил девушку на ноги. Наемница устояла с трудом. Послышались еще один глубокий, прорвавшийся через боль вдох, и уверенное:

– Потанцуй со мной, Скай…

Задумчивый взгляд, нарочито медленное:

– Этот танец… не для таких, как ты…

Она кивнула и, ускорив биение сердца, изменила дыхание для перехода в боевой транс. Боль отступила, в глазах перестала плясать стая темных точек, в голове прояснилось. Невольно улыбнувшись, Хелл прошептала:

– Значит, станцуем по моим правилам!

Скай неодобрительно взглянул, сказал спокойно:

– Глупо, Хелл.

– Знаю!

– И ты не перейдешь… я блокирую. – Он презрительно усмехнулся.

– Тоже знаю, – ответила наемница и нанесла удар кулаком в наглую аристократическую рожу.

Скай уклонился, попытался снова ударить в живот, но Хелл прогнулась назад, выполнила стойку на руки и с этого положения ринулась в атаку. Горячий песок обжигал ладони, но передвигалась Хелл исключительно на руках, не прерывая серию ударов, вынуждая Ская отступать, не давая ему возможности сгруппироваться для нападения. Она целенаправленно теснила его к стене, туда, где тускло поблескивал кинжал. Еще немного, еще четыре его шага, и у нее будет оружие, а значит, и шанс для более результативной атаки, но тут с трибун раздался крик:

– Скай, у нее там нож!

Наемник среагировал мгновенно, повторил ее маневр, отклонился назад, встал на руки, затем сделал сальто назад и оказался вне пределов досягаемости для ее атаки.

– Черт! – выругалась Хелл, схватила кинжал и поднялась на ноги. – У кого там словесное недержание?

Она снова ринулась в атаку, используя все навыки ножевого боя, отработанные с Кайлом. Меняя хват, стойки, проводя фальшатаки. Но Скай умело выставлял блоки, уходил от ударов и не спешил атаковать сам. Хелли ощущала, как надрывно стучит ее сердце, слышала вырывающийся со свистом из легких воздух, чувствовала, как от слабости шумит в ушах, но не сдавалась. Хелл не имела права отступать.

«Не здесь и не сейчас!» – снова и снова повторяла девушка, как заклинание, как приказ, как молитву.

А Скай все отступал, словно знал о ее состоянии, словно тянул время. Он выжидал, и не напрасно. Удар! Хелл замерла, не в силах сделать вдох, и почувствовала, как наемник обнимает ее, как пальцы обхватывают ее дрожащие ладони, как правой рукой Скай сжимает рукоять ее кинжала, упорно и уверенно направляя в сердце!

Девушка дернулась, попыталась вырваться из захвата, но наемник был сильнее. Острие кинжала царапнуло корсет и поднялось выше. Рыча от ярости и напряжения, она пыталась остановить врага, но Скай медленно, словно играя, продолжал царапать кожу.

– Проси меня, Хелли, – прошептал наемник, – проси… Ты ведь хочешь жить, правда?

Чувствуя, как кинжал вспарывает кожу, Хелл вспомнила слова Джая: «Ты не боишься смерти. Совсем не боишься, а это значит, что в момент смертельной опасности, пока другие будут думать, как выжить, ты сохранишь способность мыслить адекватно». И наемница начала анализировать ситуацию, хладнокровно и четко осознавая – ее смерти Скай не допустит. Она сумела сделать глубокий, болезненный вдох и с улыбкой ответила:

– Нет!

Резко положив и левую руку поверх рукояти кинжала, девушка уверенно направила его в сердце, почувствовала, как клинок впивается глубже…

– Сдурела?! – Крик наемника и резкий удар вынудили мышцы разжаться.

Хелл снова повалилась на колени, соскальзывая вдоль тела наемника. Но, падая, нанесла резкий удар по его коленям, и Скай, удерживающий кинжал, упал сверху.

Еще никогда Хелл не чувствовала с такой остротой время – оно замедлилось! Как во сне, девушка смотрела на падающего наемника, на приближающийся к ее шее клинок. Словно повинуясь неведомой силе, ударила противника по руке в безумной попытке развернуть серебряную смерть…

Скай упал сверху, придавив истерзанное тело наемницы к горячему песку…

На трибунах стояла тишина, на всех экранах отражались два тела и растекающаяся красная кровь, пропитывающая песок арены. Потом раздался страшный, полный отчаяния крик Стилета: «Хелл!!!»…

Небо… Красноватое небо Трех Миров… Девушка, улыбаясь, смотрела туда, где за атмосферой скрывались звезды, и больше всего на свете мечтала оказаться среди них. Потом появилось странное ощущение, она поняла, что по ее груди и животу течет что-то теплое и вязкое…

– Скай?… – Хелл с трудом освободила руки, приподняла безвольную голову и вгляделась в бледное лицо наемника. – Скай?

Вздрогнув, тот открыл глаза, слабо улыбнулся и тихо попросил:

– Поцелуй меня, Хелли…

Она чувствовала, как уходит его жизнь, но эта просьба…

– Поцелую, Скай, – шепотом ответила Хелл, – если выживешь, ублюдок! Выживи… пожалуйста…

– Какая добрая у меня убийца, – прохрипел наемник и попытался встать.

Медленно, очень медленно он поднялся, и теперь все смогли увидеть торчавший в его груди серебряный кинжал…

– Победа за Хелл, – чуть повысив голос, произнес Скай.

В абсолютной тишине шатающийся мужчина прошел вперед, поднял остатки ее разорванной майки и, на миг перестав дышать, резко выдернул кинжал. С какой-то ироничной усмешкой Скай проследил за фонтаном крови, хлынувшим из раны, затем вытер клинок и бросил его в девушку. Наемница автоматически поймала оружие и, сидя на песке, с отчаянием посмотрела на противника.

– Про обещание не забудь… – произнес улыбающийся мужчина и упал на песок.

Неистовствовали арены, из бокового входа выбежали медики, уложили на носилки бьющееся в агонии тело наемника, а Хелл… обессиленно легла на песок, не выпуская из сжатой руки кинжал, и смотрела в небо, не замечая, как из глаз катятся слезы. Болело все тело… Ей было все равно, что на трибунах скандировали ее имя, все равно, что она победила… Даже все равно, что Кайл оказался неправ… Она чуть повернула голову, посмотрела на экран, увидела свое бледное, окровавленное тело, растрепанные темные волосы, рассыпавшиеся по песку… и… слезы высохли.

Рванулась. Отчаянно, со стиснутыми зубами… Создалось ощущение, что все внутри разрывается от боли… Но она встала, выпрямилась. Дрожащими руками вложила кинжал в ножны и, сделав первый шаг, остановилась, тяжело дыша и с трудом пытаясь сохранить равновесие.

А трибуны неистово орали, заглушая голос комментатора:

– Победа за наемницей Второго круга Хелл.

«Стилет…» – одними губами прошептала девушка, но он понял.

Четыре прыжка через трибуны и ярусы, бег по песку – и командир боевой пятерки успел подхватить падающую девушку.

– Стилет, – прошептала Хелл, когда он поднял ее на руки, – я справилась…

– Я знаю, Хелли, – командир торопливо нес ее к выходу, – знаю.

– Только не кричи так больше… я испугалась.

– Не буду. – Стилет внес ее в проход и только тогда позволил себе обнять крепче. – Не буду, только… Ты молодец, Хелли!

– Спасибо, – прошептала девушка и потеряла сознание.

Наемник не вышел через основной выход, хорошо понимая, что сейчас там соберется толпа, жаждущая увидеть новую знаменитость. Он свернул и направился в комнату Кайла.

Старый наемник, Сайсиен, Галар и Станислас уже ждали их. Едва Стилет положил девушку на стол, Кайл Кинжал резко подошел и со всей силы ударил его в лицо. Стилет устоял, сжал зубы, взглянул на наемника, ожидая пояснений.

– Если бы не ты, – зло произнес Кайл, – она бы в это не полезла!

– Если бы не я, – Стилет сплюнул кровь, – она была бы отчислена из академии! Хелли должна была победить!

– Кайл, – Великий Учитель примиряюще положил ладонь на плечо взбешенного товарища, – иди к цели, Кайл. Без сожалений!

Удивленный Стилет увидел, как два старых друга обменялись взглядами.

Странная мелодия кружила вокруг нее, заставляла ресницы вздрагивать, а дыхание учащаться. Хелл открыла глаза и уставилась в белоснежный потолок. Она очнулась, и мелодия прекратилась. Странно.

В том, что находится в медцентре академии, девушка даже не сомневалась. Руслан, как и обещал, выполнил свою угрозу, препарировать трупы со Станисласом ей все же пришлось, поэтому стены, освещение и даже запах этого места Хелл запомнила навсегда.

Наемница подняла руки, рассмотрела идеальную кожу без шрамов. Затем села на кушетке, приподняла край покрывала, уставилась на свою грудь, маленький шрамик на ней все же присутствовал.

– Хелли, сладкая малышка, – произнес кто-то, и, резко повернув голову, наемница увидела улыбающегося Ская, лежащего на такой же больничной кушетке. – Привет.

Судя по расслабленной позе, ее противник уже был вполне здоров, вот только трубки, опоясывавшие руки, говорили о том, что своей крови у наемника оставалось маловато.

– Привет, – Хелл улыбнулась, – ты меня разбудил?

– Ты же хотела узнать мелодию, под которую я танцую. – Наемник весело подмигнул ей. – Это гимн моего рода. Когда-то с этой мелодией мои предки шли в атаку, и равных нам не было.

– Расскажешь? – Хелл легла, натянула покрывало до подбородка.

Наемник загадочно улыбнулся и тихо спросил:

– Почему ты такая?

Она пожала плечами.

– Не думал, что все закончится подобным образом, – задумчиво произнес Скай. – Три боя, Хелл, и три победы. Никто не верил.

– А Стилет знал. – Хелли невольно посмотрела на двери. – И верил.

– Стилет… Поговаривают, что он своих перед поступлением в академию тренировал сам.

– Он мог. – Девушка поискала браслет наемников, нашла его у изголовья и быстренько надела.

Через несколько минут в коридоре послышались уверенные шаги, дверь отъехала в сторону.

– Ты как? – с порога спросил Стилет.

– Заберешь меня? – вместо ответа поинтересовалась наемница.

– С удовольствием.

Стилет вышел, а через минуту вернулся с длинным белым халатом. Помог Хелл встать, затем укутал ее и повел прочь из медцентра. Девушка обернулась на пороге:

– Скай, выздоравливай. Еще увидимся.

– Силы и удачи, Хелл, – ответил наемник.

– Стилет, Стилет, Стилет, – тараторила Хелл, едва не прыгая в пустом коридоре.

– А-а-а, – поддразнил ее наемник, – довольна?

– Очень! И как я их?

– Шикарно. – Командир пропустил ее вперед.

– А ты за меня боялся? – Хотелось смеяться и дурачиться, просто наслаждаясь чувством нахлынувшей эйфории.

– Совсем чуть-чуть, – улыбнулся Стилет, – только когда вы со Скаем разлеглись на песке. Так что с самочувствием?

Она подпрыгнула, подняла руки вверх и, потянувшись, с сияющей улыбкой ответила:

– Чувствую себя, как перед пробежкой у Руслана.

– Вот и замечательно, – Стилет подмигнул, – сегодня наш выходной, идешь праздновать?

Хелл задумалась и спросила:

– Сколько я была в отключке?

– Всего сутки, Станислас тебя быстро подлатал. Все же Скай бил аккуратно, надо отдать ему должное.

– А больно было так… словно разорвалось все внутри…

– Отставить паршивые воспоминания, пить идешь?

Хелл чуть пританцовывала, старательно демонстрируя серьезные размышления. Потом, устав ломать комедию, бросилась к командиру на шею:

– Да, да, да, да, да!!! А ты сомневался?

– Нет, нет, нет, нет! – Стилет обнял повисшую на нем девушку и, чуть сжав, очень тихо прошептал: – Ты молодец, малышка. Даже я не устоял бы, честно.

Послышалось тихое «хи-хи», и Хелл торжественно произнесла:

– Не грузись, Стилет, я в тебя это… верю!..

Глоссарий

GR 244908, или джишка, – стреляет отравленными иглами, по 3000 в каждом заряде, радиус поражения 400 м.

Алгар – небольшой летательный аппарат, максимальная вместимость два человека. Управление упрощенное. Распространен на планетах со слабым притяжением.

Арсигай – распространенное название для рептилоидных жителей Арсы. Среди арсигаев встречаются как высокоинтеллектуальные особи, так и лишенные разума создания. Вследствие особого строения ДНК используются для запрещенных генетических экспериментов.

Гайсер – единица измерения расстояния, равна 0,79 см.

Гриор – ядовитое членистоногое. Исконно гриоры населяли планету Паннора, однако благодаря кораблям контрабандистов ареал обитания расширился и охватил большинство цивилизованных миров. На отдельных планетах гриоры достигают огромных размеров.

Дайкинири – встречается также название Дайкойя – особая каста убийц. Дайкинири способны убивать, используя бесконтактные удары и энергетические потоки.

Дасх – житель планеты Дасханна, к моменту повествования уничтоженной войсками Единых.

Датарец – другое название эргод, мститель.

Дерсенг – червеобразный житель планеты Дерса. Разум отсутствует. Огромные размеры дерсенга являются прямой угрозой даже для космических кораблей.

Единые – распространенное обозначение Альянса Двенадцати, одного из ведущих на политической арене. Название появилось вследствие единения искусственного интеллекта и человека, что является обязательной мерой для всех военнослужащих Альянса. На момент повествования Три Мира стали убежищем для большинства преступных элементов, бежавших с планет Альянса.

Зайлин – мазь, меняющая окраску в местах удара, используется для тренировочных спаррингов.

Згер – управляет скоростью алгара.

Коанити – пункт управления космопортом.

Летер – спальный мешок.

Ментат – существо, перехватывающее информационные потоки сознания. Вымирающий вид.

Метаморф – паразитирующее существо, способно вселяться в тело жертвы, принимать ее облик и вести жизнь носителя.

Олькомбе – ядовитое змееподобное существо.

Ордэрец – житель планеты Ордэр.

Отракир – летательный аппарат планеты Эссира. Управляется четкими мысленными командами, что делает данный вид космолета пригодным только для телепатов.

Пожиратель – плотоядный гуманоид. Чистокровные особи способны создавать колонии, объединенные единым разумом.

Ранин – синекожий рептилоид с планеты Раан. Отличительные особенности – разумны, способны конструировать космические корабли, перемещаются гнездами (род, семья).

Свинокрыс – помесь крысы и сельскохозяйственного парнокопытного животного, выведенная для выживания на планетах с неблагоприятным климатом. Всеядны. Вследствие генетического отбора не обладают интеллектом, что послужило основой для многочисленных поговорок и нелицеприятных сравнений.

Сенир – пирамидальное устройство, «зеркало», позволяет увидеть трехмерный образ.

Сиаб – комбинезон из черной непромокаемой ткани, используется на заданиях.

Сидхай – спиртосодержащий напиток слабого наркотического свойства. Цвет голубоватый, чем темнее, тем выше качество. Запрещен в большинстве цивилизованных миров.

Тонсе – маленькое двуногое травоядное животное.

Харн – маскировочный грим.

Хелл – не только имя главной героини, но и распространенное ругательство. Значение его – проклятье, смертельно проклятый, смерть. Предположительно вошло в обиход вследствие появления выходцев с Земли. Первоначальное значение слова утрачено. Произносить его считается плохим предзнаменованием, в связи с чем оно редко используется наемниками.

Шааз – одно из учений Дайкинири, фактически объединяет в себе сведения по управлению энергетическими потоками тела.

Шаррис – боевое искусство, основное направление – блокировка энергетических потоков в теле противника.

Шахр – алкогольный напиток, содержащий сок наркотических растений. Запрещен в большинстве цивилизованных миров. Распространен на Трех Мирах и планетах около систем Единых.

Шем – рычаг управления направлением движения алгара.

Элатр – закрепитель, используется для герметичности.


Page created in 0.0427470207214 sec.